Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Главная Иоанновская семья Новости Семьи «Подлинное единство – только от Чаши Христовой», – прот. Сергий Бабурин, Германия

«Подлинное единство – только от Чаши Христовой», – прот. Сергий Бабурин, Германия

С отцом Сергием, настоятелем храма св. прав. Иоанна Кронштадтского в Гамбурге, благочинным Гамбургского округа, мы встретились в сентябре. Разговор состоялся после Божественной литургии, в один из воскресных дней. Высокую каменную церковь, возведенную в неороманском стиле в начале прошлого века, еще украшала пышная зелень. В кронах окружающих храм деревьев утопала скульптура Иоанна Кронштадтского в полный рост, расположенная прямо на стене храма.

Мы говорили не только о мировых процессах, актуальных сегодня, в эпоху испытаний. Отец Сергий искренне ответил на вопросы о роли в них маленького человека с его большой болью и переживаниями за любимых людей, о его праве на понимание, внимание и уважение на пути к Богу, вне зависимости от времени, пространства и геополитики.

«Нам помогает отец Иоанн» 

Разместить памятник дорогому Батюшке, не заняв ни сантиметра городской территории, на стене церкви (справа над входом) – это воистину уникальное архитектурное и мудрое решение. Но не это главное. По мере приближения к храму, шаг за шагом, православная душа будто оттаивает. Рука крестится на родной восьмиконечный крест, голова склоняется перед образом Спасителя, а глаза, узнаю́щие отца Иоанна, улыбаются и мысленно испрашивают благословения у любимого святого с Чашей.

Именно ему, Всероссийскому пастырю, здесь, на немецкой земле, посвящен главный православный храм 2-миллионного Гамбурга, второго по величине города Германии, самый большой собор РПЦ в этой стране.

После Литургии нас ждал праздник. Дом Чайковского, духовно-культурный и образовательный центр при храме, отмечал начало учебного года. Мы посмотрели множество великолепных номеров, представленных на сцене детьми и преподавателями: начиная от театральной постановки, выступлений изящных гимнасток и заканчивая серьезными произведениями известных композиторов. Мы рассматривали детские рисунки на стенах зала и улыбались светлым, счастливым лицам вокруг.

Поднимаясь в кабинет отца Сергия, мы то и дело встречали тружеников и воспитанников Дома, где повсюду кипела жизнь. На одном из этажей нас угостили «русскими гамбургерами» – так здесь называют ватрушки. Тут же мы встретили супругу отца Сергия, которой успели задать только один вопрос – о трудностях в организации столь активной приходской деятельности в неправославной Германии. Матушка Ирина ответила очень просто и емко: «Нам помогает отец Иоанн Кронштадтский». В этих словах была не только искренность, но и вера, благодарность Богу и Небесному покровителю всей нашей Иоанновской семьи.

Мягкое миссионерство

– Отец Сергий, скажите, пожалуйста, в чем главная цель деятельности Дома Чайковского? 

– Наша задача – объединить диаспору. Дети очень быстро теряют русский язык. Кроме того, такие культурные мероприятия, как то, на которое Вы попали сегодня – не совсем церковные, они, скорее, светские. Человек, пришедший на праздник, однажды зайдет и в храм. Это такое ненавязчивое миссионерство. Вместе с тем, наш Дом – культурная площадка для немецкоязычной публики, которая очень высоко ценит классические концерты, проводимые здесь. 

– Как Вам удается соединять духовное и светское служения?

– Главное в нашем служении – это человек. Мы боремся за людей, вернее, за то, чтобы пробудить интерес к нашей деятельности, к нашим проектам. И это ежедневный труд. Ранее здесь был Центр русской культуры. Сейчас такой деятельности мы себе позволить не можем. В сегодняшнем мероприятии задействованы несколько проектов: художественной школы, студий театра и художественной гимнастики, классической музыки. Ведущая – преподаватель русского языка и литературы в Центре. 

Друзья нашего зала им. П. И. Чайковского проводят достойные камерные концерты, рассчитанные на большу́ю немецкую аудиторию. У концертов есть свои постоянные зрители, которые буквально умоляют нас, понимая все нынешние трудности: «Не закрывайте это направление, пожалуйста, проводите их как можно чаще, несмотря ни на что». 

– Где Вы «добываете» такое кадровое золото, как удается привлекать таланты и сплачивать коллектив профессионалов? 

– Преподаватели не все наши. Мы стали неким содружеством. На самом деле, все русские центры в Гамбурге между собой конкурируют. В основном, за учеников. Поэтому представляют собой очень замкнутые коллективы. А мы изначально стремились стать открытой площадкой, где могли бы встречаться все русскоязычные школы города. 

Мы многократно проводили курсы повышения квалификации, яркие мероприятия, принимали крупных специалистов по методологии преподавания из Москвы, Петербурга, все обменивались опытом. У нас даже был здесь филиал Фонда «Русский мир». Но как только начались военные действия, партнерство с Россией стало невозможным. Однако за время совместных проектов гамбургские школы сдружились между собой. Так ослабла эпоха конкуренции. На сегодняшнем концерте выступали как воспитанники нашего Дома, так и других коллективов города.

Что касается команды Дома Чайковского, то да, все подвижники. Здесь каждый проходит и свой духовный путь. К примеру, позавчера я венчал референта нашей общины Лидию Казакову. Она филолог, германист, присяжный переводчик. Ее воцерковление шло одновременно со светским служением общине. Многие бегут на работу, потому что тут каждый на своем месте и имеет возможность творческой реализации. Я несколько лет искал преподавателя русского языка и литературы, и в лице Татьяны Кравцевой, которая была ведущей на сегодняшнем празднике, его нашел. В Доме около ста детей разных возрастов занимаются русским языком и литературой. 

В нашем Доме имеются еще театральная и художественная школы. Мы всегда исходили из принципа, что первичен человек, а не проект. Если человек «горит» своим делом, то и проекты воплощаются. 

Ненависть равно разрушение

– В последние месяцы отношение в мире к РПЦ изменилось. Были ли в этой связи у Вас проблемы или даже конфликты с немецкими властями?

– Знаете, мы тоже ожидали сложностей. Однако, удивительным образом, ничего особо тяжелого мы не пережили. Нападки со стороны отдельных личностей, журналистов, звонки, злобные письма – такое есть. Но это такие комариные укусы, которые вообще не стоят внимания. Два счета банковских закрыли – ерунда. Какие-то штрафы, придирки – на все это можно не обращать внимания. 

То есть, сказать, что у нас есть какие-то гонения, чтобы мы открыто встречали какую-то русофобию, этого нет. Все-таки у немцев высокая культура отношения к человеку и его ценностям. Надеемся, она не изменится.

– Сегодня в храме слышалось много украинской речи – ваш приход прирос беженцами с Украины. Что Вы им говорите, ведь некоторые христиане, напротив, стали покидать каноническую Церковь из-за позиции «православных, оправдывающих войну»?

– Мы, православные христиане, не можем приветствовать войну, смерть, страдания. Что же касается геополитики, то мы оставляем ее за порогом церкви. Да, сегодня мы имеем сложный, переплетенный воедино болезненный клубок, и невозможно понять, как его распутывать. Мы переживаем период всеобщего ослепления и озлобления, но как верующие люди понимаем, что Господом это попущено. При этом мы, священники, подчеркиваем, что отдать себя ненависти – значит продолжать войну вокруг себя и, в первую очередь, разрушать себя. 

Много семей страдает сейчас. Политический момент – сиюминутный. Хочешь – принимай, не хочешь – не принимай: это вопрос свободы. Важен принцип: единство в главном, свобода в частном. А политический фактор относится к области частного. Из-за частного мнения другого человека не стоит рвать с Церковью в целом. Мы православные христиане не потому, что нам политически приятно что-то слышать. Православие – это область главного и совсем другой выбор. 

Здравомыслящие, рассудительные украинцы остались в общине. У нас практически у всех есть родственники на Украине. Моя жена – из Харькова. Я в Карпатах во Львовской области служил в армии, еще в советское время. Нас, верующих солдат, до сих пор там помнят. Нужно учиться принимать людей такими, какими они есть, не осуждать. Православный человек не может ненавидеть, у него сознание по-другому устроено. Главное, что мы всех понимаем, принимаем. И сочувствуем… 

Случай на приходе в благочинии

У нас недавно был интересный случай. Один батюшка, беженец из Харькова, отец Михаил, 42 года в священном сане, оказался в лагере для беженцев в немецком городе Хузум, на границе с Данией – самом северном приходе нашего благочиния. Первую Литургию в этом приходе мы служили вместе. Пришла на службу бывшая епископ Лютеранской Церкви Гамбурга Мария Йепсен (первая женщина епископ в Лютеранской Церкви, – прим. ред.), которая с выходом на пенсию перебралась в Хузум, на свою малую родину. Она передала в дар общине икону Спасителя с дарственной надписью на немецком языке «Первая Литургия с благословением Патриарха». Этот образ ей передал в свое время Патриарх Алексий II за многие благотворительные инициативы лютеран в Санкт-Петербурге.

Стоя на богослужении, она недоумевала, сопоставляя то, что происходит в мире, и то, что она видит здесь. «Вы видите полный храм, – сказал я ей, заметив ее задумчивое лицо. – Половина – русских, половина – украинцев. Никто не подрался. Стоят два священника – один из России, другой из Украины. Мы причастились и обнялись. Потом причастили всех, кто в храме был. Разве это не чудо?» – «Чудо!» – «Поэтому я благодарю Вас за поддержку. Наше подлинное единство может вернуться только от Чаши Христовой, расходясь кругами и на все прочие сферы в жизни». 

Лютеране нам почти благотворительно уступили в Хузуме церковь с возможностью служить и вместе собираться. К батюшке из Харькова теперь тянутся и беженцы-украинцы, и русские верующие. На приходе царит мир. И дай Бог, чтобы так и дальше было. 

– В Гамбурге у вас тоже храм полный, несмотря на сложные времена, а также столь просторное помещение…

– Каждое воскресенье церковь полна, половина наших прихожан – беженцы из Украины. В прошлое воскресенье вообще было очень тесно, причем как на ранней, так и на поздней службах. 

В силу того, что у нас изначально паства интернациональная, тут конфликта национальностей не было никогда. В свое время грузин утешали и успокаивали, когда они на войну против русских собирались. «Куда вы поедете, – я им говорил. – Подождите, переждите, потому что все это политика, и все это безумие пройдет». Они мне потом отвечали: «Спасибо, батюшка, что не пустили». 

Все такие испытания мы переживаем вместе. С 2014 года мы поминаем на панихидах всех жертв «братоубийственной распри». «Что это такое!» – кто-то возмущался. Я отвечал: «Не нравится – не ходите». 

Слава Богу, Церковь еще каким-то чудом держится. Настоящие православные украинцы воспитаны своими духовниками в непростые годы: канонической Церкви держись! И они так и стоят. Может, им и не так легко порой, но они так церковно воспитаны: каноническая Церковь прежде всего.

Один наш священник из Киева получил сейчас возможность по воскресеньям служить для украинцев. Там звучат церковнославянский и украинский языки и возносится за богослужением имя Блаженнейшего митрополита Онуфрия. В будние дни этот священник служит с нами. У людей есть выбор. Главное, чтобы они получали духовное утешение. 

«Самое дорогое, что есть во мне»

– Где кроется то рациональное зерно, которое столь бережно хранится истинным православным христианином и без которого люди, с легкостью или без, но предают каноническую Церковь?

– У нас таких украинцев, которые до 24 февраля были верными Церкви, а потом, «хлопнув дверью», ушли, всего несколько человек. Они, скорее всего, вернутся. Потому что их здесь никто никогда не осуждал и не обижал. Здесь они прошли духовное становление и никогда никакой политики не видели. Только любовь. Тем, кто остался, говорю: не трогайте их, не беспокойте. Они вернутся все. Просто дайте время.

Сейчас кто-то из них просто сидит дома, кто-то в раскольнических структурах пытается найти успокоение, кто где. Но это все пройдет, потому что это совсем другой духовный уровень. То, что впитало сердце, никуда не уйдет. Иногда заходишь в храм, а там – запах ладана, там «Господи, воззвах!» Это настолько сильно! Меня порой и сегодня дрожь пробирает. Это детские переживания близости к Святыне, это самое дорогое и святое, что есть во мне. И это никуда не уходит. 

Продолжение читайте ЗДЕСЬ.

Интервью подготовила Ольга Дмитриева, Иоанновская община СПб.
Фото: автора; отца Сергия; гамбургского Иоанновского прихода; из открытых источников.

Читайте также:
Никольский Морской собор
с приделом св. прав. Иоанна Кронштадтского,
г. Кронштадт, СПб.
Фото: milye-kartinki.ru.

Обратная связь

Бронирование приглашения на праздник «Рождество Христово»

Дата Время Количество человек
12 января (пятница)
15:00 – 18:30 для взрослых и детей, 7+
13 января (суббота)
11:00 – 13:00 для детей, 1+
15:00 – 18:30 для взрослых и детей, 7+
14 января (воскресенье)
11:00 – 13:00 для детей, 1+
15:00 – 18:30 для взрослых и детей, 7+
+