Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Главная Иоанновская семья Новости Семьи «Счастье – это умение расставлять приоритеты», – прот. Сергий Бабурин, Германия

«Счастье – это умение расставлять приоритеты», – прот. Сергий Бабурин, Германия

Окончание. Начало читайте ЗДЕСЬ.

Мы продолжаем интервью с отцом Сергием – настоятелем храма св. прав. Иоанна Кронштадтского в Гамбурге. Отвечая на вопросы о роли в глобальных, сложных мировых процессах маленького простого человека, батюшка дал свои советы. Они особо ценны для тех, чьи родственные и дружеские связи разорвала война, чьи семьи вдруг разделились, оказавшись по разные стороны баррикад, чье сердце болит за ближних, ищет и не всегда находит пастырское врачевание.

«Сопереживаем тем, кто сюда бежит» 

Раньше в мире было больше мигрантов, ищущих место, где потеплее. Сегодня мир изменился…

– Я недавно несколько семей (это не массово, конечно) благословил с легким сердцем. Они уехали в Россию. В основном, с маленькими детьми. «Вы понимаете, что едете совсем не в райскую жизнь?», – спрашиваю. «Понимаем. Но мы больше здесь не можем». «Езжайте с Богом!» Все, кто уехали, счастливы. Хотя материально это совсем другая история. Но в душевном плане легче.

И тут же сопереживаем, порой со слезами, тем, кто сюда бежит. Сорвались со своих мест, поехали. Там корова, дом, близкие, а подчас ничего кроме разбитого дома. И ни слова на немецком языке. Мы им и помогаем, и как можем поддерживаем их. 

Одна украинка мне говорит: «Мой сын записался добровольцем. Что мне делать?». «Могу сказать только то, что Вы хорошо воспитали сына, – отвечаю ей, – раз он готов умереть за свою Родину. Давайте вместе молиться, чтобы он жив остался, чтобы душу и тело его война не изуродовала, чтобы он мог потом Богу потрудиться и людям без озлобленности».

Сердце пополам не разорвать

Одним из начинаний вашего прихода весной стала помощь беженцам. Как изменилось на сегодня это направление?

– Сейчас мы сконцентрированы исключительно на индивидуальной помощи. Постучалась семья, видим конкретную живую ситуацию, понимаем важность и необходимость – помогаем с радостью. Тем семьям, которые прибились к нам, с детками, мы оказали одноразовую финансовую помощь. Наши волонтеры помогают беженцам сделать первые шаги: направляют в соцучреждения и помогают с переводом. Украинцы – невероятно предприимчивый народ. Они уже через месяц знают больше, чем я, и это уже скорее мне нужно с ними советоваться. А теперь в этих учреждениях есть штатные переводчики из наших прихожан, которые начинали как волонтеры, а затем их попросили остаться на постоянной основе. Поэтому за нами осталось волонтерство на первых шагах и душепопечение.

Всех жалеем, всем помогаем чем можем – ходатайствуем, когда, к примеру, нужно помочь устроить в школу или перевести из школы в школу. Бывают и сегодня сложные, прямо драматические ситуации, требующие большого внимания и сердечного отношения, мы сразу включаемся. В остальных случаях подсказываем обращаться в «Красный крест», «Каритас» и другие учреждения, которые при поддержке государством сегодня очень много делают.

В одном из интервью о недопустимости политических дискуссий Вы говорили о кресте как о единственном «флаге» Церкви. Всегда ли воспринимается этот аргумент и какие еще слова любви сегодня способны преодолеть злобу?

– Многие хотят, иногда просто требуют, чтобы ты обязательно занял какую-то сторону. Вот вам конкретный случай. Моему сыну, Никону – десять лет. Он учится в начальной школе. Его спросили учителя: «У вас в семье за кого?» Он отвечает: «У меня две бабушки – одна в России, другая на Украине. За кого я могу быть». Так же и я, который из России, на 1/8 часть украинец, жена моя – с Украины.

Я им объясняю, вопрошающим немцам: «Поймите, у вас свои шахматные игры. Вам нужно разобраться, какая за кем пешка – белая или черная. А как нам быть? Сердце пополам разорвать? Вам это не понять, потому что вы издалека за этим следите. А мы все живем с этой кровоточащей раной. Ложимся с ней, встаем с ней, она и во сне нас не покидает. Вы в состоянии это понять? Так оставьте нас в покое, с нашей болью».

«Мама, молись за меня»

Что бы Вы посоветовали семьям, которые сегодня распадаются по самой кровной и болезненной линии – муж-жена, родители-дети, брат-сестра? Где искать точки соприкосновения любящим друг друга людям, которые вдруг разошлись во взглядах?

– Любовь сильнее любых разделений. Если же уже по факту внутри семьи пролегла такая черта, нужно просто иметь мужество не касаться этих тем. Нужно договориться: у нас есть более важные, более значимые ценности внутри семьи. И они определяют всё. А поскольку эти темы болезненны, мы их просто закрываем. До поры до времени – когда мы в целом преодолеем всю эту ситуацию. Только так.

Если оказывается, что именно эти национальные моменты сильнее всего, тогда семью не сохранить. Поэтому нужно определиться – что прежде всего и сильнее всего. Если любовь и деликатность друг ко другу сильнее, если духовное начало определяет жизнь семьи, это испытание можно пройти. Нужно щадить друг друга. Потому что если есть любовь, то есть и сочувствие, сострадание, способность как-то принять.

– А как быть в отношениях с родными, любимыми людьми, которые оказались в разных странах и, как правило, при разных мнениях?

– Если речь о родителях, то им нужно звонить, писать поздравлять с праздниками – долг родства, почтительности и молитвы за родителей никто не отменял. Звонить нужно только со светлым, добрым, прекрасным чувством: «Мама, молись за меня. Потому что твои молитвы для меня самое главное». И все. Ни споров, ни дискуссий – упаси Бог! Все настолько внутренне растерзаны распрей, что споры на эту тему только умножают боль и разделения.

Детей нужно также оставить в покое. У них своя семья, своя планета. «Детки, вы знаете, что мы вас любим, что мы всегда за вас молимся. Вы знаете номер нашего телефона. Обещаем, что будем звонить/писать: на Рождество, на Пасху, Новый год и на ваши дни рождения. Больше мы вас не будем беспокоить. Просто знайте, что в нашем сердце всегда горит лампада любви к вам. Живите. Мы не будем мешаться у вас под ногами или надоедать своими звонками. Просто знайте, что родители есть, и они молятся о вас».

И отойти нужно (я про случаи глубоких разделений, о которых Вы спрашиваете). Если они вам скажут: «Мама-папа, мы не справляемся. У нас тут семеро по лавкам и некогда даже памперс поменять, погибаем. Приезжайте. Каких бы вы взглядов ни были, вы нам нужны!» Тогда, где бы вы ни находились, нужно все бросать и ехать, хоть лесами пробираться. 

А так их трогать не надо. Вы просто будете их дополнительно ранить.

Главный Родитель наших детей

– Многие из нас – жертвы 1990-х. Мы чувствуем перед детьми вину, что лишили их детства. А они страдают сегодня, и помочь им хочется уже сейчас. Непонимание родителями детей и детьми – родителей порой превращается в какую-то непреодолимую историю.

– Понятно, многие из нас дров наломали достаточно. У нас с женой пятеро сыновей. Все разные, некоторые уже взрослые. Каждый в сердце живет. С одним нужно много быть вместе, другого отпустить.

Порой ты понимаешь, что уже не можешь ничего ему дать. Иногда просто потому, что он не хочет или не готов брать. В таких случаях, верю, Господь через других людей позаботится о них. Надо уметь ждать. Иначе мы сами сооружаем непреодолимые преграды. Порой у наших детей есть потребность в нас, а их гордость не пускает, потому что мы слишком навязчивы. Взрослому и сильному человеку необходима родительская любовь, но без назиданий и упреков.

Главный Родитель наших детей – Небесный. Он наших детей любит в миллиард раз больше нас. И все наши ошибки Господь исправит с любовью. Через жизнь, через других людей, иногда, к сожалению, через трудности и скорби. 

Но всё будет. То, что мы смогли сделать, прорастет. Это нужно помнить, доверить их Господу и не отчаиваться. А родителям молиться. И отойти, не мешать Богу. Главное дело нас, родителей взрослых детей, ждать и молиться.

Что бы Вы посоветовали настоятелям других многонациональных приходов в это сложное время, чтобы сохранить единство?

– Говорить сегодня, как, впрочем, и всегда, только о Христе. Я всегда считал умение правильно расставлять приоритеты счастьем человека. Где-то встретил замечательную мысль митр. Антония Сурожского: «В первую очередь ты человек. Во-вторых, ты христианин. В-третьих – русский, англичанин, украинец или еще кто-то». Если мы таким образом расставим ценности, то мы любого человека сможем принимать как брата или сестру во Христе и чувствовать его бездонную человеческую сущность.

Никогда нельзя оценивать человека по принципу «свой/чужой». Любой человек вам свой. Любого так следует встречать и воспринимать. И оставлять за человеком право на его личную точку зрения. Не пытаться влиять, спорить. Наша проповедь – о Христе, только о Нем и ни о чем другом. Именно в этом призвание нас, священников.

Интервью подготовила Ольга Дмитриева, Иоанновская община СПб.
Фото: автора; отца Сергия; гамбургского Иоанновского прихода; из открытых источников.
Видео: Иоанновский приход в Гамбурге.

Читайте также:

Никольский храм, Архангельская обл,
Сурский Иоанновский женский монастырь.
Фото: Сергей Алексеев, Сура.

Обратная связь