Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Главная Иоанновская семья Путеводитель Интервью Иерей Роман Богатов (Омск): «Иоанн Кронштадтский – наш учитель и пастырь, присутствующий среди нас»

Иерей Роман Богатов (Омск): «Иоанн Кронштадтский – наш учитель и пастырь, присутствующий среди нас»

Кров над головой, молитва и труд... При этих словах большинству читателей, скорее всего, представляется монастырь. Однако сегодняшний наш рассказ посвящен не монастырю. О том, как устроена Православная трудовая община во имя св. прав. Иоанна Кронштадтского, чем она живет, какие радости и трудности встречает на своем пути, редакция Pravprihod.Ru поговорила с духовным попечителем общины, настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы и молитвенной комнаты в честь свв. равноапостольных великого князя Владимира и великой княгини Ольги при Омском государственном техническом университете, клириком храма св. Иоанна Предтечи, иереем Романом Богатовым (город Омск).

Молиться, трудиться, жить

– Отец Роман, расскажите, пожалуйста, как зарождалась Трудовая община во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского? На кого она рассчитана?

– Двухэтажный корпус, в котором мы расположены, – это все, что осталось от разрушенного в советское время Покровского мужского монастыря. Это был первый монастырь в нашей области. После того, как у нас появилось это здание, мы организовали в нем временный домовой храм, взяли его под опеку с целью сделать что-то вроде центра социальной реабилитации. Но сделать полноценный реабилитационный центр возможности не оказалось, так как мы не имели необходимых условий.

Поэтому идея была такая: мы там будем регулярно служить и разрешать жить мужчинам, во-первых, православным и стремящимся к духовному росту, а во-вторых, временно находящимся в трудной жизненной ситуации: кого-то из дома выгнали, у кого-то проблемы с жильем. То есть мы предоставляем им возможность пожить у нас, помолиться, потрудиться. Своего рода форма трудничества, хотя большого хозяйства у нас нет. А еще по соседству с нами работают два китайских фермера, и иногда некоторые из братии устраиваются к ним, чтобы немного подзаработать, например, кому-то из них надо алименты платить.

– Как наполняется ваша община?

– Впервые о нас узнали в 2015 году, когда в Омске по благословению Высокопреосвященнейшего Владимира митрополита Омского и Таврического и при поддержке Благотворительного фонда святого великомученика Георгия Победоносца состоялся Благотворительный вечер, посвященный возрождению Покровского монастыря. Организатором вечера выступила Трудовая община имени св. прав. Иоанна Кронштадтского г. Омска. В числе гостей были участники Иоанновской семьи, они нас очень поддержали.

Иногда мы что-то публикуем в интернете, не очень часто, хотя можно было бы, но в епархии нас уже знают достаточно хорошо. Можно найти нас и через 2Гис.

Знаете, как еще бывает? Кто-то обращается в монастырь, а монастырей в наших краях мало, и поэтому человека направляют к нам, хотя статуса монастыря у нас нет, и мы зарегистрированы как обычный приход.

– Сколько человек сейчас насчитывает братия?

– Сейчас у нас живут три брата, состав периодически обновляется: за эти годы у нас сложилось интересное явление. Почти каждый год кто-то из братии поступает в нашу местную семинарию. Кто-то идет на заочное отделение, кто-то – на очное. Так что бывает, братия переезжает жить в семинарию, их там задействуют, и мы их почти не видим. Только на службу приезжают.

– Есть ли монахи среди них?

– У нас пока нет ни одного монаха, сам я белый священник. Но у всех монашеский настрой, всем близок монашеский образ жизни.

Отцы и братья

– Обращаются ли к вам невоцерковленные люди?

– По-разному бывает. Обычно мы сразу спрашиваем, воцерковленный человек или нет. Знает ли он, что такое исповедь и причастие? А если нет, то хочет ли знать? Да, были случаи, когда к нам приходили даже некрещеные. Их оглашали, бывало, долгое время. Некоторые уходили.

Вот интересная история. Человек попросился три дня у нас пожить, просто помолчать ему хотелось. Он приехал, действительно молчал, ни с кем не разговаривал. Просто присутствовал. Потом уехал, а через несколько месяцев вернулся на постоянку. Важный момент: первоначально он приехал к нам, будучи буддистом, хотел «очиститься», а потом начал читать душеполезные книги, участвовать в Таинствах, воцерковляться. Позднее он поступил в семинарию, сейчас думает о монашестве.

– С какими проблемами встречается община в ходе своей деятельности?

– Главная проблема в нас самих. Потому что в истории общины было и такое, что почти весь состав разбегался. Разного рода трудности случаются. Но это всегда связано либо с самочинием, духовной прелестью, либо, наоборот, – с нерадением в молитве. Слава Богу, таких эпизодов мало, но они стали для нас уроком: надо спасаться со страхом Божиим и не быть самонадеянными.

Был у нас период, когда мы говорили, давайте будем рекламу давать, заявим о себе. Об этом нам говорили и доброжелатели. Но они, находясь как бы снаружи, не знают всех особенностей нашей жизни. Например, они хотят нам помочь дровами. Но это не всегда приводит к положительному результату: приедет куча людей, они заваливают нас дровами, деньгами, советами и предложениями. А нам в этот момент нужны не дрова, а люди. И духовный рост нужен.

Или другой пример. Один православный жертвователь выделил нам деньги на доски. А у нас проблема: деньги есть, но мы не можем эти доски купить и именно сейчас начать строительство, потому что кто-то из братии на карантине, а кто-то в отъезде. То есть некому работать. Один только человек остался.

– Вы являетесь духовным попечителем общины. А в чем именно заключается эта функция помимо, конечно, совершения богослужений?

– Это обязательно каждодневная молитва. За каждого и каждого. В книге Иова сказано, что праведный Иов приносил жертвы всесожжения за каждого из своих детей и говорил: «Может быть, сыновья мои согрешили и похулили Бога в сердце своем» (Иов. 1:5). Сам я, к сожалению, только раз в неделю приезжаю в обитель, потому что очень занят по другим «фронтам» в городе. Но мне больше всего недостает простого общения с братией. И мы пытаемся разными способами его находить. Конечно, руководитель, духовник должен подмечать сложные духовные моменты и разъяснять их. Потому что в духовной жизни случаются нестроения. Например, иногда это просто какое-то смущение по тому или иному поводу. Приходится разрешать подобные проблемные ситуации.

– Получается, между вами и братией сохраняется постоянная молитвенная связь. Но нет ли такого, что участники общины в отсутствии духовного наставника, да и просто без твердой руки, теряют духовный ориентир?

– Совершенно верно, так было, пока у нас не «подросли» свои старшие братья. В отсутствии священника они становятся оплотом для остальных, держат духовную дисциплину. Они могут провести душеполезную беседу, обсудить те или иные темы Священного Писания, поговорить о житиях святых. Если кто-то приходит маловоцерковленный, то именно они по большей части занимаются оглашением и делают это вполне успешно. А я по прибытии уделяю внимание всем, и старожилам, и новичкам, но не в такой мере, чтобы совершить полноценное оглашение.

– Как часто у вас совершается Литургия?

– Литургия у нас каждую субботу. Все стараются исповедоваться, причащаться. На службе обычно человек 10-14 причастников: на богослужения к нам также приезжают прихожане из города. Коллектив небольшой, но стабильный, и развитие есть.

С небес на землю

– Какое место в вашей деятельности, как духовного попечителя общины, занимает административная работа?

– Что касается административной работы, то я не отвожу ей первое место и занимаюсь не больше, чем остальные. Вот, будем на втором этаже крыть пол, окна уже поменяли, проведем отопление: заказали большой котел.

– Здание, в котором сегодня расположена трудовая община, является церковной собственностью или его приходится «арендовать»?

– Ни здание, ни земля нам не принадлежат. Сейчас только идет судебное слушание, чтобы передали епархии. А землю пока не получается признать за нами.

– При слове «Омск», человеку, который там никогда не был, представляются таежные сибирские леса, широкие реки. А что находится в округе Трудовой общины святого праведного Иоанна?

– Эта бывшая монастырская земля сейчас сильно запущена: руины, свалки, мазутное озеро. Раньше, говорят, здесь был оазис, и поэтому еще в XIX веке архиерей выбрал это место под монастырь, а еще раньше – под архиерейскую дачу.

Позднее, словно месть дьявола, все превратили в кромешную помойку. Оазис стал таким невзрачным местом, отстойником, где в 90-е годы устраивались разборки. Поэтому мы сейчас особенно молимся о благорастворении воздухов. И скважину пробурили самую глубокую в округе, а все равно вода с запахом, по сути техническая, потому что мазутное озеро недалеко, нефтезавод, промышленные предприятия.

Но ничего, держимся, потому что действительно видно – Господь наше начинание благословляет. Мало помалу идет прогресс: и в людях, и в богослужениях, и в делах хозяйских.

Старший духовник

– Иоанн Кронштадтский посещал Омскую землю. Бывал ли он в Покровском монастыре?

– Батюшка бывал в Омске, но сам монастырь он не посещал. Однако он передал обители икону Божией Матери «Знамение». Значимый для нашей трудовой общины момент.

– Труды отца Иоанна были разносторонни. А кто он для вас в первую очередь?

– Святой праведный Иоанн Кронштадтский – наш учитель, пастырь, присутствующий среди нас. Наш старший духовник. Его проповеди, дневники, заметки, даже сам его взор с иконы – в нем все вдохновляет нас. Поэтому, мы, конечно, особенно чтим его память, молимся ему, читаем акафист, а за трапезой читаем его труды.     

– Оказали ли его труды на вас влияние при создании общины?

– Конечно, что на нас действительно повлияло, когда мы эту общину создавали, так это труды святого праведного Иоанна Кронштадтского. Они нас очень впечатлили, также как и история его Дома трудолюбия.

Еще один момент, который уже много лет связывает нас с отцом Иоанном, – это крестный ход в его честь. Дело в том, что в 2007 году келейный корпус, в котором сейчас расположена наша община, был передан Большекулаченскому Свято-Никольскому мужскому монастырю. Тут находился скит. И каждый год 2 января, в день памяти Иоанна Кронштадтского, сюда совершался крестный ход из Никольского монастыря. Несмотря на лютый мороз и путь долгий – 25 километров, шли весь день с утра и дотемна.

И сейчас мы стараемся поддерживать эту традицию, но только идем крестным ходом не из монастыря, а из города. Есть у нас и летний крестный ход, но его мы совершаем не каждый год.

– Что Вам хотелось бы пожелать всем, кого объединяет имя святого праведного Иоанна Кронштадтского?

– Всем участникам и организаторам Иоанновской семьи я желаю милости Божией, молитвенного заступнического покрова Божией Матери по молитвам отца Иоанна!

Интервью провел Геннадий Шипов, Иоанновский приход СПб.
Храм свт. Николая Чудотворца, 
Иоанновский женский монастырь,
с. Сура Архангельской обл.
Фото: Дарья Одинцова, Иоанновский приход СПб.

Обратная связь