Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Прижизненный портрет отца Иоанна. Дар из Красноуральска

Прижизненный портрет отца Иоанна. Дар из Красноуральска

31 октября 2019 года, в дни проведения Юбилейной встречи Иоанновской семьи, посвященной 190-летию со дня рождения св. пр. Иоанна Кронштадтского, музей Иоанновской обители в Санкт-Петербурге получил удивительный подарок. После праздничного всенощного богослужения матушка Людмила Тимакова из Красноуральска передала в музей монастыря портрет Всероссийского пастыря, который около полувека хранился в семье уральского священника – протоиерея Владимира Елисеева.

История этого портрета неразрывно связана с жизнью и служением отца Владимира, с историей репрессий в периоды гонений на церковь. Батюшка Владимир почил 16 августа 2019 года, на 69-м году жизни, не дожив совсем немного до Юбилейной встречи. Но, по словам матушки Людмилы, хоть батюшка и ушел в мир иной, он сейчас с нами, он рядом, как живой.

Протоиерей Владимир Елисеев и его матушка Людмила Тимакова – в Иоанновской семье со дня ее основания. И в 2009-м («Прииди и виждь»), и в 2015 годах («Благодарная Россия – Великому пастырю») они приезжали на встречи как активные участники и соработники Иоанновского содружества. 

Перед тем, как передать портрет в музей, мы договорились с матушкой о встрече.

Край холодных ветров и горячих подвижников

Степи Казахстана стали свидетелями трагедий спецпоселений 1930-х и 1960-х годов. Туда прибывали люди с исстрадавшимися сердцами, переломанными судьбами, осиротевшие или овдовевшие. Наверное, были и озлобившиеся, и агрессивные, но были и люди уникальные, талантливые, подвижники высокой духовной жизни. Как пишут в источниках, в начале 1930-х годов почти все монахини Иоанновского монастыря были арестованы и приговорены к ссылке в Казахстан. Были сосланы и священнослужители, и люди верующие. Среди них – такие подвижники православной веры, как преподобный старец Севастьян Карагандинский, архимандрит Кирилл Бородин, Иосиф Чернов и многие другие.

Туда же, в край холодных степных зимних ветров, во вторую волну гонений на Церковь, в 1960-е годы, были высланы родители отца Владимира (1951 – 2019).

Целиноград, Свердловск (Екатеринбург), Кушва, Екатеринбург, Красноуральск – вот послужной список батюшки Владимира.

Город Целиноград был основан как казачий форпост, и была там построена церковь в честь святых равноапостольных Константина и Елены, которую восстанавливали позже уже из руин. Где, как не в месте страданий и гонений людских произрастать и крепнуть вере православной? Вот и тянулись люди к подвижникам Божиим. 

Севастьян Карагандинский еще до революции тесно общался с оптинскими старцами. Был келейным помощником при прозорливом старце Нектарии. И сам сподобился такого же дара. Как говорят, будучи духовным наставником отца Кирилла Бородина, взрастил в нем выдающегося пастыря Русской Православной Церкви, продолжателя Оптинской монашеской традиции, исповедника веры, прошедшего советский ГУЛАГ (Главное управление лагерей и мест заключения). И Господь наделил отца Кирилла многими дарами – исцеления, чудотворения, непрестанной молитвы, прозорливости.

Начало пастырского пути

В начале 1970-х годов, отслужив в армии, в десантных войсках, отец Владимир возвращается домой и встречается со старцем Кириллом Бородиным, который с первой же встречи предрекает ему путь священника. В 1973 году Владыка Иосиф рукополагает молодого десантника в дьяконы, а в 1974 – в пресвитеры. Как переживал все изменения в своей жизни будущий священник, очень интересно рассказала матушка Людмила, но это должна быть отдельная история.

Первые богослужения проходили в храме свв. равноапп. Константина и Елены под водительством отца Кирилла Бородина. В день, когда молодой священник получает первое свое наградное поощрение за службу, архим. Кирилл дарит отцу Владимиру, по предположению многих, прижизненный портрет Иоанна Кронштадтского. Портрет этот, по воспоминаниям матушки, был тоже когда-то подарен отцу Кириллу, и привезли его либо репрессированные из Санкт-Петербурга, которых было очень много в Казахстане, либо тайные монахи.

«Будешь служить в храме Иоанна Кронштадтского»

По цвету облачения и композиции эта работа очень похожа на портрет Батюшки в музее-квартире в Кронштадте. Матушка Людмила – искусствовед по образованию. Она предлагала своим знакомым докторам-искусствоведам проанализировать красочный слой. Оказалось, что использован метод лессировки, когда в работе иконописца использована техника эпохи Возрождения: штрих ложится мягко, постепенно, и в готовом виде воспринимается как накладной. 

По мнению матушки, портрет не скопирован с другой работы. Написан он одним пером. Писал не очень известный художник, но видно, что он почитал Иоанна Кронштадтского, и святой ему доверял. Это видно по глазам. Они такие добрые и будто улыбаются! Правда, не до конца прописаны руки. «Какой хороший портрет!» – вспоминает матушка Людмила – было первое ее впечатление. 

– Кто это? – только спросила. Про Иоанна Кронштадтского она тогда еще ничего не знала, он ведь не был прославлен. 

 – Это – великий святой! – был ответ молодого священника, отца Владимира Елисеева.

– Когда прославят Иоанна Кронштадтского, – вспоминает матушка слова архимандрита Кирилла к своему духовному чаду отцу Владимиру, – будешь служить в храме Иоанна Кронштадтского и побываешь у его мощей. Он тебя поведет. И будет Праздник. 

Так предрекал прозорливый старец. И все сбылось. 

От семи до сорока…

– А портрет батюшки Иоанна был всегда с нами. Я всегда чувствовала от него тепло и свет, размещали его напротив входа в большой комнате. Обращались к отцу Иоанну как к живому, и он всегда помогал.

Последний город своего пастырского служения – Красноуральск – отец Владимир выбрал сам. Это город с очень опасной экологической обстановкой. Там расположен медеплавильный комбинат. Район с повышенной онкологической заболеваемостью.

–  А как же Иоанн Кронштадтский? Вспомни, как он ходил по лачужкам! – говорил священник своей супруге. 

В 1998 году приехали в Красноуральск. Была там старенькая церковка, а на паперти нищие дети сидят – семь ребятишек. Время голодное, да еще и родители у них пьющие.

– Это были первые ученики нашей воскресной школы. 

Матушка вспоминает, как привела, накормила деток. 

– Стали заниматься, ездить на экскурсии, проводить праздники. Они привели других детей. Какие они благодарные! Вот их уже 30-40 человек. 

Как-то собрались ехать в Екатеринбург на Рождество с выступлением, а денег не хватает. Посчитала – 3 тыс. руб. нужно. Подошла к портрету: «Батюшка Иоанн Кронштадтский, сделай так, чтобы нам кто-нибудь три тысячи передал». Пошла в церковь, в трапезную. Вдруг приносят конверт: «Хочу вашей школе передать». А там ровно три тысячи!.. И таких случаев было много. А детки все ведь получили хорошее образование и стали состоявшимися людьми. 

По примеру Кронштадтского пастыря

45 лет отслужил отец Владимир у многих престолов: в Целинограде – у свв. равноапп. Константина и Елены; в Екатеринбурге – в соборе Рождества Иоанна Предтечи с Богородичным приделом «Утоли моя печали» и Никольским приделом; в Кушве – в храме Архистратига Михаила; с 1998 года и в последние годы своей жизни – у престола двоих великих русских святых – прп. Сергия Радонежского и св. прав. Иоанна Кронштадтского. 

Благодаря своим духовным наставникам, прежде всего, архим. Кириллу Бородину, с первых дней служения дух оптинских старцев незримо присутствовал в проницательном и нередко прозорливом взгляде на мир отца Владимира. С другой стороны – его сопровождал дух высокого самоотверженного служения Кронштадтского пастыря. Даруя почти 45 лет назад портрет святого молитвенника Русской земли св. пр. Иоанна Кронштадтского молодому священнику, архимандрит Кирилл как бы благословлял отца Владимира.

Как истинный пастырь, батюшка Владимир не жалел себя и очень радел о своих прихожанах, особенно, о молодых ребятах. Благословлял их на служение в рядах российской армии, совершал всегда сам все церковные таинства – и не только в храме, но и в окрестных селах. Люди тянулись к батюшке и со своими бедами, и с радостью. Вместе строили новый храм, который сейчас украшает город и стал для многих духовной обителью и опорой в жизни, а теперь – и доброй памятью о трудах самого прот. Владимира Елисеева. Любовь, свет и тепло его души согревают людей.

«В любви всесовершенной»

Очень много интересного рассказала матушка Людмила об отце Владимире. На примере его жизни, его служения можно увидеть, как благодать зерна Христова, посеянного в свое время в сердце духовного чада, произрастая, дает благодатные плоды, и как дух святого Кронштадтского пастыря незримо присутствовал в его жизни и в его трудах.

–  Матушка не жалко вам расставаться с портретом? 

– Мы с отцом Владимиром еще в 2015 году думали, что хорошо бы его передать в музей или в монастырь. Но в музее ведь много и светских людей, а в обители, все же, и помолятся когда…

А молится за Вас, батюшка Владимир, теперь и Иоанновская обитель, и, конечно, матушка Людмила, и ваш приход, и приход Иоанновского монастыря, и вся Иоанновская семья.

«Цель нашей жизни – соединение с Богом: 
           в этой жизни – в вере, надежде и любви, 
                    а в будущей – в любви всесовершенной».
                                                            Св. пр. Иоанн Кронштадтский.

Автор интервью: Ирина Васильева, Иоанновский приход СПб.
Фото: автора, Наталии Чучалиной
 и Сергея Алексеева, Иоанновский приход СПб.

Читайте также: 
Юбилейная встреча Иоанновской семьи. 1 ноября 2019 года.
Никольский Морской собор в Кронштадте, Санкт-Петербург.
Фото: Алексей Мелентьев / Иоанновский приход СПб.

Обратная связь