Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Главная Иоанновская семья Путеводитель Интервью Прот. Андрей Куксов (Московская обл.): Жить и трудиться во славу Божию

Прот. Андрей Куксов (Московская обл.): Жить и трудиться во славу Божию

Настоятель Свято-Иоанновского храма в г. Мытищи протоиерей Андрей Куксов – о том, что является главным в служении Всероссийского батюшки, каковы помощь и значение святого в деле единства народов нашей страны, что общего у Мытищ с Кронштадтом, и почему так важна поддержка Иоанновской семьи.

– Отче, что в служении святого праведного Иоанна Вас особенно вдохновляет?

– Вся деятельность Батюшки проистекала из его богослужения, его молитвы, и он это всегда подчеркивал. Вначале он служил и молился и только потом уже совершал все остальные виды служения. Поэтому для священника вопрос состоит не в том, какой из видов деятельности отца Иоанна ему ближе, а в том, что если ты хочешь быть похожим на него, обратись к духовной стороне жизни, как это делал Батюшка, потом приложится и все остальное.  

– Чувствуете ли Вы помощь святого?

– Лучше сказать, что это не чудеса в общепринятом смысле слова, а то, что за дела, похожие на его дела, за следование той дорогой, которой Иоанн Кронштадтский шел ко Господу, он облегчает жизнь в целом. Милость Божия проявляется, это заметно.

– Почему храм посвящен именно святому праведному Иоанну Кронштадтскому?

– Чтобы ответить на ваш вопрос, нужно сначала сказать о том, что возведение нашего храма начиналось на трудном, очень узком участке. Но даже эту землю получить было сложно, ее выделили и не передавали. Решить эту проблему нам помогали самые разные люди: и православные, и мусульмане, и коммунисты, и атеисты, в общем, все.

Все это не могло не напоминать о том, как люди разных национальностей, разных вероисповеданий приходили к Иоанну Кронштадтскому, и он всех привечал, ко всем относился с христианской любовью. Поэтому я выбрал этого святого как покровителя нашего храма. Мне хотелось, чтобы наш приход молитвами отца Иоанна объединял разные народы, приводил их к Богу, тем более рядом многонациональная Москва.

Поскольку наш святой молитвенник – заступник за страну, за все народы, которые здесь жили, мне также очень хотелось, чтобы у нас в храме молились за страну и народы ее населяющие. И сегодня мы это делаем, на богослужениях в великой ектении мы совершаем прошение «о Богохранимой стране нашей, властех, воинстве и народех ея».

Знаю, в некоторых других храмах тоже так молятся. А впервые услышал я данное дополнение в Духовной академии в Сергиевом Посаде, это было публично, канонически допустимо. Не знаю, произносили ли такое прошение в Андреевском соборе, где служил отец Иоанн, но, тем не менее, к смыслу Иоанновского храма оно сегодня очень подходит.

Представление же о том, что Батюшка своей верою, своей любовью объединял народы нашей страны, у меня было уже в юности. Об отце Иоанне я узнал достаточно рано. В детстве, еще в советские времена, у меня над головой висел на стене портрет Батюшки (о. Андрей родился в 1974 году, в семье священника – прим. ред.).

– Расскажите, пожалуйста, о вашем приходе, храме.

– Приход небольшой, ведь сам храм вмещает плотно-плотно только 105 человек. Увеличить, расширить храм не представляется возможным, так как ширина нашего участка в одном месте, от дороги до берега реки Яуза, составляет всего 15 метров, в другом – чуть  больше 20-ти. Что-то разместить на таком узком участке, вытянутом вдоль речки, очень сложно.

Конечно, есть желание построить храм побольше, но для этого нужны очень большие средства и талантливый архитектор. Думаю, в какой-то момент дорастем, построим большой храм, деревянный, чтобы органично вписать боковой придел.

Мы уже делали проекты каменного храма. Один из них был полностью готов, но потом посчитали нагрузку массы, а там пять метров обрыв, все впритык. Пришлось бы бурить сваи под 25-30 метров, укреплять берег и фундамент. Все эти работы обошлись бы дороже, чем само строительство.

И все же, несмотря на то, что храм сейчас маленький, он всегда полный. На богослужениях у нас в среднем около десятка детей. Есть молодежь, достаточно много мужчин, в рабочие дни много бабушек. Радует, что приходят и новые люди. Построили воскресную школу.

– Повлияло ли появление Иоанновской церкви на городскую среду?

– На рубеже 1990-х – 2000-х годов, когда образовывался наш приход, обстановка здесь, как и в целом в стране, была еще нездоровая.

У нас был своего рода Кронштадт времен отца Иоанна. На той стороне реки – благополучная часть города, администрация и магазины, а здесь – почти трущобы, даже до сих пор стоят бараки 1920-х годов. В одних строениях еще живут, другие заколочены, есть здесь и алкоголики, и наркоманы. Когда мы вычищали участок под храм, вывезли несколько КАМАЗов мусора – шприцов, бутылок и прочих отходов. Были и случаи убийств.

Но ситуация меняется. Например, раньше здесь было темно, а построили храм, и на улице появилось освещение. Город установил видеокамеры, мы благоустроили участок: сделали детскую площадку и дорожки, посадили яблони, черемуху, сирень. Лавочки поставили. В этом году трапезная будет.

– Прихожане помогают?

– Да, мы организуем кружечный сбор. Средствами прихода поставили вокруг храма красивый забор длиной 150 метров. Храм же вытянутый, вдоль реки, поэтому и длина такая. Большая финансовая нагрузка, но справились.

– Ведется ли у вас в приходе социальная работа?  

– Мы берем людей к себе на работу. Сейчас у нас трудятся два человека: инвалид по зрению и инвалид после инсульта – участник боевых действий на Кавказе, он ходит с костылем, одна сторона тела парализована. Если они будут дома сидеть, понимаете, чем это может закончиться, у них и так с доходами трудно.

Силами прихода, на благотворительной основе, платим зарплату, продуктами помогаем. Конечно, мы не имеем возможности платить столько, чтобы семью содержать, но тысяч на 10-15 можем. Фактически это вторая пенсия. Находим какое-нибудь послушание по силам: например, свечки носить, открывать-закрывать часовню — при нашем храме есть небольшая часовня блаженной Матроны Московской.

– Что для вас означает быть частью Иоанновской семьи?

– В первую очередь, это то, что мы поминаем друг друга на службах, у нас есть тетрадь с именами участников Иоанновской семьи. И мы знаем, что кто-то молится о нас.

Семья Иоанна Кронштадтского является нашей опорой и поддержкой, подобно тому, как опорой в жизни человека является его семья. Понимаешь, что у тебя есть братья, сестры, родители, родственники. Так я ощущаю себя в Иоанновской семье. Ее участники творят добрые дела, и нам предлагают и помощь, и поддержку. Иоанновская семья – это возможности и желания благих начинаний. Но помимо практических дел, участие в Семье помогает и морально – жить и трудиться во славу Божию. Знание о том, что есть такое объединение, морально поддерживает и дарует хорошее расположение духа.

– В завершение разговора, что Вы хотели бы пожелать Иоанновской семье?

– Хочу пожелать священникам, чтобы они помнили: Батюшка начинал с того, что в храме служил и молился, а после Литургии шел творить добрые дела. То есть, в основе его трудов, его духовного подвига лежали молитва и непрестанное служение. Каждый день совершать Литургию – очень тяжелый подвиг, священники это знают. Так служить, наверное, только отец Иоанн и мог. Очень мало людей в жизни, тем более в современном мире, кто так служит.

Поэтому желаю, чтобы Господь даровал батюшкам здоровье и возможность продолжать служение и молитвы за нашу страну и ее народы.

– Благодарю за ответы, отец Андрей.

– Храни вас Господь! Приятного и доброго поста, тишины и мира!

Автор: Геннадий Шипов, Иоанновский приход, Санкт-Петербург.
Никольский Морской собор. Кронштадт, СПб.
Фото: Сергей Алексеев, Иоанновский приход в СПб.

Обратная связь