Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Главная Иоанновская семья Новости Семьи Прот. Роман Хабибуллин (г. Уфа): «Побывать в Суре считал своим долгом»

Прот. Роман Хабибуллин (г. Уфа): «Побывать в Суре считал своим долгом»

Малая родина св. прав. Иоанна Кронштадтского все больше привлекает к себе паломников, участников Иоанновской семьи – отцов, братьев и сестер – всех, кому дорого имя этого удивительного святого, покровителя нашего содружества.

Недавно в Сурском крае Архангельской обл. побывал прот. Роман Хабибуллин, руководитель Центра помощи бездомным во имя св. прав. Иоанна Кронштадтского в г. Уфе. Отец Роман благодарит Иоанновскую семью за гостеприимный прием, ее куратора иерея Кирилла Франкова, клирика Сурского Иоанновского монастыря, игумению Тихону и сестер обители, гостеприимных сурян и петербуржцев, а также прот. Николая Беляева, благословением и попечением которого в этом крае реализуется несколько духовных проектов. По возвращении в Уфу батюшка делится с нами своими впечатлениями.

Благословение святого

Побывать в Суре, родине св. прав. Иоанна Кронштадтского, считал своим долгом ему за многочисленные случаи помощи. Святой помогал как лично мне, так и приходу. А прежде всего, благодарю его за роль в создании на нашем приходе в начале ХХ века одного из четырех российских училищ для глухонемых детей. Протоирей Иоанн Сергиев, по просьбе первого настоятеля храма протоиерея Николая Котельникова, не только лично принял в этом участие, но и содействовал притоку средств в училище.

Училище, а позже школа-интернат для детей-инвалидов слуха просуществовала уже не на территории прихода, но в непосредственной близи от него вплоть до 1999 года, когда ее перевели в другую часть Уфы. Но благословение святого приходу на социальное служение почиет на нем, что выразилось в возникновении на его территории (сразу после отъезда школы-интерната) приюта для бездомных, преимущественно инвалидов. Постепенно приют стал Центром помощи бездомным во имя прав. Иоанна Кронштадтского. Это, в свою очередь, позволило нам влиться в Иоанновскую семью. Впрочем, это отдельная и интересная история…

«Слова отца Николая попали прямо в сердце»

Это желание укрепилось после участия сотрудников нашего Центра в Юбилейной встрече Иоанновской семьи в 2019 году в Санкт-Петербурге. Прозвучавшие с трибуны Таврического дворца слова основателя Иоанновской семьи прот. Николая Беляева «Я уверен, что среди присутствующих здесь в зале сидят люди, которые захотят принять участие в возрождении Суры» попали прямо в сердце. Поэтому никаких сомнений, что мы будем в этом посильно участвовать, не было. 

Господь сподобил наш приход общими усилиями принять участие в изготовлении ограды и ворот для часовни Владимирской иконы Божией Матери в с. Сура. Часовни, которую прихожане Иоанновского прихода подарили отцу Николаю. А участие нашего Уфимского прихода в честь Воздвижения Креста Господня в украшении этой часовни выразилось в том, что наш прихожанин Евгений Черепенко изготовил изгородь и ворота на своем предприятии, другие покрыли их специальным составом, третьи оплатили доставку до Санкт-Петербурга, откуда она уже прибыла в Суру. 

Так, желание посетить Суру созрело в намерение. И вот мы уже летим втроем с сыном Иоакимом и рабом Божиим Сергием сначала в Москву, затем в Архангельск, далее едем пять часов на поезде в Карпогоры и мчимся два часа в полночное время с о. Кириллом на его потрепанной «Ниве Шевроле» в Суру. 

Вся дорога заняла 21 час, но никаких признаков усталости мы не ощущали не только во время, но и после поездки. 

«Ничего кроме света»

Утро раскрыло для нас безмятежную красоту русской северной деревни. Прежде всего, поразила тишина, которую не нарушали не только очень редкие автомобили, но и шелест листвы. В Суре почти нет лиственных деревьев. Их стал завозить еще прав. Иоанн Кронштадтский, чтобы укрепить почвы, делая их, таким образом, пригодными для земледелия. Но последовавшие катастрофические исторические события свели на нет усилия святого земляка. Сейчас в Суре всего несколько лиственных деревьев, листва которых не издает заметного шелеста. А хвойные леса, которых вокруг села в изобилии, наполнены атмосферой таинственной тишины. 

«Покорный дикой хвойной тишине,
Могучий лес дрожит в туманной пене,
И тянутся из полутьмы ко мне
Еловых лап зеленые ступени.

В дыханье превращается вода,
И небо над деревьями раздето,
Их лестница зовет сквозь тьму туда,
Где ничего не видно кроме света» (Хубулава Г. Г.).

Эта тишина придавала созерцательность восприятию нового для нас окружения. Оно виделось от этого рельефнее и четче запечатлевалось, чем обычно. Тем более, что сам мотив приезда сюда в Суру побуждал не только «во все глаза и уши» вслушиваться и всматриваться вокруг, но открыть свои сердца для тайны появления на свет в этом тихом и отдаленном месте великого молитвенника Русской земли.

Нас порадовало то, что в селе, как, впрочем, и в окрестных деревнях, хорошо сохранились старые традиционные северные избы. Они характерны в этих краях своими внушительными размерами – это обусловлено тем, что хлев примыкает к избе. Суровыми северными зимами хозяевам не было необходимости выходить на улицу, чтобы дать сена и корм домашнему скоту. Да и одна стена получалась теплее, чем другие. 

«Чтобы спаслась душа народа»

В Суре есть все необходимое для обычной жизни: здание администрации, полицейское отделение, отделение Сбербанка, почта, школа, фельдшерский пункт. Ходит маршрутное такси до Карпогор. 

Как пишут, эти места не пострадали ни от крепостного права, ни от татаро-монгол или других иноземных захватчиков. Но не смогли избежать общероссийской участи – пробыть 72 года под богоборческой властью. Храм, монастырь были закрыты, монахини и духовенство изгнаны, репрессированы или расстреляны, а сами здания частично разобраны на стройматериалы. 

Но своей антирелигиозной политикой новая власть подписала себе исторический приговор. Ведь историческая миссия России, Промысел Божий о ней – быть хранительницей и защитницей Православия. Ради выполнения ее ей подается обильная помощь Божия и простирается над ней покров Божией Матери, хотя это и требует от России постоянных усилий по самоопределению (что, в общем-то, и свойственно духовному пути). Ведь дело не в том, что ближе России – Восток или Западный путь как залог ее благоденствия и развития. Дело в том, что цель и задача и смысл ее существования не в земных целях, а в Царствии Небесном и правде его. 

Когда же эта премирная цель была отвергнута Россией, то произошло то, чему мы были все свидетелями. Ставшее на короткое историческое время могущественным, но богоборческое государство само себя разрушило в одночасье, оставив после себя разруху. В разговорах с жителями Архангельска мы слышали сетования, что все построенное и созданное при советской власти, бездарно разрушено и запущено. Но это Бог попустил нашему Отечеству пережить распад и разруху, чтобы спаслась душа народа. Кажется, свт. Николай Сербский писал: «Для того, чтобы спаслась душа народа, Бог может попустить гибель государства». 

Впрочем, Господь любит Россию, и Он только сбросил с нее оковы богоборческой власти и дал ей шанс духовно возродиться, чему мы также были свидетелями. Одним из бесчисленных примеров духовного возрождения России и является с. Сура. Как часто и повсюду по России инициаторами возрождения родины Всероссийского батюшки стал верующий народ. Обо всем этом подробно и с любовью написано в книге «Сура благословенная»… 

Приветливая Сура

Мы приехали в Суру в начале второй половины августа, когда смены детских летних лагерей «Архистратиг» и «Суряночка» уже завершились, а помещения «Иоанновского городка» готовились к консервации до следующего сезона. Пик активности присутствия здесь в Суре и Засурье Санкт-Петербурской Иоанновской общины уже был пройден, но та атмосфера, которую она приносит с собой, где бы прихожане Иоанновского монастыря ни появлялись, чувствовалась повсюду. Это атмосфера духовного подъема, радостной отзывчивости и приветливости, единодушия, слаженности и инициативности – всего того, что характерно для христианской любви. В этой атмосфере души людей доверчиво раскрываются навстречу Богу и друг другу. Она овеяла нас еще в Архангельске при встрече с замечательным и дорогим для нас братом Александром Гарматенко, по дороге в Суру в общении с о. Кириллом Франковым, а всецело погрузились в нее мы, приехав на малую родину отца Иоанна. 

Причем, сами суряне, по крайней мере, те, с которыми мы общались, также пропитались этой атмосферой. Почитав немного о Суре, мы вынесли для себя убеждение, что встретимся в лице сурян с суровым северным характером. Увидим по отношению в себе сдержанность и недоверие. Однако, вместо этого видели светлые, радостные, открытые и доброжелательные лица. А как иначе, ведь они теперь члены Иоанновской семьи!

Во время всего нашего непродолжительного пребывания на родине Кронштадтского пастыря нас везде возил, нет, не возил, а носил на крыльях, легкий, радостный, отзывчивый и доброжелательный о. Кирилл. Его Нива стремительно носила нас от одной святыни до другой, от села к селу, из дома в дом. Он спланировал наше пребывание, но и безропотно исполнял все наши желания. 

Святой Никольский источник в глухом сосновом лесу, по кажущейся непроходимой дороге – пожалуйста! Монастырь в честь прав. отрока Артемия Веркольского по дороге на поезд в Карпогоры – успеем! Также с готовностью и стремительно он уносится исполнять желания и потребности прихожан. Поэтому его любят. И в монастыре, и в приходе, и везде, где он появлялся с нами, ему рады и готовы помочь.

Удивительное совпадение

Утром первого дня о. Кирилл передал нас на попечение замечательной рабе Божией Ольге, бывшей председателем сельсовета, а сейчас єкскурсоводу музея прав. Иоанна Кронштадтского. За полтора-два часа она поведала нам об истории этих мест и самой Суры, ну и конечно, о рождении, детстве и истории попечения Всероссийского батюшки о его родине. 

Затем мы отслужили молебен с акафистом прав. Иоанну Кронштадтскому в монастыре, познакомились с сестрами этой святой обители и вручили им икону Покровительницы нашего Башкирского и Южно-Уральского края – Табынскую икону Божией Матери. Причем, со слов директора музея мы узнали, что в Суре традиционно почитается, по неведомым для самих жителей причинам, девятая пятница по Пасхе. Но ведь именно девятая пятница по Пасхе – это день празднования Табынской иконы Божией Матери. Наверняка существует какой-то исторический повод этому местному благочестивому обычаю. 

Чудо-городок

Затем, о. Кирилл и Ирина Алферова показали нам «Иоанновский городок», на территории которого проходят детские лагеря «Архистратиг» и «Суряночка». Мы, 22 года занимающиеся организацией и проведением детских лагерей, а в последнее 10-летие – по программе Братства православных следопытов, смогли по достоинству оценить тот объем затрат, сил и времени, которые употребили и ежегодно прикладывают труженики Петербургской Иоанновской общины, о. Кирилл Франков, Александр Гарматенко, Ирина Алферова и все сотрудники лагеря для его создания, строительства, организации и проведения. 

Итак-то, в отсутствии надежного и постоянного финансирования проводить детский православный лагерь (причем бесплатно для детей) очень сложно, а в последние годы, в связи с возросшими требованиями, стало почти невозможно. А здесь, в общем-то, в северной глубинке, вдали от продуктовых баз и кадровых ресурсов приходится из Санкт-Петербурга завозить фурами продукты и все необходимое для того, чтобы лагерь каждый год проводился, чтобы дети и молодежь смогли с пользой провести лето в благодатном месте. 

Поэтому и городок, и лагерь воспринимаются как чудо, как одно из православных чудес, свойственных жизни православных приходов и монастырей. В нем есть и палатки, и теплые корпуса, кухня и трапезная, оборудованные с соблюдением всех требований, скважина и септик, баня и душевая, медицинский кабинет и изолятор, аудитории для лекционных занятий по начальной военной подготовке и другим предметам, мультимедиапроекторы. Ну и, конечно, часовня в честь Казанской иконы Божией Матери. 

Слова любви

Первый день закончился совместной трапезой с волонтерами из Санкт-Петербурга, преимущественно из Иоанновской общины, и пространной беседой. Красивые, как на подбор, девушки и молодые люди, приехавшие в Суру для помощи в проведении детского лагеря, завели с нами, священниками, о. Кириллом и мной, разговор на неизбежную в этой ситуации тему – о любви. 

Эта тема актуальна не только в добрачном возрасте, но вообще по той причине, что наша жизнь проходит в семье, а более всего потому, что вторая главная заповедь – о любви к ближнему. Но, к сожалению, именно в отношении подготовки к семейной жизни и ее сопровождению у нас почти не ведется работа, даже в форме подготовки к венчанию. В ситуации кризиса семейной жизни, масштабных усилий по демонтажу семьи и личности мы не имеем права бездействовать и довольствоваться обычным душепопечением. Но просто обязаны делать все возможное для просвещения как молодежи, так и уже семейных людей. Поэтому с такой жаждой юноши и девушки ловили слова священников, и так интересно было с ними общаться. 

«Пояс Пресвятой Богородицы»

Следующий день был насыщен до предела. Прежде всего, нам предстояло совершить объезд (к сожалению, не крестный ход) по храмам и часовням «Пояса Богородицы» – как в самой Суре, так и в соседних деревнях Пахурово, Холме, Марково, Горушке и др., в которых силами благотворителей были построены часовни в честь икон Божией Матери «Тихвинская», «Смоленская», «Иверская», «Владимирская», «Феодоровская», «Державная», «Знамение» и «Казанская». В каждой часовне мы пели тропарь, кондак, величание и молились перед иконой Царицы Небесной. 

Конечно, всего два дня на Суру и святыни Пинежского края, которые мы смогли выкроить из своего рабочего графика, вынуждали держать высокий темп и уплотнять мероприятия, что не позволяло в полной мере окунуться в особую тишину этих мест. Родина св. прав. Иоанна Кронштадтского располагала к ежедневным пешим паломничествам к каждой из часовен, к совершению молебна с акафистом у каждой иконы и у источника свт. Николаю Чудотворцу. 

Обратила на себя внимание часовня Новгородской иконе Божией Матери «Знамение», расположенная в деревне Марково. Марково – это в буквальном смысле медвежий угол, местный мишка ходит лакомиться сюда в обширные заросли малины, благо, что последняя жительница села, писательница Анна Мулиин вынужденно покинула его (из-за болезни). Но она оставила очень живописный дом (кажется, их здесь всего три). Дом своим обликом явно напоминает голову великана из сказки Пушкина «Руслан Людмила». У него даже на оконных рамах вмонтированы большие ресницы из прутьев. Вкупе с известием о местном мохнатом завсегдатае дом погружает присутствующих в осязаемую сказочную атмосферу. Может быть и найдется когда-нибудь желающий поселиться в этой сказке…

Николин источник

Мы попросили о. Кирилла отвезти нас к местной святыне – Никольскому источнику, который селяне не оставляли своим попечением, несмотря ни на что. Преодолев немыслимые рытвины, о. Кирилл высадил нас на окраине соснового леса, потому что дальше можно было продвигаться только пешком. На входе в лес стояла крохотная часовенка, в которой может уместиться только четыре человека, но было видно, что за ней присматривают. 

Непродолжительный путь по живописному сосновому бору привел к следующей, уже более обширной часовне, стоящей на краю небольшого овражка со святым ручьем. Там оборудована купальня в виде креста и помещения для переодевания мужчин и женщин. Мы искупались, набрали святую воду и бодро двинулись в обратный путь. Каково же было наше удивление, когда на лужайке, где стояла «Нива» о. Кирилла, мы увидели небольшой отечественный седан. Как они смогли проехать по этим рытвинам, нашему уму это осталось непостижимо. 

Святая любовь

Далее мы поспешили на молебен в часовне Казанской иконе Божий Матери в Засурье, где совершили и панихиду по о. Николаю Беляеву, игуменье Митрофании, родителям и родственникам прав. Иоанна Кронштадтского.

Завершилось наше пребывание в Суре благословенной обедом в доме родителей одного из руководителей детского лагеря Ирины Алферовой. Хозяева нас радушно приняли и угостили роскошным обедом. И, как положено в таких случаях,по завершении обеда хозяйка поинтересовалась, что нас более всего впечатлило в Суре. Конечно, впечатлило, что не только возрождается, но и идет полноценная православная монастырская и приходская жизнь, понравилась тихая красота природы, понравились местные жители. 

Но более всего впечатлила любовь их святого земляка к своей малой Родине, любовь, которая не только в годы его земной жизни проявилась в обильный благах, потекших в это село, но которая, несмотря на многолетние попытки вытравить все ее следы, коснулась сердец верующих людей, а прежде всего, дорого нам отца Николая Беляева. Именно он передал ее всем своим многочисленным чадам и многим, кто приходил к нему, ведомый промыслом Божиим. 

Именно эта святая любовь к родине святого всероссийского пастыря делает, казалось бы, невозможное. Не будет этой любви к этому месту – никакие деньги не смогут повторить это чудо. Именно она создает эту удивительную атмосферу Суры и окрестных сел. Она привлекла сюда будущих сестер нынешнего Иоанновского монастыря, она сделала возможным невозможное в 2015 году – праздничные Юбилейные торжества, в которых приняло участие до 300 человек, и которые возглавил святейший Патриарх Кирилл. Она создала здесь «Иоанновский городок» и организует несколько смен лагерей для мальчиков и девочек, она влечет сюда православную молодежь в качестве волонтеров. 

Желание познать ее привело сюда и нас этим летом. За это мы сердечно благодарны о. Николаю Беляеву, который открыл ее для нас. 

Исключительное явление

На обратном пути о. Кирилл завез нас в Артемие-Веркольский монастырь, который расположен на противоположном селу Веркола берегу реки Пинеги. Аскетичное и бледное лицо наместника монастыря архимандрита Иосифа при приветствии внезапно озарилось радостной улыбкой: «Иоанновская семья!». Впрочем, посещение Артемие-Веркольской обители – это очень интересная, но отдельная тема…

В Крапогорах нам предстояло два часа дожидаться отправления поезда в Архангельск на подворье Артемие-Веркольского монастыря. Попив чаю с о. Кириллом и сердечно попрощавшись с ним (поскольку ему предстояло преодолеть двухчасовой путь по ночной дороге), мы продолжили чаевничать и неспешно делиться впечатлениями. 

Наш разговор прервал возбужденный голос послушника «Смотрите, смотрите, полярное сияние!». Выбежав во двор, мы действительно увидели его на ночном небе. По уверению послушника, в августе никогда не бывало полярного сияния, поэтому это исключительное явление. «Это именно для вас такое утешение!», – убежденно заключил брат. Так это или нет, Бог ведает, но мы утешались этим зрелищем еще продолжительное время, стоя уже на перроне вокзала перед отправлением поезда. 

Приедем ли мы сюда еще раз? Несомненно. И на более продолжительное время. И не только в качестве паломников. Но если нам позволит батюшка праведный Иоанн Кронштадтский, то в качестве помощников и участников этого великого труда любви, свидетелями которого мы стали в Суре. 

Святый праведный отче наш Иоанне, моли Бога о нас и благослови!

Автор: митрофорный протоиерей Роман Хабибуллин, настоятель Крестовоздвиженского храма г. Уфы, руководитель приходского Центра помощи бездомным во имя прав. Иоанна Кронштадтского. 
Фото: иерей Кирилл Франков, прот. Роман Хабибуллин.

Никольский храм, Архангельская обл,
Сурский Иоанновский женский монастырь.
Фото: Ольга Дмитриева, Сура.

Обратная связь