Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Иерей Сергий Беляев: Чудо – это чувствовать себя особо близким к Батюшке

Иерей Сергий Беляев: Чудо – это чувствовать себя особо близким к Батюшке

Настоятель часовни Иоанна Кронштадтского при Томской областной клинической туберкулезной больнице иерей Сергий Беляев – о том, какая сторона его служения созвучна служению Всероссийского пастыря, чем его вдохновляет пример старшего священника Иоанновского монастыря протоиерея Николая Беляева, о своих ожиданиях предстоящей Юбилейной встречи, посвященной 190-летию со дня рождения св. прав. Иоанна Кронштадтского и 10-летия Иоанновской семьи, которая пройдет в Санкт-Петербурге и Кронштадте с 30 октября по 1 ноября 2019 года.

Образец для подражания

– Отче, расскажите, пожалуйста, каков был Ваш путь к Богу?

– Даже не в силу личных качеств, а в силу воспитания родителей и определенных природных черт характера, я с детства видел себя пожарником или врачом. В то время я был еще далек от Церкви, хотя крещен.

Пришел к вере в десятом классе, потом начал помогать при храме, два года пономарил. Однажды священник поинтересовался, не думал ли я о поступлении в духовную школу. Я решил, что это служение близко к тому, о чем я мечтал с малых лет, и в 2003 году поступил в семинарию. В 2008-м окончил ее, и в том же году меня рукоположили во священника.

– Сегодня, когда Вы окормляете часовню Иоанна Кронштадтского, какие стороны служения этого святого Вас особенно вдохновляют?

– Для меня Иоанн Кронштадтский – образец для подражания. Многие аспекты его жизни вдохновляют, но в первую очередь здесь можно назвать его социальное служение, потому что меня Господь тоже призвал активно заниматься этим видом деятельности.

В том месте, где я совершаю свое пастырское служение, у нас находятся три больницы. Это достаточно серьезные медицинские учреждения. Первое из них – Томская областная туберкулезная больница, где расположена часовня Иоанна Кронштадтского. Два другие – детская туберкулезная больница, где восстанавливают здоровье дети из неблагополучных семей, и центральная районная больница для пациентов из деревень.

– Участники Иоанновской семьи нередко становятся очевидцами чудес, происходящих в их жизни по молитвам Всероссийскому батюшке. А у Вас бывало такое?

– Для меня чудо – это чувствовать себя особо близким к Иоанну Кронштадтскому, быть участником большой Иоанновской семьи. До того, как меня в нее пригласили лет семь назад, я, конечно, знал об этом святом, почитал его, но не более того. Участие в Семье позволило мне лучше узнать Всероссийского батюшку и его последователей. Я понял, насколько широко почитается память Кронштадтского пастыря, как много людей видит в нем особенного святого. Отец Иоанн для них особый пример для подражания.

Во здравие души и тела

– Отец Сергий, расскажите, пожалуйста, о Вашем служении в Томской туберкулезной больнице.

– У нас в Томске почти при каждом более-менее серьезном медучреждении создан небольшой храм или часовня, и даже если нет молельного помещения, то заключен договор о сотрудничестве между тем или иным приходом и больницей.

То же самое было сделано в 2011 году между Томской больницей и Томской епархией, после чего на протяжении полутора лет велись строительные работы по переоборудованию. Дело в том, что часовня св.о прав. Иоанна Кронштадтского находится в переделанном помещении, которое раньше служило то ли складом, то ли подсобным помещением.

Так как я пришел позже и являюсь настоятелем с 2013 года, то не участвовал в переоборудовании помещения. Надо сказать, ремонтные работы были проведены на высоком уровне, и получилось очень красиво. Но в 2016-м в том отделении больницы, где располагалась часовня, произошел пожар. Сама часовня не пострадала, но здание признали недоступным, в нем не разрешили ни лечить, ни служить.

Часовню решили закрыть. 

Нам обещали, что к 2017 году мы снова начнем в ней служить, но, к сожалению, она закрыта по сей день. Тем не менее, окормление больницы продолжается. Пациентов расселили в другие помещения, так как больница обширна.

– Кто Ваши подопечные?

– Я несу служение в учреждении очень непростом не только по заболеваниям, с которыми там лежат, но и по контингенту, который там находится: это в том числе асоциальные люди, бывшие заключенные, ведущие соответствующий образ жизни, с вытекающими отсюда сложностями в работе и окормлении пациентов.

– Сколько времени обычно занимает лечение?

– Лечатся долго, от восьми месяцев до двух лет, и это только официально, а фактически живут годами, им просто некуда идти. Иногда у пациентов бывают срывы, они покидают место в больнице, уходят на летний период, потом снова возвращаются.

– Сейчас, когда часовня закрыта, как служите? Ходите по палатам?

– По-разному бывает. Поскольку больница туберкулезная, важно соблюдать положенную технику безопасности для того, чтобы и самому не заболеть. Сейчас, согласно различным нормам и правилам такой больницы, запрещается собирать людей вместе, например, в холле. Эти правила были и раньше, но тогда получалось как-то решать этот вопрос, а сейчас за этим следят более пристально, поэтому моя деятельность ограничивается индивидуальным посещением. 

Тем не менее, когда мы празднуем Пасху, Рождество Христово, то все равно по нескольку человек собираем в палате, поздравляем, рассказываем о празднике, делаем подарки.  

– Готовы ли Ваши подопечные говорить о Боге, участвовать в Таинствах?

– Участвовать в Таинствах готовы немногие. Даже не потому, что не хотят, а потому что раньше о них даже не слышали. А вот поговорить о Боге не готов только один из 50-ти. Это благоприятная среда для проповеди о Христе. Если мы начнем таким людям рассказывать о Боге на улице, они это не воспримут, а в больнице готовы. И хотят, и жаждут, и ждут у себя священника.

– Есть ли у Вас помощники?

– Конечно, есть. И пономарь помогает, и две певчие у нас есть, но больше я туда никого не приглашаю, потому что рисковать здоровьем людей было бы неправильно.

– В вашей больнице работает специальный кабинет, в котором оказывается не только медицинская, но и социальная помощь. Расскажите о нем, пожалуйста.

– У нас сложилась по-своему уникальная ситуация, когда мы на базе больницы создали кабинет медико-социальной помощи. Это не общественная организация, хотя у нас есть свой устав с приписанными функциональными обязанностями каждого из членов этого общества. В него входят: нарколог, психолог, социальный работник и священник в моем лице. 

Работаем сообща, создали программу помощи пациенту, помимо того лечения, в котором он нуждается. Это же люди, как правило, асоциальные, бывшие заключенные, неблагополучные, с улицы. Поэтому помимо туберкулеза у них масса других различных болезней и проблем, которые мы и помогаем решать совместно.

Например, у социального работника есть свои обязанности, в том числе помощь в восстановлении документов, но у него возникли какие-то трудности, и тогда этим вопросом занимаюсь я.

Наша работа не ограничивается только помощью пациенту, но предполагает и общение с родственниками, если они есть. Мы должны рассказать им об этом заболевании, последствиях, проблеме. А главная задача состоит в улучшении качества лечения, потому что наши пациенты чаще всего подвержены различным вредным привычкам: курению, алкоголизму, наркомании, что категорически запрещено при лечении, иначе смысла лечиться нет.

Чтобы дело продолжалось!

– Какова, по Вашему мнению, сила совместной молитвы, объединяющей Иоанновскую семью?

– Хотелось бы обратить внимание на то, что в вопросах молитвы стоит очень аккуратно употреблять определения «сильная» или «слабая молитва». Потому что это не столько наша заслуга, сколько ответ Божий «оттуда».

А второе, эти слова уже всем известны, но, тем не менее, действенны и объективны: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18:20). Безусловно, это так, и в этом смысле наша совместная молитва не то что бы сильная, но более дерзновенная, сугубая. Ведь не один человек обращается к Богу, а множество: священники, миряне, тут разница небольшая.

Есть осознание того, что за тебя кто-то молится, поддерживает и ободряет. Иногда возникают сложные жизненные ситуации, проблемы, но ты знаешь, что ты не один, есть люди, которые помогут: и молитвой, и словом, и советом. Это осознание – что я не одинок и мне помогут-поддержат – меня окрыляет, вдохновляет и мотивирует.

– Менее чем через месяц Иоанновская семья отмечает 190-летие со для рождения Батюшки и свое 10-летие, и по этому случаю состоится праздничная встреча ее участников. Что Вы ожидаете от предстоящего события?

– Всякий раз, когда от Иоанновской семьи приходит письмо по электронной почте или звонит кто-то из помощников отца Николая, на душе становится тепло.

Вспоминаю о нашей прекрасной поездке в 2015 году. Юбилейные торжества в Санкт-Петербурге, Кронштадте и Суре, в том числе патриаршая служба, стали для меня открытием, вдохновляющим моментом. Это особенно важно для нас, священников из глубинки. Такое событие мы не забудем и будем всегда о нем вспоминать с добрым чувством.

Недавно мне пришло приглашение принять участие в новой, Юбилейной встрече. Когда мне позвонили из нашей епархии и сказали об этом, я так обрадовался! Я бы и без приглашения позвонил в Петербург и спросил, можно ли мне как-нибудь поучаствовать в торжествах. Так что, если Богу угодно, я обязательно приеду. 

Я уже и с программой ознакомился. Я нашел в ней главное, что необходимо в таких мероприятиях – богослужение. Кто или что является центром, когда мы говорим, что Иоанн Кронштадтский нас объединяет? Мы объединяемся в первую очередь вокруг Бога. И если у нас получится всем вместе собраться и разделить радость Причастия и соединиться в Евхаристии с духовенством и мирянами, тогда мы точно можем сказать, что мы не зря собрались в эти дни.

Очень важно и то, что нам будет предоставлена возможность общения со своими собратьями и сослуживцами, обмена опытом своего служения в рамках социальной работы – это то, в чем я нуждаюсь.

Я также благодарен организаторам за то, что они берут на себя заботы о нас: расселяют, кормят, обеспечивают передвижение по городу, и все это бесплатно, а ведь для нас, сельских священников, это имеет большое значение.

Мне запомнился даже такой нюанс, как встреча в аэропорту. Казалось бы, можно было просто сказать батюшке: «Мы и так вас принимаем, размещаем. Вы уж соизвольте сами доехать до гостиницы». Но вместо этого его уже по прилете ждали волонтеры с плакатом. То есть, оргкомитет продумал все технические моменты до мелочей! Я тоже как священник участвую в организации некоторых мероприятий –  творческих, спортивных, и я учусь у Семьи тому, чтобы все предусмотреть, чтобы участники встречи могли комфортно себя чувствовать.  

– Что Вам хотелось бы пожелать всем участникам Иоанновской семьи?

– Что меня особенно поразило, это личность отца Николая Беляева. Мы познакомились с ним на прошлых Иоанновских торжествах. Был вечер, посвященный нашему мероприятию. Объявляют батюшку, он выходит, все ему аплодируют, в том числе я, а он начинает свою речь со слов: «Я сюда вышел, не для того, чтобы вы мне аплодировали». Он так бесстрастно говорил, что я потом об этом много размышлял. Я видел, как беспристрастно он себя ведет, так же общается с людьми. Это было беспристрастие в хорошем смысле слова. И мне это очень понравилось.

Возвращаясь к вашему вопросу, хочу пожелать здоровья, долгих лет нашему горячо любимому отцу Николаю. Чтобы у него хватало сил и мудрости, помощи Божией, помощи его соратников продолжать это дело, которое начали 10 лет назад и которое живет, развивается, объединяет. Дай Бог, чтобы оно продолжалось!

Интервью подготовил Геннадий Шипов, Иоанновский приход, г. Санкт-Петербург.
Читайте также
- Другие интервью в рубрике «Иоанновской семье - 10 лет».

Скоро Иоанновская семья отмечает 190-летие со дня рождения св. прав. Иоанна Кронштадтского и свое 10-летие. Это праздник огромного количества ее частичек, расположенных во всех уголках планеты – храмов, монастырей, часовен, гимназий, приютов, братств, сестричеств, благотворительных фондов, обществ и иных православных организаций, посвященных святому праведному Иоанну Кронштадтскому.

Готовясь к нашему маленькому юбилею, редакция Pravprihod.Ru начала серию публикаций «Иоанновской семье – 10 лет». В нее входят рассказы, интервью, обзоры, видеофильмы, проповеди, статьи и доклады о пути, пройденном вместе, о том, что дало нам наше духовное родство, о деятельности каждого ее члена в отдельности. Это материалы о нашем общем небесном покровителе – Всероссийском пастыре, его помощи, заступничестве и предстательстве за нас перед Богом, о нашей благодарности святому, его почитании по всему миру. А главное, о прославлении имени Батюшки нашими делами, продолжающими его святое бескорыстное милосердное служение страждущим и обездоленным людям – вне зависимости от национальности, вероисповедания, мировоззрения, обычаев и образа жизни.

Мы стараемся «заглянуть в гости» ко всем нашим дорогим братьям и сестрам, знакомя читателей с каждой из частичек нашей большой боголюбивой Семьи.


Никольский Морской собор
в Кронштадте, Санкт-Петербург.
Фото: Александр Игнатьев / photocentra.ru.

Обратная связь