Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Главная Иоанновская семья Слово пастыря О различном действии слова Божия на сердца человеческия, по различию сердец

О различном действии слова Божия на сердца человеческия, по различию сердец

 

Сегодня, возлюбленные, была читана евангельская притча о сеятеле и семени; о неодинаковом качестве земли, на которую упало семя, и о различной судьбе семени. В конце евангельскаго чтения притча объяснена Самим Господом, по просьбе учеников Его (Лук. 8, 5-15).

Жалкий человек! бедный человек! Сколько ему препятствий в деле самом важном, в деле спасения своей души! То сам попирает он спасительное семя слова Божия, могущее умудрить его во спасение, — попирает или намеренно, сознательно, глумясь, или — по легкомыслию, нерадению и невежеству; — то всесветный злодей и губитель рода человеческаго диавол похищает спасительное слово; — то окаменение и ожесточение сердца не дает ему спастись; то — терние или разныя заботы, страсти и наслаждения житейския, богатство, ставят ему неодолимыя преграды ко спасению. Только немногие, с добрым и благим сердцем, с истинным разумом, оценивают как должно свое спасение и с терпением пользуются даруемыми средствами к спасению и — спасаются. Много званных, но мало избранных. Дивное дело! Но что же это наконец?.. Кто виноват в этой нелепости, в этой вольной погибели людей? Виноват сам человек, попирающий, а нередко учащийся повседневно попирать чудные, великие, безчисленные дары Божии. Господь Бог, создавший его по образу и подобию Своему, в правде и святыне, дал ему всю возможность, все средства и силы к животу и благочестию. Человек по лености и невежеству, по нерадению и упорству, по неразумному пристрастию к здешней, подобно тени, проходящей жизни, сам стремглав несется в погибель, отталкивая спасающую его десницу Божию. Кто же виноват в погибели, как не сам человек? Вы скажете: невозможно или, по крайней мере, трудно спастись! Да ведь спаслось же безчисленное множество подобострастных нам людей; спасаются же ныне, хотя немногие. — Трудно спастись! Да ужели без труда хотите вы получить вечную жизнь, в блаженном соединении с Богом, с Богоматерью, с Ангелами, со всеми святыми? — ужели без труда самоочищения — при помощи благодати — без труда молитвы, бдения, без милостыни, без кротости, без смирения, без воздержания! Для приобретения земных благ трудиться не считаем лишним — и трудимся, часто всеми своими силами, а для получения вечнаго блаженства опускаем руки. Да и не то, чтобы дело спасения было крайне трудное: иго Мое благо, и бремя Мое легко есть (Матф. 11, 30), говорит Спаситель. Да, при помощи Божией, оно становится мало-по-малу легким, хотя вначале и затрудняет его упорная борьба с грехом. Но разве и грех не есть дело крайне трудное, как противоестественное, чуждое нашей божественной природе? Разве грех не мучителен? Если согрешая трудимся, то как не потрудиться — делая правду, спасая от греха душу? Там конец — смерть, а здесь — жизнь вечная. Оброцы греха — смерть; дарование же Божие — живот вечный (Рим. 6, 23).

Настоящая притча о сеятеле и семени сказана не для того только, чтобы поощрить слушателей с добрым и благим сердцем к более ревностному исполнению слова Божия и к большему усовершенствованию в добродетели, — но и для того, чтобы и людей разсеянных, нерадивых, жестокосердых и обладаемых страстями заставит воспрянуть и внимательно слушать слово Божие и со страхом содевать свое спасение. Благодать Божия может изменить к лучшему всякое сердце, — сотворить со всяким человеком чудо спасения, только бы сам человек веровал, хотел спастись, искал спасения, познал бездну грехов своих и — то, какую бездну они изрывают между согрешающими произвольно и между Богом; только бы покорялся спасающей его благодати Божией и не отталкивал от себя спасающую десницу Божию. Были и есть тысячи примеров спасения таких людей, которые были прежде разсеянны, легкомысленны, жестокосерды, подвержены всяким страстям. Они вняли слову Божию, не воспротивились, последовали ему, и спаслись и теперь блаженствуют в, Царстве небесном. Нет ничего невозможнаго для Бога: Он может и закоренелаго грешника спасти; может со дна адова вознести его на высоту царствия Своего и блаженства вечнаго, как благоразумнаго разбойника, как Марию Египетскую, утопавшую в бездне греха. Только бы сам человек того желал, просил и ревностно стремился ко спасению; ибо Господь не хочет насильно влечь нас ко спасению, чтобы и самое спасение, как подневольное, не стало ему противным: ибо нам дорого и приятно только то, что мы сами возлюбили, как достойное любви, чего сами домогались, — с чем сроднились, что стало нашим сокровищем, нашей как бы природой. А такова именно добродетель христианская, таково Царствие Божие: — его надобно познать, возлюбить всем сердцем, усвоить здесь на земле, укоренить в своем сердце так, чтобы оно проникло совершенно всю душу и не оставило никакого места в сердце всепагубному и вселестному греху.

Христианин! брось же свою гибельную разсеянность, свое неверие, невнимание, нерадение, свою леность ко спасению; не топчи чудных даров благодати; читай или слушай усердно слово Божие, открывающее тебе путь ко спасению; исполняй его по крайнему разумению и силе; победи свое жестокосердие и окаменение; умягчи, как воск, свое сердце — огнем благодати Святаго Духа и слезами покаяния; исторгни из сердца терны греховные, хотя это и прискорбно, болезненно, ибо они сделались твоею второю природою. Ты не можешь, говоришь, но благодать Божия всесильна: она поможет тебе совершить легко все, дело твоего спасения.

Говоря о семени слова Божия, питающем душу человеческую, я вспоминаю еще о семени земном, тленном, о хлебном семени, — о нынешнем неурожае хлебных злаков, о дороговизне хлеба, небывалой дороговизне: а неурожай произошел от истребления хлебных семян насекомыми и червями или от засухи. Эти беды от чего? — От грехов наших. Не приносим мы Господу Богу нашему плодов покаяния и исправления окаяннаго жития своего; отнимает и у нас Господь плоды земные, за которые мы не умели и не хотели быть благодарными Ему, не хотели творить волю Его и стали злы, лукавы, горды, неправдивы, невоздержны, пустословы и сквернословы, корыстолюбивы, жестоки, скупы, немилостивы, нечисты. Очевидно, над нами висит жезл отеческаго правосудия. Бог наказывает нас неурожаями, пожарами, наводнениями, изнурительными войнами, губительными поветриями и болезнями. Но вразумимся ли мы, покаемся ли, исправимся ли? — Не ожестели ли, не окаменели ли мы совсем сердцами своими? Боже избави! Где же будет тогда Царствие Божие на земле, если его не будет в христианах, называющихся православными, в земле православия, где столько драгоценных Богу залогов святыни православной; столько святых мощей угодников Божиих; столько чудотворных икон, столько благолепных храмов; где такое небесное на земле служение? Или отнимется от нас царствие Божие и дастся народу, творящему плоды его (Матф. 21, 43)? О, да не постыдимся во веки; да исправит нас Господь жезлом наказующим и да не лишит нас милости Своей и Царствия Своего. Аминь. 

Св. прав. Иоанн Кронштадтский

 

Рассказать:

 

Собор Владимирской иконы Божией Матери,
при котором действует Социальный центр
св. прав. Иоанна Кронштадтского,
Кронштадт, Санкт-Петербург.
Фото: Александр Шеин, Иоанновская семья.

Обратная связь