Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Главная Иоанновская семья Путеводитель Интервью Иерей Антоний Заровский: Иоанн Кронштадтский ходатайствует о нас

Иерей Антоний Заровский: Иоанн Кронштадтский ходатайствует о нас

Многое сближает участников Иоанновской семьи, и это не только имя великого святого земли Русской: здесь и молитва, и взаимопомощь, и встречи, и, конечно же, социальное служение. Сегодня о работе петербургского Центра милосердия им. св. прав. Иоанна Кронштадтского редакции Pravprihod.Ru рассказал руководитель относящегося к этому социальному учреждению Координационного центра помощи многодетным семьям и людям в трудной жизненной ситуации, иерей Антоний Заровский.

Дела милосердия

– Отец Антоний, первый вопрос: на что направлена деятельность вашего центра. Расскажите о нем.

– Центр милосердия им. прав. Иоанна Кронштадтского также известен как Координационный центр помощи людям в трудной жизненной ситуации. Создан он в структуре Отдела по церковной благотворительности и социальному служению Санкт-Петербургской епархии и действует при храме Успения Пресвятой Богородицы (улица Крупской, дом 5).

Мы оказываем помощь вещевую, продуктовую, консультационную помощь всем нуждающимся, в том числе таким категориям граждан, как пенсионеры, бездомные, многодетные. Помогаем восстанавливать документы, организовываем сборы для помощи в оплате госпошлины. Раз в неделю кормим всех желающих: у нас можно получить горячее питание, пища привозится из большой столовой, находящейся на производстве, при организации питания руководствуемся необходимыми нормативными документами.

– К зиме готовитесь?

– Поскольку приближаются холода, мы планируем организовать пункт обогрева. Хотелось бы установить на прихрамовой территории палатку, временный отопительный прибор, будем раздавать горячее питание вечером и ночью. Планы есть всегда.

– Сказалась ли эпидемия на работе Центра?

– Конечно, нас это коснулось. На период наиболее строгого режима самоизоляции наш Центр был закрыт, работали только на выдачу. Сейчас мы все делаем своими силами и с помощью частных пожертвований, а в то время сотрудничали с продовольственным фондом «Русь», который постоянно поставлял продуктовые наборы, а мы уже развозили их по домам наших подопечных. Когда режим изоляции стал ослабевать, люди уже сами начали приходить за продуктовыми наборами, но приема в социальном кабинете, конечно, не велось, и горячего кормления на улице мы тоже не осуществляли.

Меры предосторожности соблюдаем и сейчас: работаем в масках, перчатках. Раз в неделю совершаем акафист св. прав. Иоанну Кронштадтскому и празднику Успения Пресвятой Богородицы, так как у нас храм посвящен этому празднику.

А в ближайшем будущем силами жертвователей ждем устроения во временном храме настила и установки алтарной стены – тогда начнем совершать по воскресным дням Литургию.

Отец Иоанн ходатайствует

– В одном здании с Домом милосердия св. прав. Иоанна Кронштадтского находятся и другие социальные учреждения. Какие направления они охватывают?

– Да, можно сказать, у нас комплексный социальный центр, потому что на территории Отдела по церковной благотворительности и социальному служению Санкт-Петербургской епархии базируются и другие координационные центры: по противодействию наркомании и алкоголизму; по работе с инвалидами; по работе детьми, оставшимся без попечения; по работе с добровольцами и сестрами милосердия; по работе с глухими и слепоглухими; Центр Защиты Материнства; Общество православных психологов.

Например, при Центре по работе с инвалидами открыто несколько мастерских, где подопечные под руководством преподавателей трудятся в иконописной, швейной, ткацкой мастерских.

Есть у нас и Социальный кабинет: приходит человек, с ним общаются, спрашивают, что у него за ситуация, оказывают координационная помощь, при необходимости могут направить в находящуюся в этом же здании социальную гостиницу «Линия жизни». Туда может придти любой человек, кому негде жить. Кроме того, что ему предоставят кров, ему помогут с одеждой, накормят, помогут с работой и восстановлением документов. Там же оказывается реабилитационная помощь после освобождения из мест заключения. Это в «Линии жизни».

– Центр милосердия также находится в одном здании с Успенским храмом? Какова история этого храма?

– Да, наш Центр является частью храмового комплекса, здание которого имеет форму буквы Т. Центр наш большой, четырехэтажный, но его состояние пока оставляет желать лучшего. Надеемся что-то улучшить. Вот сейчас выиграли президентский грант на косметический ремонт и обустройство нашего склада стеллажами и системами хранения, чтобы там можно было хранить вещи и систематизировать порядок выдачи. Также не без помощи других координационных центров занимаемся внутренним благоустройством.

Что же касается храма Успения, то он был построен более ста лет назад как подворье Важеозерского монастыря, освящал его отец Иоанн Кронштадтский. Рядом располагался Дом трудолюбия, ориентированный, прежде всего, на то, чтобы дать человеку возможность потрудиться, поесть и переночевать.

В советское время здесь, прямо в здании храма, располагался Невский районный суд. Помещение было перегорожено на кабинеты. Один из наших прихожан рассказывает, что у него с этим местом связана травма детства – тут, где мы сейчас молимся, читаем акафисты, разводились его родители.

Потом храм передали Санкт-Петербургской епархии и Отделу по церковной благотворительности и социальному служению, председателем которого является протоиерей Николай Брындин – благочинный Калининского округа, благочинный Социального благочиния, настоятель Спасо-Преображенского собора, где я и служу. Отец Николай пытается всеми силами восстанавливать Успенский храм и возобновлять работу Центра по всем направлением.

– Как и кем было принято решение назвать Центр во имя св. прав. Иоанна?

– Такое название мы выбрали, когда подавали на грант. Мы с отцом Николаем побеседовали и пришли к тому, что выберем название во имя Иоанна Кронштадтского, а в дальнейшем назовем и весь Центр именем святого. Связано такое решение не только с тем, что Иоанн Кронштадтский занимался социальным служением, но в первую очередь, с тем, что именно он освящал Успенскую церковь, именно он ее закладывал. Его стараниями был создан этот храм, а при храме и Дом трудолюбия. То есть связь с отцом Иоанном самая прямая.

– Чувствуется ли помощь в делах Центра милосердия?     

– Мы всегда молимся, чтобы Господь молитвами отца Иоанна, заступничеством Пресвятой Богородицы, в честь Которой освящен главный престол Успенского храма на улице Крупской, подавал помощь в устроении нашего Центра, чтобы люди могли, с одной стороны, принимать помощь, а с другой – и оказывать ее.

На первый взгляд может показаться, что каких-то явных чудес у нас не происходит. Но если у нас все получается, что это, как ни свидетельство того, что отец Иоанн ходатайствует? Само наше дело и есть явное чудо, которое с Божией помощью, по молитвам Батюшки, живет.

Поэтому мы, конечно, обращаемся к нему на каждом молебне, на каждом акафисте, чтобы он укреплял нас, помогал восстановить это место, чтобы здесь прославлялось пред Богом имя нашего небесного покровителя.

Разные люди

– Сколько у вас сотрудников?

– Если соединить все координационные центры, то получится человек 20-25 и столько же волонтеров. А если считать и гостиницу «Линия жизни», то это еще плюс 15-20 сотрудников. За полгода мы оказываем помощь 2000 человек.

– Какие люди приходят в волонтеры?

– Совершенно разные люди, разные категории, разный возраст. Есть и студенты, и средний возраст, и даже пенсионеры. Женщин, пожалуй, больше, но мужчины тоже играют большую роль: физически помогают, осуществляют доставку продуктов на автомобилях.

– Все ли сотрудники, волонтеры – православные?

– В основном, православные. Например, мой помощник Антоний почти пять лет был руководителем направления помощи бездомным в Фонде Димитрия Солунского. Но бывает и иначе: иногда люди просто видят, что где-то необходима помощь и просто по-человечески обращаются с предложением содействия.

– А у подопечных интерес к вере наблюдается?  

– Как живой пример, опять же мой помощник: он ходит в храм, причащается, исповедуется, молится, человек воцерковленный, а изначально он пришел к социальному служению именно через жалость к бездомным людям, как волонтер. Потом начал интересоваться Православием. И сейчас он искренне верующий человек. Так же бывает и с нашими подопечными.

Здесь еще многое зависит от того, кто их встречает. Если встречаешь с добротой, человек видит ее. Точно также и в храме, мы же дежурим в соборе в течение дня, приходит человек с любой проблемой, если его там встретят недоброжелательно, то, конечно, в дальнейшем такое отношение и у него будет к Церкви. Ничего нового тут нет.

Но еще многое зависит и от того, с каким отношением он сам к нам пришел. Бывает человек придет, и что ты ему ни скажи, он все равно о вере, Церкви, священнослужителях никогда не поменяет своего мнения. Значит, ему это не надо, значит, он этого не искал. А бывает, человек придет, ты ему два-три слова скажи, и он загорелся. Он этого ждал, он был готов к этому, и он нашел то, что искал.

– У подопечных из числа некрещеных возникает ли желание креститься?

– Конечно, да. Например, к нам обратилась бабушка: так получилось, что она взяла под опеку своих внуков. Мы мальчика, ему шесть лет, покрестили, так они теперь постоянно приходят к нам в собор. Мальчик умный, тянется к вере и бабушку тянет в храм: они всегда придут, пообщаются.

Но бывают и такие, кто просит помощи, а ты их видишь только тогда, когда ты им эту помощь оказываешь. Недавно организовывали кормление горячим питанием, и одна женщина спросила: «А можете крестить?». «Да, можем, приходите в собор, бесплатно покрестим». Но она не пришла, оказалось, в храм далеко ехать. Только кому по-настоящему надо, кто действительно готов, тот всегда придет.

– Опасные, агрессивные, не доверяющие священнику – такие обращаются?

– Разные люди обращаются, но Господь бережет и показывает, кто есть кто. Кого-то направляют к нам через епархию, кто-то приходит сам. Но я всегда предлагаю придти в собор, пообщаться, и тогда, конечно, все станет видно. Есть люди взыскательные: сразу требуют денег, причем разные суммы. Недавно приходила женщина, ей 71 год, она требовала денег, потому что ей надо бизнес поднимать. Но тут вопрос не жизни и смерти, есть люди, которым эта помощь нужна больше. Людям говоришь, что мы можем оказать продуктовую лекарственную, помощь, предоставить кров, и тогда они сами по себе тогда отпадают, потому что им нужны сразу большие деньги.

Правило у нас такое: никогда не отказывать, хоть чем-то, но помочь. А дальше человек уже сам решает. Если ему действительно нужна помощь, он будет рад даже мелочи. А если он ищет чего-то масштабного или хитрит, то, конечно, он, может, отойдет с обидой, даже агрессией. Всегда встречаются разные люди.

И чтец, и жнец…

– Отче, перед тем как заниматься социальной деятельностью, Вы проходили какую-нибудь подготовку? И где, если проходили? Ведь в семинарии не рассказывают о том, как организовать горячее кормление для бездомных или обустроить складские помещения.

– Я как священник служу не так давно, до этого был диаконом в Спасо-Преображенском соборе, а еще раньше – чтецом. И пока трудился чтецом, знакомился с окружающими, общался с различными организациями, например, «Детской миссией», участвовал в волонтерском движении, иногда помогал в административной работе – собрать волонтеров, например. А в начале 2019 года протоиерей Николай Брындин поставил меня руководителем социальной службы Спасо-Преображенского собора. С этого все и начиналось. У нас приход там относительно небольшой, но подопечные всегда есть. 15-20 нуждающихся, которым мы помогаем один-два раза в месяц. Отец Николай посмотрел, что в приходе получается организовывать социальную деятельность, конечно, все делаем с помощью наших прихожан, я, в основном, решаю какие-то организационные моменты, также веду информационную поддержку в Сети. То есть постепенный опыт начинался с социального служения в соборе. Но и сейчас я еще не сильно опытный. Слава Богу, всегда есть, у кого спросить, всегда есть люди с большим опытом, такие, как отец Николай Брындин. Я всегда могу к нему обратиться, и он всегда подскажет, в каком направлении двигаться.

– В Спасо-Преображенском соборе Вы служите не первый год, поэтому многим петербуржцам, кто слушает трансляции богослужений на радио Санкт-Петербургской митрополии «Град Петров», хорошо знаком Ваш голос. Где Вы учились пению?  

– Я вырос в православной семье, родом из города Печоры, где расположен Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь. Там, в детско-юношеском хоре при монастыре, я и начинал свою деятельность. Созданный наместником монастыря, архимандритом Павлом (ныне митрополитом Екатеринодарским и Кубанским), этот хор насчитывал 70 детей в возрасте от 5 до 17 лет. А когда я повзрослел, перешел во взрослый любительский хор. После этого учился на историческом факультете Псковского Государственного педагогического университета и продолжал петь в Троицком кафедральном соборе Пскова. Там же пели мои двоюродные братья и сестры.

Потом я и три моих двоюродных брата ездили мужским квартетом по всей Псковской митрополии и пели на четыре голоса архиерейские службы у митрополита Псковского и Порховского Евсевия. С владыкой мы пять лет ездили.

А в Санкт-Петербург я попал после службы в армии, где служил в Ансамбле песни и пляски внутренних войск МВД. По окончании срочной службы я начал переводиться на контрактную службу в этой же структуре и задумался о дальнейшей жизни, но я никогда не сомневался, что она будет связана с храмом: у меня было желание и возможность быть певчим, дело это я знал, и оно доставляло мне радость. И Господь так управил, что я пришел в хор Спасо-Преображенского собора, который находится в том же районе, где я служил. Потом в течение пяти лет был чтецом, полтора года – диаконом, и вот теперь священник. Пути Господни неисповедимы.

– Батюшка, Центр милосердия им. св. прав. Иоанна Кронштадтского совсем недавно стал участником Иоанновской семьи. Что Вам хотелось бы пожелать ее участникам и организаторам?

– В мероприятиях Иоанновской семьи мы пока не успели принять участие, потому что о ее деятельности я действительно узнал не так давно – узнал от однокурсника по семинарии, координатора программ Семьи, священника Кирилла Франкова, сейчас он служит на родине Иоанна Кронштадтского, в Суре.

Каждый, кто носит имя этого святого, так или иначе, является его чадом. Поэтому хочется пожелать, чтобы отец Иоанн не оставлял своих чад. Батюшка был великим молитвенником, будем и мы обращаться к нему почаще. Помощи Божией всем и заступничества святого праведного Иоанна Кронштадтского!

Автор: Геннадий Шипов, Иоанновский приход СПб.
Никольский храм, 
с. Сура Архангельской обл.,
малая родина св. прав. Иоанна Кронштадтского.
Фото: Алина Скрипай, Иоанновский приход.

Обратная связь