Иоанновский приход

ИОАННОВСКИЙ СТАВРОПИГИАЛЬНЫЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Главная Иоанновский приход О приходе Живые истории Три фамилии – одна Судьба и одна Встреча семьи Чернега. «Наш бессмертный полк»

Три фамилии – одна Судьба и одна Встреча семьи Чернега. «Наш бессмертный полк»


«Эвакуация моих родных из Ленинграда в Новосибирск была очень нелегкой. И они, как многие, пережившие тяжкие времена, не любили об этом вспоминать. А жаль, – с грустью отмечает сегодня Наталья Чучалина, руководитель общины «Закон». – Мне, как и всей моей семье, сегодня очень не хватает подробных сведений о том периоде жизни, чтобы передать их своим внукам. Ведь ни в коем случае нельзя быть «Иванами, не помнящими родства», поэтому память о подвиге наших родных постараюсь передать как можно полнее».

Присланный в редакцию рассказ Натальи Сергеевны о семье своего отца (его, родителей и старших братьев), удивительным образом прошедшей все лишения и выжившей в годы Великой Отечественной войны, по праву вошел в серию публикаций «Наш бессмертный полк. Живые свидетели». Сегодня, в день 80-летия начала войны, самой кровопролитной в истории человечества, предлагаем эту удивительную историю вашему вниманию.

Ленинград

Нашей семье очень сильно повезло. Не знаю, уместно ли говорить в данном случае «повезло», потому что это точно милость Божия. Произошла она, наверняка, по молитвам моей бабушки Александры Семеновны Чернега, 1895 года рождения, которая была глубоко верующим человеком, родом из Греции.

Бабушка осталась сиротой в два года от роду, и ей довелось пережить множество трудностей по жизни. К сожалению, я её не помню. Бабушка отошла ко Господу в 1961 году, когда мне исполнилось три года. Они с дедушкой, Иваном Кондратьевичем, который был старше ее на год, имели пятерых детей, из которых двоих младенцев – сына Сашко и дочку Иринку – похоронили в голодные 1930-е годы на Украине. 

Чтобы спасти оставшихся трех сыновей, дедушка с бабушкой вынуждены были перебраться в 1935 году в Ленинград. Старшему Михаилу, 1918 года рождения, в ту пору было 17 лет, среднему, Василию, 1921 года рождения, – 14, а моему папе, Сереже, 1928 года рождения, соответственно, – 8 лет. 

9 сентября 1941 года. Ленинград

Семья только стала «вставать на ноги», обустраивать 11-метровую комнатку в коммунальной квартире в рабочем поселке, в одном из старейших рабочих мест города – Пороховых. Там дедушка и работал на оборонном заводе «Краснознаменец». Как началась война.

В первые же дни войны и Михаил, и Василий сразу ушли на фронт. А дедушка с бабушкой и моим папой остались в Ленинграде. Дедушка работал в гальваническом цеху «Краснознаменца», а бабушка трудилась на заводе уборщицей. Папа сначала ходил в школу, в 5 класс, а когда начались самые тяжелые блокадные времена, учеба закончилась. 

По рассказам родных, они спасались тем, что у дедушки был «рабочий паек» – 250 грамм хлеба в день, а у бабушки и папы – по 125 грамм так называемых иждивенческих, потому что бабушка работать перестала. И еще она находила где-то выкинутые кости, из которых варили так называемый бульон. Со слов бабушки, мой папа от голода буквально покрылся мхом и, если бы их зимой 1941-го не эвакуировали, вряд ли бы смогли выжить. Сама же бабушка, вспоминая голод на Украине, держалась и постоянно молилась, чтобы Господь проявил милость и сохранил нашу семью.

«Дорога жизни» рядом с домом 

С началом войны работа на заводе, как, в общем-то, и во всем городе, стала во много раз интенсивнее. Фашисты быстрыми темпами приближались к Ленинграду со всех сторон, и 8 сентября 1941 года замкнулось вражеское кольцо, практически полностью прекратилась связь со страной. Поступление продовольствия и боеприпасов в город прервалось, осталась тонкая ниточка – по Ладожскому озеру, впоследствии названная «Дорогой жизни». Она проходила буквально рядом с домом, где жили мои родные, мимо кинотеатра «Звездочка», где находился эвакопункт. И зимой в конце 1941 года дедушкин завод тоже был готов к эвакуации. 

Всем велели собрать только самое необходимое и определенного веса, выдали эвакуационные карточки. Моих родных отправили вместе с другими рабочими по Ладожскому озеру – сначала в Пензенскую область, в деревню Башмаково, а оттуда – в Новосибирск. 

Никто из нашей семьи не погиб 

В Новосибирске дедушка, Иван Кондратьевич, вновь работал в гальваническом цеху, а папа в 14 лет пошел работать. Сначала его взяли на железную дорогу помощником электрика, а затем он устроился на Чкаловский завод, тоже электриком. Там он занялся общественной работой, и его, как лучшего молодого специалиста, комсомольца, направили на Комсомольский съезд ВЛКСМ в Новосибирск.

В это время старшие сыновья Михаил и Василий сражались на передовой. Пройдя всю войну, они встретились чудным образом в Кенигсберге. Но это отдельная история. Факт остается фактом – никто из моей семьи по линии папы в годы войны не погиб. Как, впрочем, и по линии мамы, но они жили в деревне Лебедянка Пензенской области, и до них, слава Богу, враг не дошел. 

Три фамилии Чернега

Я часто задавалась вопросом: как же все-таки вышло, что на протяжении длительной, кровопролитной войны, когда практически каждая семья понесла потери, в нашей семье остались живы все? При этом оба старших брата моего папы – Михаил и Василий – сражались на передовой с первых дней войны и, мало того, Михаил вообще ни разу не был ранен! А ведь он, телефонист, прокладывал связь между командными пунктами под шквалом пуль и снарядов!

У меня было только одно правдоподобное объяснение. Возможным это стало только в силу крепкой защиты – постоянной молитвы моей бабушки, их матери, Александры Семеновны, о сохранении семьи. Спросить об этом у нее лично я, к сожалению, не могла, а никто из родных этот вопрос не поднимал. Хотя удивительно, что и в блокаду все выжили, и фронтовики остались живы.

В то время, как папа с родителями после эвакуации из блокадного Ленинграда зимой 1941 года вкладывали свою посильную лепту на трудовом фронте для приближения победы, на ратном поле с первых дней войны сражались самые дорогие – старшие сыновья Ивана Кондратьевича Чернега – Михаил и Василий.

Из-за ошибок фронтовых писарей фамилии у всех сыновей Ивана Кондратьевича претерпели изменения – у Михаила в середине фамилии буква «е» превратилась в «я», а у Василия, в силу сложных обстоятельств, исказились сразу две гласные буквы. И стали родные братья жить под разными фамилиями – Михаил стал Черняга, Василий – Черняго, а мой папа остался под коренной фамилией Чернега. 

Чернега Иван Кондратьевич и Александра Семеновна 1957 г.

Судьба раскидала Михаила и Василия по разным фронтам. 

Когда отполированные до блеска, прошедшие всю Европу фашистские сапоги вступили на нашу землю, топтали зеленую травку и солнышки русских полевых ромашек, Михаил Черняга 24 июля 1941 года был призван в Красную Армию и направлен на передовую. 

Михаил. Связь – нерв армии

С момента призыва Михаил Иванович был направлен на Калининский фронт, и всю войну прошел в составе стрелковой бригады 43 Краснознаменного армейского пушечного артиллерийского полка 43 Армии.

Должность у него была одна из самых востребованных на фронте – телефонист. Вот и приходилось ефрейтору Черняго в любое время дня и ночи, в любую погоду, под свист пуль и снарядов выдвигаться для прокладывания кабеля и восстановления разорванных линий связи на передовых позициях. 

Недаром говорится, что связь – это нерв армии. Задания у связистов были одними из самых рискованных и опасных. Приходилось тянуть провода вне зависимости от боевых действий или затишья, восстанавливать связь под летящими снарядами, когда протянутая линия тут же была перебита. Но самое страшное было, когда шли танки. Они наматывали провода на гусеницы и тянули их вместе с аппаратами связи. В таких ситуациях надо было резать провода буквально под гусеницами танков.

У каждого солдата на военном поприще своя судьба. Как маленькая тоненькая ниточка в общем клубке, одна к одной, они все служат для создания единого разноцветного полотна общей Победы. Разной длины были ниточки, у кого-то – коротенькая, которая обрывалась в самом начале боев, а у кого-то, как у моих родных, – длинная и крепкая – до самого конца войны.

Эрнст Хименгуэей говорил: «О войне писать опасно, доискиваться правды о войне – еще опаснее». При нечастых встречах уже после войны братья не любили вспоминать ужасы пережитого при нас, своих детях. И практически ничего не рассказывали. 

Поэтому мне пришлось воспользоваться архивными сведениями, которые теперь открыто опубликованы в интернете. И вот что обнаружилось.

«Неоднократно проявлял примеры мужества и отваги»

За свои самоотверженные действия и проявленный героизм в августе 1943 года Михаил Иванович был представлен к первой награде – медали «За боевые заслуги». В наградных документах значилось следующее.

«Ефрейтор Черняга Михаил Иванович, 1918 года рождения, в период наступления наших войск с 13 по 20 августа 1943 года под артиллерийским обстрелом противника, выполняя боевое задание по привязке артиллерии 114 отдельной стрелковой бригады показал мужество и бесстрашие». Приказом 43 Краснознаменного Армейского Пушечного Артиллерийского полка 43 Армии Калининского фронта № 059-Н от 23 августа 1943 года 2 км южнее дер. Морозово Смоленской области Черняга Михаил Иванович награжден медалью «За боевые заслуги».

В представлении командира 1/136 Артиллерийской бригады майора Савельева значилось: за мужество и отвагу, решительные и умелые действия в трудный период боя товарищ Черняга достоин награждения орденом «Красная звезда».

«В наступательных боях ефрейтор Черняга неоднократно проявлял примеры мужества и отваги. Так, в боях за расширение плацдарма на правом берегу реки Вента, когда противник после артподготовки начал накапливаться для контратаки, была перебита телефонная связь с наблюдательным пунктом. Тов. Черняга немедленно бросился по линии и, рискуя своей жизнью, быстро срастил 12 порывов кабеля. Это дало возможность командиру в самый ответственный период боя открыть огонь по скоплению противника и рассеять его живую силу и технику с большими для него потерями».

21 февраля 1945 года документы были направлены для представления к награждению телефониста 3-й батареи 138 артиллерийской бригады Черняга Михаила Ивановича, 1918 года рождения, украинца, образование неполное среднее, орденом Красной Звезды.

Только представить себе – в любую погоду, в дождь, снег, под палящим солнцем, рискуя жизнью, под непрерывным обстрелом тянуть катушки с тяжеленным проводом, восстанавливать прерванную связь, развертывать радиостанцию и устанавливать связь командного пункта с огневыми позициями! 

Сколько боевых друзей осталось лежать навеки в сырой земле! Скольких сыновей, мужей, отцов, братьев не дождались родные и близкие в поселках, деревнях, городах нашей необъятной страны! Плечом к плечу сражались русские и украинцы, армяне и евреи, грузины и таджики, дагестанцы и калмыки, да и не перечесть все нации и народности, вставшие на защиту своей великой страны, своей земли, и сложившие свои головы во имя жизни! 

Могилы многих из них до сих пор не найдены, ведь мясорубка войны не вела счет точным потерям людей, и выжить в ту страшную пору было невероятно сложно.

Василий. Первое ранение

В это же время, после окончания обучения на курсах младших командиров, гвардии младший лейтенант Черняго Василий Иванович – с марта 1943 года – героически сражался на передовой. Сначала он воевал на Южном (Северо-Кавказском) фронте, а затем – на 4-м Украинском, 3-м Белорусском и 1-м Прибалтийском фронтах, куда перебрасывалась его стрелковая дивизия.

15 мая 1943 года командир стрелкового взвода 6-го гвардейского стрелкового Севастопольского полка 2-ой гвардейской стрелковой Таманской Краснознаменной ордена Суворова дивизии гвардии младший лейтенант Черняго Василий Иванович в бою под селом Александровка Ростовской области получил первое ранение. Согласно сухим строчкам боевого приказа, произошло это следующим образом:

«15 мая 1943 года у ст. Александровка Ростовской обл. товарищ Черняго со своим взводом, состоя на службе в 4-м мехкорпусе, отразил две вражеские контратаки, лично уничтожив при этом семь фашистов. При этом тов. Черняго был ранен».

Но после непродолжительного лечения в прифронтовом госпитале в ноябре 1943 года Василий вместе с полковыми боевыми товарищами был переброшен на 4-й Украинский фронт. А в июле 1944 года, продолжая наступление и отбивая ожесточенное сопротивление врага, их полк двинулся в Литву, чтобы сражаться уже на 1-м Прибалтийском фронте. 

Ляли, Жучишки и Бабенышки лейтенанта Черняго

7 августа 1944 года в очередном бою под Литовским местечком Немокшты Василий получил очередное ранение, но не вышел из строя, а после короткого лечения в медсанбате продолжал сражаться плечом к плечу с однополчанами против немецко- фашистских захватчиков. 

В представлении к очередному награждению, подписанным командиром 6-го гвардейского стрелкового Севастопольского Краснознаменного полка гвардии подполковником Кашицыным, звучало:

«12 и 13 августа 1944 года, участвуя в наступательных боях по освобождению населенных пунктов Кельмского уезда Литовской ССР Жучишки и Бабенышки, товарищ Черняго командуя своим взводом, нанес противнику огнем из своего оружия сокрушительный урон. Когда противник отступил, на поле боя было уничтожено 28 немецких солдат и 3 огневых пулеметных точки противника. Сам товарищ Черняго лично уничтожил из своего автомата 7 немецких солдат, населенные пункты Жучишки и Бабенышки были освобождены от врага».

31 августа 1944 года за проявленное мужество и героизм гвардии младший лейтенант Черняго Василий Иванович награжден вторым орденом Красной звезды.

Сражаясь на Первом Прибалтийском фронте гвардии лейтенант Василий Иванович Черняго продолжал показывать личный пример героизма, результатом которого стал очередной подвиг. В сведениях, почерпнутых из архивов, говорится:

«В бою за овладением селением Ляли Расейняйского уезда Литовской ССР 6 октября 1944 года товарищ Черняго во главе своего взвода стремительно атаковал противника, проявляя мужество и бесстрашие и увлекая других на выполнение боевой задачи.

В этом бою он со своим взводом атаковал артиллерийскую огневую позицию немцев, уничтожил расчет орудия и захватил вполне исправную пушку вместе с тягачом. Преследуя отступающих гитлеровцев, товарищ Черняго вместе со своим взводом уничтожил до взвода немецкой пехоты. Достоин правительственной награды – ордена Отечественной войны первой степени».

За проявленные мужество и героизм 14 октября 1944 года гвардии лейтенант Черняго Василий Иванович был награжден орденом Великой Отечественной войны 1 степени. В представлении к очередному награждению звучало:

«Товарищ Черняго в боях с немецкими захватчиками проявил себя мужественным и хорошо знающим свое дело офицером Красной Армии. Командуя пулеметной ротой, он всегда находился в боевых порядках и, умело выбирая огневые позиции, создавал на участке своей роты сильный огонь по противнику. 

В бою за населенный пункт Регенен (Восточная Пруссия) 16 апреля 1945 года, сопровождая пулеметным огнем наступающие подразделения на местечко, подавил 6 пулеметов противника, уничтожил расчет противотанковой пушки и до 29 немецких солдат и офицеров. Лично сам товарищ Черняго захватил трофейный пулемет и, открыв огонь, уничтожил 11 гитлеровцев.


За мужество и отвагу, проявленные в бою с фашистскими захватчиками, товарищ Черняго достоин правительственной награды – ордена Отечественной войны 2 степени. 


Командир 6-го гвардейского стрелкового Севастопольского Краснознаменного полка гвардии подполковник Монштейн».

Встреча на руинах Кенигсберга

29 апреля 1945 года 6-му гвардейскому стрелковому Севастопольскому Краснознаменному полку за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, за храбрость и мужество, за проявленную доблесть Командующий 2-ой Гвардейской Армией гвардии генерал-лейтенант Герой Советского Союза Чанчивадзе вручает Гвардейское Знамя и орден «Красное Знамя». 

Война для солдат и офицеров 6-го гвардейского стрелкового Севастопольского Краснознаменного полка 3 Белорусского фронта, одним из которых был гвардии старший лейтенант Черняго Василий Иванович, закончилась 8 мая 1945 года на берегах Балтийского моря, в янтарном Калининграде.

И в это весеннее время, на руинах разрушенного Калининграда произошла неожиданная встреча родных братьев – Черняга Михаила Ивановича и Черняго Василия Ивановича. Радость этой встречи передать невозможно, да, наверное, и не стоит. 

Морской воздух в то время был пропитан весной и радостью нашей Победы. И удивительная встреча в одном месте родных братьев, сражавшихся на разных фронтах, только добавила насыщенности эмоций, переживаемых в те незабываемые дни. Сам факт, что событие непостижимым образом случилось, вынуждает задуматься о Промысле Божием и силе материнской молитвы.

1946 г. Ленинград

Спасибо, Господи, за жизнь! 

Я рассказала нашу историю, которую считаю удивительной, потому что горжусь своими родными героями и благодарю Господа, что Он сохранил всю семью в здравии и без потерь. 

Этот факт навсегда вписан в семейную летопись для следующих поколений, как малая частичка истории нашей великой страны.

Автор: Наталья Чучалина, община «Закон».
Фото предоставлены автором.

Читайте другие публикации из серии
       «Наш Бессмертный полк. Живые свидетели»:

Иоанновский монастырь в Санкт-Петербурге,
наб. реки Карповки, д. 45.
Фото: Ольга Дмитриева, Иоанновский приход СПб. 

Обратная связь