Иоанновская община

ОБЩИНА ПРИХОЖАН ИОАННОВСКОГО СТАВРОПИГИАЛЬНОГО ЖЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ

Главная Иоанновский приход О приходе Живые истории Лидия Борисовна Василевская: «Человек должен быть достойным называться Человеком»

Лидия Борисовна Василевская: «Человек должен быть достойным называться Человеком»

Лидия Владимировна и Лидия Борисовна

Лидия Борисовна была нашей прихожанкой с 1997-го по 2012 годы, по мере сил, помогала приходу – трудилась на дому. Как ветеран Великой Отечественной войны, была посетительницей вечеров в Клубе «Спутник», подопечной приходских загородных баз «Забота» и «Островок». Когда сил посещать храм уже не было, батюшки причащали ее дома. Неожиданно мог прийти в гости отец Николай, принести пирог, чтобы проведать, вместе попить чаю и узнать о нуждах семьи. Об этом нам рассказала ее дочь, Лидия Владимировна Гаврилова.

Лидия Владимировна Гаврилова.

Сегодня, в честь дня Великой победы, мы вспоминаем ее маму Лидию Борисовну Василевскую († 24.03.2012) в публикации, вошедшей в серию «Наш Бессмертный полк. Живые свидетельства», и в числе почивших прихожан «Они молились вместе с нами».

Из истории освобождения Ленинграда:

Невский плацдарм, одна из самых героических страниц обороны Ленинграда, самое кровопролитное место боев на Ленинградском фронте. Это легендарный «Невский пятачок» на левом берегу Невы напротив поселка Невская Дубровка. 900 м в длину и 300 м в ширину, на штабных картах он умещался под пятикопеечной монетой.

Лидия Борисовна в год призыва и карта боев на Невском пятачке

285 суток здесь длилось противостояние врагу. 285 дней и ночей переправлялись от Невской Дубровки на перепаханный снарядами и минами клочок земли противоположного берега пехотинцы, моряки, саперы, танкисты и артиллеристы, чтобы ценой беспримерного героизма спасти Ленинград. За этот отвоеванной у фашистов «пятачок» отдали жизни сотни тысяч наших воинов (по разным данным, от 300 тыс. человек).
***
1943 год. 18 января разорвано кольцо блокады. Южнее Ладожского озера образовался сухопутный коридор шириной 8-11 км. За 18 дней здесь была построена железная дорога протяженностью 36 км, по которой пошли поезда в Ленинград. Однако полностью связь города со страной не была восстановлена. До полного снятия блокады (27 января 1944 года) оставался почти год. С целью «предупреждения готовящегося удара противника на колпинском направлении» командование войсками Ленинградского и Волховского фронтов проводит несколько стратегических, в том числе наступательных, операций. Раненых солдат переправляют в Ленинград через Дубровку… 

Из записи в архиве: «Стояли в Грузино, 10 января 1943 года переехали в Сарженку (12 км от Песочной). 10 марта были переброшены с полевой артиллерией на Колпинский участок для прикрытия пехоты в готовящемся наступлении под Невской Дубровкой».  

Из медицинской справки: «14 марта 1943 года при погрузке раненого бойца для эвакуации в Медсанбат старший сержант дивизионной санчасти Лидия Блок, 1923 г. р., получила осколочное ранение правой голени с повреждением костей от разрыва тяжелого снаряда при артобстреле со стороны противника».

Медсправка о ранении Лидии Борисовны
После ранения жизнь 19-летней Лиды изменилась навсегда


Давно отгремели бои на Невских берегах. Поднят из руин поселок Невская Дубровка. Но подвиг и имена погибших и пострадавших в боях за Ленинград не забыты. Среди них – Лидия Борисовна Василевская (в девичестве Блок, 22.10.1923 – 24.03.2012), мама Лидии Владимировны Гавриловой, труженицы общины «Дом трудолюбия» (прихожанки Иоанновского монастыря с 1993 года). 

Она и поделилась с нами интересным рассказом о своей матери и ее удивительных родителях (своих дедушке и бабушке), предоставила уникальные документы из семейного архива. Все трое – Лидия Борисовна, ее отец и мать – были медиками, бойцами медицинского фронта Великой Отечественной, отвоевавшим у смерти не один полк жизней.

Жизнь до войны

Лидия Борисовна родилась 22 октября 1923 года в Краснодаре, в семье врачей. Отец ее, Борис Вячеславович Блок (16.02.1888 – 26.03.1951), был хирургом областной больницы г. Краснодара, кандидатом медицинских наук. Мать, Александра Гавриловна Блок (Передерий) (09.04.1888 – 18.06.1962), была врачом Краснодарского эвакопункта.

Лида очень любила родителей: папа, по ее словам, был добрый и справедливый, мама – красивая и строгая. Родители работали, а за девочкой дома присматривала няня.

В 1930-е годы родители трудились в Таджикистане. У отца, как главного врача и ответственного хирурга Кулабской больницы, было право ношения и хранения оружия (револьвер). В 1934 – 1935 гг. отец был в научной командировке в г. Ленинграде. А в 1936 году, после присуждения ему степени кандидата медицинских наук, он с семьей переехал в этот город насовсем. Здесь он возглавил хирургическое отделение 2-й Психиатрической больницы, стал преподавать в 15-й школе медсестер. 

Борис Вячеславович был не только талантливым хирургом и преподавателем, но умел наладить общение с любым человеком, уважая каждого. Семья жила под Ленинградом – в Шувалово, в доме, который построил отец вместе с другом профессором Тихоно́вичем.

В 1939 году Лида закончила в Шувалово 8-летнюю школу. Во время Финской компании (войны) 1939-1940 гг. в их доме жили штабные военные. Лида с перерывами в учебе работала в Шуваловской поликлинике. 

Весной 1941 года 9-й «Б», в котором училась Лида, дружно решил ехать на юг в какой-нибудь колхоз на уборку фруктов. Но многим ребятам родители запретили. Тогда они с подругой, решив заработать деньги на туфли, устроились на станцию Общества спасания на водах (ОСВОД). Работая там матросом, Лида, умевшая только плавать, научилась также хорошо грести. 

А 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война.

«Выдержим. Никогда не возьмут Ленинград!»

Первый вражеский авианалет был 8 сентября 1941 года. В этот момент Лида с подругой была в кинотеатре на Невском. В окно они увидели, как летели немецкие самолеты и бросали листовки. Когда в восемь вечера, после отбоя «Тревоги», девушки отправились домой, то увидели огромное зарево и уходящий в него столб дыма – горели Бадаевские склады.

17 сентября 1941 года 2-ю психиатрическую больницу, где работал Борис Вячеславович, перевели на казарменное положение, и Лида поехала с отцом за сестру-хозяйку. Незадолго до войны, в марте 1941 года он сломал шейку бедра. Перелом плохо сросся, нога стала короче на 5 см. Борис Вячеславович вышел на работу и оперировал на костылях.

Во время обстрела или воздушной тревоги все по сигналу отправлялись в сводчатый коридор первого этажа главного здания больницы – это считалось одним из самых надежных убежищ. Обстрелы, бомбежки с их последствиями стали буднями. Даже по ночам обстрелы сменялись бомбежками, короткие перерывы – «тревогами», и опять все сотрясалось от упавшего где-то снаряда. 

Город, измученный, истерзанный, стал каким-то почерневшим, суровым, с ощетинившимися дотами и надолбами. Но, несмотря ни на что, чувствовалась в нем какая-то непостижимая сверхсила.

Отец руководил, оказывал помощь пострадавшим от артобстрелов и бомбежек на территории больницы и в ближайших районах. У него в кабинете висела большая карта, на которой черными флажками были отмечены движения немцев, а красными – наших войск. 

Однажды днем во время операции вырвало разорвавшимся снарядом оконную раму, посыпались осколки штукатурки, но операция продолжалась. Немцы были почти у Кировского завода. Лидия Борисовна вспоминает, как в эти страшные дни ему задали вопрос «Что же будет – неужели не выдержим?». Он ответил: «Выдержим. Никогда не возьмут Ленинград!». «У меня словно глыба свалилась с плеч. С того момента я твердо знала, что так и будет», – верила она.

«Умирало по 27 тысяч человек в день»

Отец был всегда владеющим собой человеком, доброжелательным, к нему тянулись люди за советом, делились горем и радостью. Врачи, бывало, не выходили из операционной бесконечные часы. Путались день и ночь и терялся счет операциям. Тем не менее, отец обладал колоссальной выдержкой и всегда был «в форме». Отдыхал он, в основном, задремав в кресле на 10-15 минут. Щедро делился своими знаниями и опытом с коллегами, был очень добрым, но глубоко принципиальным человеком с сильным характером и волей. Помогал Борису Вячеславовичу сплоченный им дружный коллектив врачей, работавших самоотверженно и героически.

Сама Лида в ноябре 1941 года вернулась в Шувалово. До января 1942 года она работала в поликлинике медрегистратором, затем поступила в 10-й класс Озерковской школы. Из выпускного класса 1942 года остались в живых только семь человек. Конец декабря 1941 года и январь 1942-го были для ленинградцев самыми страшными: умирало по 27 тысяч человек в день. Особенно много людей погибло 28 и 29 декабря, когда совершенно не было подвоза продовольствия, и даже те жалкие, но спасительные 250 г хлеба, похожие на скользкий бурый кусок торфяной глины, не выдавали.

Мать, Александра Гавриловна, работала в Шувалово участковым врачом. Когда ее состояние дошло до дистрофии (выпали даже волосы), ее отвезли в больницу к мужу.

В апреле 1942 года 2-я психиатрическая была разрушена тремя бомбами (по тонне каждая), и отца перевели в 3-ю психиатрическую больницу, затем – в больницу им. 20-летия Октября, преобразованную в госпиталь.

После окончания школы Лидия поступила в поликлинику медсестрой, где проработала всего девять дней. В июле 1942 года ушла в действующую Армию, как давно мечтала. Отец категорически возражал: «Жди своей участи, а на рожон лезть нечего». Но пылкое желание дочери было так велико, что родители уступили.

«За эту ночь отец стал седым»

На фронт Лида ушла медсестрой в звании рядового красноармейца. В сентябре 1942 года она уже была старшим сержантом дивизионной санчасти. Работу делала аккуратно и как следует, но скучала по «настоящему делу». 

Красноармейская книжка. Важнейший документ

"Не имеющих красноармейской книжки - задерживать"...

Далее были Грузино, Сарженка и ранение под Невской Дубровкой в марте 1943 года, о которых мы рассказали вначале...

К сожалению, к отцу в госпиталь она попала аж на 12-й день после ранения и уже с газовой гангреной и большой потерей крови. Три раза за ночь отец давал команду готовить операционную, но отнять ногу у дочери он не смог. За эту ночь Борис Вячеславович стал седым... Он поддерживал и выхаживал дочь, помог ей встать на протез. С марта 1943-го по сентябрь 1944 года она лечилась в госпитале Института протезирования. 

Далее - увольнение...

Чтобы не унывать, Лидия Борисовна придерживалась правила: «Человек должен прежде уважать себя, чтобы уважали его и окружающие; должен верить в себя, в свои силы, не преувеличивать, но и не умолять их; должен быть достойным называться Человеком и обязан все свои возможности и способности мобилизовать на победу над темными и ненужными сторонами своего характера и помощь своим лучшим Человеческим качествам».

Жизнь после войны

В апреле 1946 года Лидия Борисовна вышла замуж за Владимира Флоровича Василевского, влюбленного в нее со школьной скамьи. В 1948 году родила дочь, поступила в Институт иностранных языков на французский факультет, объединенный потом с Герценовским. 

Студенческий билет.

Закончив его в 1953 году, осталась на кафедре французского языка – сначала лаборантом, затем преподавателем. В 1955 году сдала кандидатский минимум, а в июле 1957 года уступила свое место своей бывшей преподавательнице, попавшей под сокращение штата.

Впоследствии преподаватель даже не поинтересовалась профессиональной судьбой своей ученицы. А Лидия Борисовна работала «где придется» до 1991 года: в Научно-исследовательском институте переводчиком технической литературы, старшим продавцом-переводчиком Ювелирторга, в «Березке», на кондитерской фабрике учетчиком, учителем французского языка, мастером в Трудпроме, ткачом на дому, в объединении «Север».

Во время ее нелегкой трудовой судьбы приходилось делать перерывы на лечение в госпитале. И везде, где бы она не находилась, всегда помогала людям в беде – советом, дружеской поддержкой, заботой. Ободрила молодую девушку, трагически оставшуюся без ноги, после чего та родила дочку, помогла своей дочери вырастить сына, ухаживала за больным мужем до последнего дня его жизни. 

Везде ее воспринимали как здорового человека. Да она никогда и не жаловалась на увечье.  Всегда была душой компании, красиво пела и играла на фортепиано. 

«За оборону Ленинграда»

Последние годы жизни Лидия Борисовна жила с дочерью и внуком. Отдыхала на приходской даче «Островок», и когда дочь работала в детском клубе, за ней ухаживали помощницы из общины «Патронаж». 

К сожалению, в последние годы жизни военная контузия, ранение и болезни отразились на ее физическом состоянии: плохо работала голова, суставы стали хрупкими, отчего случались переломы. 

Скончалась Лидия Борисовна на 89-м году жизни 24 марта 2012 года.

Награждена орденами Великой Отечественной войны II и I степени, медалью «За оборону Ленинграда» и многими правительственными наградами к юбилейным датам Победы.

Удостоверение о награждении медалью «За оборону Ленинграда».

Покой, Господи, душу усопшей рабы Твоей в селениях праведных! Царствие Небесное приснопоминаемой р. Б. Лидии!

Невский пятачок сегодня...

Подготовили: Лидия Гаврилова, Ольга Дмитриева,
общины «Дом трудолюбия», «Информсайт».

Читайте другие публикации из серии
       «Наш Бессмертный полк. Живые свидетели»:
Иоанновский монастырь в Санкт-Петербурге,
наб. реки Карповки, д. 45.
Фото: Татьяна Чернышенко, Иоанновская община. 

Обратная связь