Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Житие Иоанна Кронштадтского

img38756.jpg

Святой праведный Иоанн Кронштадтский и всея России чудотворец родился в селе Сура Пинежского уезда Архангельской губернии в семье бедного сельского причетника (дьячка) Илии Михайловича Сергиева и его жены Феодоры 19 октября 1829 года, в день памяти великого болгарского святого преп. Иоанна Рыльского, в честь которого и был наречен. Дед отца Иоанна был священником, так же, как и большинство предков по отцовской линии на протяжении, по крайней мере, 350 лет.

«У меня точно завеса спала с глаз...»

Родители отца Иоанна были людьми простыми и глубоко верующими. С самого раннего детства они приучили сына к молитве и церковному благочестию. За советами к матери, прожившей долгую жизнь, отец Иоанн обращался и тогда, когда стал знаменитым пастырем.

Отрок Иоанн не раз удостаивался чудесных явлений. Однажды ночью он увидел в комнате необычный свет, и среди света – Ангела в небесной славе, который назвался его Ангелом Хранителем.

С 6-летнего возраста Иоанн начал учиться грамоте, а в 10 лет был отвезен отцом в Архангельское приходское училище. Однако учение, несмотря на усердные занятия, первое время никак не давалось мальчику.

«Ночью, – вспоминал впоследствии Батюшка, – я любил вставать на молитву. Все спят, тихо. Не страшно молиться, и молился я чаще всего о том, чтобы Бог дал мне свет разума на утешение родителям.

И вот, как сейчас помню, однажды, был уже вечер, все улеглись спать. Не спалось только мне, я по-прежнему ничего не мог уразуметь из пройденного, по-прежнему плохо читал, не понимал и не запоминал ничего из рассказанного. Такая тоска на меня напала, я упал на колени и принялся горячо молиться. 

Не знаю, долго ли пробыл я в таком положении, но вдруг что-то точно потрясло меня всего. У меня точно завеса спала с глаз, как будто раскрылся ум в голове, и мне ясно представился учитель того дня, его урок. Я вспомнил даже, о чем и что он говорил. И легко, радостно так стало на душе. 

Никогда не спал я так покойно, как в ту ночь. Тут засветало, я вскочил с постели, схватил книги, и – о счастье! – читать стало гораздо легче, понимаю все, а то, что прочитал, не только все помнил, но хоть сейчас и рассказать могу... 

В короткое время я продвинулся настолько, что перестал уже быть последним учеником. Чем дальше, тем лучше успевал я в науках, и к концу курса одним из первых был переведен в Семинарию».

Место служения, назначенное Богом 

В 1851 году, с отличием окончив семинарский курс, Иоанн Сергиев был направлен в Петербургскую Духовную Академию за казенный счет. В том же году скончался его отец. Обучаясь в Академии, Иоанн исполнял должность письмоводителя, и свое небольшое жалование отсылал осиротевшим матери и сестрам.

Столичный город и Академия не изменили Иоанна: он оставался так же религиозен, сосредоточен на внутренней жизни. С детства кроткий и тихий, он проводил все свободное время за чтением книг, сторонясь всяких развлечений.

Заканчивался курс Академии, отец Иоанн намеревался принять монашество и ехать миссионером в Китай, Северную Сибирь или в Америку. Но он видел, что и в столице и ее окрестностях очень много работы истинному пастырю стада Христова. Он молился, чтобы Господь разрешил его сомнения, и увидел себя во сне священником, служившим в каком-то неизвестном соборе. Приняв этот сон за откровение от Бога и указание пути, он отказался от преподавательской деятельности в стенах Академии, которую окончил в 1855 году со степенью кандидата богословия.

Вскоре Иоанну Сергиеву предложили должность священника Андреевского собора в Кронштадте. Когда Иоанн впервые вошел в Андреевский собор, то был поражен тем, что именно этот храм с необыкновенной ясностью он видел во сне. Тогда он понял, что Сам Бог назначил ему священствовать в этой церкви. Иоанн вступил в брак с дочерью протоиерея К.П.Несвицкого из Кронштадта, Елизаветой Константиновной, и 12 декабря 1855 года епископом Ревельским Христофором был рукоположен в священники. Здесь, в Кронштадте, в течение 53 лет и протекала вся последующая жизнь отца Иоанна.

«Сознаю высоту моего сана...»

Св. прав. Иоанн Кронштадский с матушкой

За первой Литургией отец Иоанн обратился к своей пастве с такими словами: «Сознаю высоту моего сана и соединенных с ним обязанностей, чувствую свою немощь и недостоинство, но уповаю на благодать и милость Божию... Знаю, что может сделать меня более или менее достойным этого сана... Это – любовь ко Христу и к вам, возлюбленные братия и сестры мои...». 

Отец Иоанн считал, что если Церковь «наилучшая, нежнейшая духовная мать наша», то «священник должен быть носителем и выразителем духа материнской любви ее к мирянам».

При первом же знакомстве со своей паствой он увидел, что здесь перед ним открывается не меньшее поле для плодотворной пастырской деятельности, чем в далеких языческих странах. Кронштадт в то время был местом высылки из столицы убийц, воров и прочих уголовных преступников. Кроме того, там было много чернорабочих, работавших главным образом в порту. Все они ютились, в основном, в жалких лачугах и землянках, попрошайничали, пьянствовали. "Темнота, грязь, грех, - писал современник, - здесь даже семилетний становился развратником и грабителем". Среди таких людей и начал дивный подвиг самоотверженного пастырского делания отец Иоанн. "Нельзя смешивать человека -  этот образ Божий - со злом, которое в нем, - учил он, - потому что Божий образ в нем все-таки сохраняется". Эта среда, которая для обыкновенного работника стала бы бесплодной каменистой пустыней, для отца Иоанна оказалась плодоноснейшим виноградником. Он приходил в землянки и подвалы не на 5-10 минут, чтобы исполнить какую-либо требу и уйти, он шел к живой бесценной душе, к братьям и сестрам, он оставался там часами, беседовал, увещевал, утешал, плакал и радовался вместе с ними.

С первых же шагов он заботился и о материальных нуждах бедноты: сам отправлялся в лавочку за провизией, в аптеку за лекарством, за доктором. Уходил он из этих жилищ всегда радостный, умиленный, с твердой верой в милосердие Божие и надеждой, что Господь пошлет средства для дальнейших благодеяний. Кронштадтские жители видели, как он возвращается иногда домой босой и без рясы. Не раз прихожане приносили матушке обувь, говоря ей: "Твой отдал свою кому-то, придет босым".

Раздавая все до последней копейки, он обрекал на крайнюю нужду и себя, и жену. По согласию с супругой он всю жизнь оставался девственником, живя с ней как с сестрой. "Я священник, я принадлежу другим, а не себе. Счастливых семей и без нас, Лиза, достаточно, а мы должны посвятить себя на служение Богу" - сказал он ей после свадьбы. С помощью Божией, матушка Елизавета разделила с отцом Иоанном этот нелегкий и редкий подвиг девства на всю жизнь. Отец Иоанн нежно любил свою супругу, и она всем, чем могла, помогала ему нести крест пастырского служения, делила с ним радости и горе.

Тяжесть этого креста отец Иоанн познал с первых дней своего служения. "Рукоположенный во священника и пастыря, - писал он, - я вскоре на опыте познал, с кем вступаю в борьбу на моем духовном поприще, именно: с сильным, хитрым, недремлющим и дышащим злобой, и погибелью, и адским огнем геенны князем мира сего, и с "духами злобы поднебесными". (Еф. 6, 12). Начались искушения, обнаружились пакости вражий, немощные уязвления, преткновения. Враги, как разбойники, стали преследовать меня в духовном шествии моем и служении Богу моему... В этой невидимой жестокой борьбе я учился искренней вере, упованию, терпению, молитве, правоте духа, чистоте сердца, непрестанному призыванию имени Незримого, державного Победителя ада и Пастыреначальника Иисуса Христа, и Его именем и силой побеждал врагов и свои душетленные страсти... Эта борьба с сильным и хитрым невидимым врагом воочию показала мне, как много во мне немощей, слабости и греховных страстей... Как псалмопевец царь-пророк Давид, я постоянно возводил сердечные очи горе на небо, откуда приходила явная скорая, державная помощь (Пс. 120,1), и враги мои сильные обращались в бегство, а я получал свободу и мир душевный".

В 1857 году отцу Иоанну представилась возможность быть законоучителем в Кронштадтском городском училище. Для ревностного пастыря трудиться на ниве молодых сердец и сеять в них семена слова Божия было огромной радостью. В 1862 он с радостью принял предложение преподавать закон Божий и в открывшейся классической гимназии. Обращаясь впоследствии к учителю, наставляющему юные души в истинах веры и благочестия, отец Иоанн говорил, исходя из личного опыта: "Ты преподаешь детям закон Божий!.. Больше всего берегись делать из Евангелия учебную книгу: это грех. Это значит, в ребенке обесценивать для человека книгу, которая должна быть для него сокровищем и руководством целой жизни"; "При образовании чрезвычайно вредно развивать только рассудок и ум, оставляя без внимания сердце; на сердце больше всего нужно обращать внимание: сердце жизнь, но жизнь, испорченная грехом; нужно очистить этот источник жизни, нужно зажечь в ней чистый пламень жизни так, чтобы он горел и не угасал и давал направление всем мыслям, желаниям и стремлениям человека, всей его жизни. 

Общество растленно именно от недостатка христианского воспитания". На уроках у отца Иоанна не было "неспособных". Его беседы усваивались навсегда как сильными, так и слабыми учениками. Внимание отца Иоанна направлялось на то, чтобы наполнить детские души теми святыми образами, какими была полна его душа.

Раздавая бедным все свои средства, отец Иоанн скоро убедился, что такая благотворительность недостаточна, чтобы удовлетворить всех нуждающихся. Поэтому в 1874 году он основал при Андреевской церкви православное христианское братство "Попечительство святого Апостола Андрея Первозванного". В 1872 году в "Кронштадтском вестнике" были напечатаны два воззвания к жителям Кронштадта, в которых отец Иоанн просил помочь бесприютным беднякам: "Подкрепим их нравственно и материально; не откажемся от солидарности с ними как с людьми и нашими братьями и докажем, что человеколюбие еще живо в нас и эгоизм еще нас не погубил. Как было бы хорошо, если бы ради всех этих причин мы создали Дом трудолюбия. Тогда многие из бедных могли бы обращаться в этот дом с просьбой дать им определенную работу за вознаграждение, которое давало бы им средства для пропитания."

Эти воззвания нашли в сердцах людей деятельный отклик. В 1882 году открылся Дом трудолюбия в 4 этажа, прекрасно оборудованный, с домовой церковью во имя святого Александра Невского. Здесь были устроены рабочие мастерские, в которых работали в течение года до 25 тыс. человек, женские мастерские, вечерние курсы ручного труда, школа на 300 детей, детский сад, сиротский приют, народная столовая с небольшой платой, библиотека, бесплатная лечебница, воскресная школа и многое другое. В 1888 году заботами и трудами отца Иоанна был построен ночлежный дом, в 1891 году - странноприимный дом. Помощь оказывалась всем нуждающимся, независимо от их социальной и религиозной принадлежности.

Зная о благотворительной деятельности отца Иоанна, многие жертвовали ему очень крупные суммы, в том числе почтовыми переводами. В один день на его адрес приходило более тысячи писем и денежных переводов. Эти суммы отсылались по адресам нуждающимся. Благотворительная деятельность отца Иоанна исчислялась миллионами рублей. Он говорил: "У меня своих денег нет. Мне жертвуют, и я жертвую. Я даже часто не знаю, кто и откуда прислал мне то или другое пожертвование. Потому и я жертвую туда, где есть нужда и где эти деньги могут принести пользу". Говорили, что "каждый день отец Иоанн ложился без копейки в кармане, несмотря на то, что на другой день только для поддержания благотворительных учреждений ему нужно было более 1 тыс. рублей. И не было случая, чтобы этот другой день обманывал его".

Средоточием христианской жизни отец Иоанн считал молитву. Он, по завету Спасителя, воспринимал храм Господень прежде всего как дом молитвы и призывал людей молиться искренно, сердечно, глубоко, с верой в чудодейственную силу молитвы: "Всегда твердо верь и помни, что каждая мысль твоя и каждое слово твое могут несомненно быть делом".

Отец Иоанн стремился как можно чаще совершать Божественную литургию в Андреевском соборе, где был штатным священником. В последние 35 лет своей жизни он служил ежедневно, кроме тех дней, когда утро заставало его в пути или когда тяжело болел. Объяснял он это так: "Если бы мир не имел Пречистого Тела и Крови Господа, он не имел бы главного блага, блага истинной жизни - "живота не имате в себе" (Ин. 6, 53), имел бы лишь призрак жизни". Поэтому "Христос Спаситель и установил Таинство Причащения, чтобы изварить (т.е. очистить) нас огнем Своего Божества, и искоренить грех, и сообщить нам Свою святость и правду, сделать нас достойными райских селений и радости неизреченной. Какая безмерная благость и премудрость, какое милосердие и снисхождение к падшему верующему человеку, какое примирение грешника со Всесвятым! Какое очищение нечистых самой Пречистой и Всеочищающей Кровью Божией!". Отец Иоанн призывал тех, кто редко приступает к приобщению Святых Христовых Таин, делать это как можно чаще "со страхом за свое недостоинство, но с верой в благодать, с сердечным алканием и жаждой любви к Сладчайшему Иисусу, Которого Плоть и Кровь есть истинный хлеб". На иконах Кронштадтский пастырь изображен с причастной Чашей в руках.

О живительном действии Святых Таин отец Иоанн свидетельствует: "Дивлюсь величию и животворности Божественных Таин: старушка, харкавшая кровию и обессилевшая совершенно, ничего не евшая, от причастия Святых Таин, мною преподанных, в тот же день начала поправляться. Девушка, совсем умиравшая, после причастия Святых Таин в тот же день начала поправляться, кушать, пить и говорить, между там как она была почти в беспамятстве, металась сильно и ничего не ела, не пила. Слава животворящим и страшным Твоим Тайнам, Господи!"

Своей святой жизнью, смирением и непрестанной молитвой отец Иоанн снискал дар исцеления и прозорливости. По его молитве совершалось множество дивных чудес. Сам Батюшка так рассказывал своим сопастырям-священникам о первом чуде: "Просили моей молитвенной помощи. У меня и тогда уже была такая привычка: никому в просьбе не отказывать. Я стал молиться, предавая болящего в руки Божий, прося у Господа исполнения над болящим Его святой воли. Но неожиданно приходит ко мне одна старушка, которую я давно знал. Она была богобоязненная, глубоко верующая женщина, проведшая свою жизнь по-христиански и в страхе Божием кончившая свое земное странствование. Приходит она ко мне и настойчиво требует от меня, чтобы я молился о болящем не иначе, как о его выздоровлении. Помню, тогда я почти испугался: как я могу - думал я - иметь такое дерзновение? Однако эта старушка твердо верила в силу моей молитвы и стояла на своем. Тогда я исповедал пред Господом свое ничтожество и свою греховность, увидел волю Божию во всем этом деле и стал просить для болящаго исцеления. И Господь послал ему милость Свою - он выздоровел. Я же благодарил Господа за эту милость. В другой раз по моей молитве исцеление повторилось. Я тогда в этих двух случаях прямо уже усмотрел волю Божию, новое себе послушание от Бога - молиться за тех, кто будет этого просить."

Молитвой и возложением рук св. Иоанна излечивались самые тяжелые болезни, когда медицина была бессильной. Исцелялись бесноватые, прозревали слепые, были засвидетельствованы случаи воскрешения умерших. Так, у одной женщины, Елизаветы, во время беременности умер в утробе плод. Началось заражение крови, и сама она была уже при смерти. Врачи настаивали на необходимости срочной операции, но она не соглашалась на нее, а просила приехать отца Иоанна. Прибывший на другой день Батюшка полчаса, при закрытых дверях, молился над умиравшей. Неожиданно он распахнул двери и громко сказал: "Господу Богу было угодно сотворить чудо и воскресить умерший плод. Лиза родит мальчика". После отъезда отца Иоанна врачи не могли поверить своим глазам: плод ожил, температура стала нормальной. В ту же ночь Елизавета разрешилась здоровым мальчиком.

Удивительны заочные исцеления по письмам и телеграммам, которые сотнями приходили в Кронштадт. Однажды в городе Вознесенске Херсонской губернии восьмилетняя девочка умирала от дифтерита. Она была из немецкой семьи, исповедующей лютеранство. По совету православных знакомых послали вечером телеграмму отцу Иоанну. Девочка, проснувшись утром, рассказала, что к ней приходил некий священник и описала его наружность. Вскоре она совершенно выздоровела. Когда ей показали портрет отца Иоанна, она воскликнула: "Вот этот самый приходил ко мне, подошел к моей кровати и сказал: "Будешь здорова!". Сотни подобных случаев помощи Батюшки Иоанна опубликованы в посвященных ему книгах.

Духом Святым отец Иоанн прозревал то, что происходило за много сотен километров; ему часто было открыто прошлое, настоящее и будущее людей, которых он видел впервые. Однажды, служа литургию в церкви московского военного учреждения, отец Иоанн неожиданно подошел к одному офицеру и, не сказав ни слова, поцеловал его руку. Молодой офицер, и не помышлявший тогда о священстве, впоследствии стал святым подвижником, Оптинским старцем Варсонофием.

Продолжение читайте здесь.

Собор Воздвижения Креста Господня 
с приделом св. прав. Иоанна Кронштадтского
в дер. Белая Гора Пермского края.
Фото сайта «Уральский Афон» / уралафон.рф.

Обратная связь