Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Прот. Александр Волошин: Радость оказаться в Семье

Прот. Александр Волошин: Радость оказаться в Семье

Настоятель храма св. прав. Иоанна Кронштадтского при Детской краевой клинической больнице им. А. К. Пиотровича в Хабаровске рассказал порталу Pravprihod.Ru о своем непростом служении, чуде преображении души, духовных причинах болезни, обращении к Богу взрослых через своих детей, а также о наследовании христианской жертвенности и самоотвержения Всероссийского батюшки.

Здоровье – дар Божий, болезнь – дар бесценный

– Отец Александр, расскажите, пожалуйста, о вашем храме.

– Наша домовая церковь в честь святого Иоанна Кронштадтского создана при Детской краевой клинической больнице. На втором этаже здания был выделен холл для богослужений. Одну его половину мы оградили под алтарь, а во второй находится сама храмовая часть. Сейчас Божественная Литургия совершается раз в месяц, каждую первую среду месяца.

Уже точно неизвестно, почему храм назван в честь Батюшки, и кто стоял у его истоков. Можно сказать, в 2006 году я приехал на готовое, а до того времени служил в другом городе, строил церковь. После перевода в Хабаровск сразу же приступил к окормлению больничного храма. До меня постоянного священника здесь не было.

Возраст наших детей – от новорожденных до 16 лет. К сожалению, можно отметить, что болезнь молодеет. Детей все больше становится, особенно малышей, они здесь пребывают с родителями.

– Вы служите в больничном храме и хорошо знаете, что такое детская онкология. Как Вы думаете, совершаются ли у вас чудеса по молитвам св. прав. Иоанна Кронштадтского?

– С самыми большими чудесами я встретился именно здесь, в Иоанновском храме при детской больнице. Реальные чудеса исцеления детей происходили на моих глазах.

Чудеса происходят и с теми, кто помогает мне в этом служении – здесь люди меняются и получают исцеление духовного характера. И вот, взрослый мужчина, который со мной приходит, чуть ли не выбегает из отделения со слезами на глазах. Когда он еще заходил к детям в игральную комнату, это был такой строгий, серьезный дядька, а выходил из нее уже совсем другой человек. На моих глазах происходит удивительное преображение души.

Поэтому для меня больница – это место, где понимаешь истинные ценности нашей жизни. Так много суеты вокруг, и то, что для нас по-настоящему важно, мы в угол задвигаем. А здесь это важное выходит на передний край.  

– Окормление больных – непростое послушание. Насколько постоянны в нем Ваши помощники?

– Я обратил внимание, что ездить к детям в больницу – это действительно спасительное дело, и многие люди загораются: «Ой, я буду ездить, обязательно». Но не все так просто: суета и мирское берут свое. Не проходит и пары месяцев, как у помощников «вдруг» появляются другие заботы, много работы и так далее. Это важное, душеспасительное послушание, поэтому на них так и нападает враг. Один парень почти десять лет со мной ездил, так потом его закрутило. После него были другие помощники, но они часто менялись, о таких сроках как 10 лет даже речи не шло. Поэтому уже год со мной ездят по очереди пономари храма свт. Николая Чудотворца, где у меня основное место служения.

– Православные хорошо знают, что болезнь есть посещение Божие, поэтому и врачевать надо не только тело, но и душу. Но если говорить о малышах, могут ли их болезни быть следствием не только грехопадения прародителей, но и духовно-нравственного состояния родителей?

– Я бы сказал, все взаимосвязано, имеется совокупность различных причин. При этом, конечно, корень наших болезней – наше духовно-нравственное состояние.

Распространенная ситуация – мы обращаемся к Богу, только когда «запахнет жареным», когда пришла беда. Я вижу, как родители сами связывают болезни своих детей со своей жизнью. И когда с ними разговариваешь в больнице, когда они каются, они винят в заболевании не плохую экологию, а себя за свои нехорошие поступки. Когда они приходят в храм Иоанна Кронштадтского, они вспоминают о своих духовных падениях, которые случались до рождения ребенка, и просят Бога об исцелении детей. Получается, что дети через болезни и скорби приводят своих родителей к Господу.

Но даже и тогда порой не хватает доверия Богу, настойчивости, чтобы идти до конца, бороться до последнего, нет постоянства в молитве. Слабенькими становимся. Вроде жизнь не такая тяжелая, а смотришь – и благодарности у людей особо не видно, и распущенности не убавилось.

Вера без дел мертва (Иак. 2:20)

– Каким был Ваш путь к Богу?

– Мое воцерковление произошло еще в детстве, хотя я 1974 года рождения. Мама не боялась ходить в церковь, а я какое-то время стеснялся. Потом вследствие различных жизненных обстоятельств, а на самом деле Промыслом Божиим, решил, что буду ходить в храм. Учитывая советское время, из ребят я там был почти один, кроме меня был только мой одногодка, нам было по 15 лет. Так что, начиная с переходного возраста, я уже не сворачивал с этого пути. Потом поступил в семинарию. Получается, в Церкви я почти всю жизнь, и, конечно, об этом не жалею.

– Вы сказали, что в Вашей жизни был некий поворотный момент, вследствие которого Вы пришли в Церковь…

– В детском возрасте я попал под машину, выжил по молитвам родителей. Поэтому можно сказать, что мой характер сформировался в условиях вынужденной изоляции – из-за полученных травм, переломов я несколько лет подряд лежал дома. Двигаться почти не мог, был переведен на домашнее обучение. Со временем контроль со стороны родителей усилился, потому что в свое время они пропустили, как со мной случилось несчастье.

Все это повлияло на формирование характера, я стал домашним, книгочеем. Читал действительно много, предпочитал посидеть с книгой, чем гулять. Все эти события и привели к тому, что я пришел в Церковь.

– Какие события жизни Кронштадтского пастыря Вас как священника сегодня особенно впечатляют, вдохновляют?

– Больше всего меня вдохновляет его самоотвержение. Можно вспомнить, как он оставлял все свои дела, чтобы придти на помощь пьяному человеку. И тот менялся, благодаря примеру настоящей любви, каялся, возвращался в семью.

Нередко думаешь о том, что христианином быть комфортно, пока, например, не дойдет до того, чтобы явить свою любовь к ближнему не на словах, а на деле. Многие ли из нас могут, допустим, бездомного к себе домой привести, обогреть, или в ущерб каким-то своим делам помочь тому, кто просит о помощи?

Общение продолжается

– Что для вас означает быть частью Иоанновской семьи?

– Это огромная честь. Понимаешь, что ты, твой храм – часть сообщества, объединенного именем великого святого, где за тебя молятся многие люди. Вспоминаешь о своих братьях и сестрах, о тех, кто помогал, встречал, сопровождал нас, священников, к примеру, на Юбилейных торжествах 2015 года. Отзывчивость, доброта и забота, которыми нас одаривают на встречах Иоанновской семьи, согревают душу, дают силы. Для меня это радость и подарок, что я, по милости Божией, оказался в Семье.

– Участники Иоанновской семьи молятся друг за друга, находясь в разных уголках мира. Как Вы думаете, какова сила такой молитвы?

– Каждый человек со временем делает для себя какие-то выводы, что-то считает более значимым, а что-то – менее. В моей жизни я убедился в том, что совместная молитва – это чрезвычайно важное дело, она имеет большую силу, о чем я нередко говорю и прихожанам, нашим братьям и сестрам. 

Лично я это хорошо осознал после того, как исцелилась моя мама. Были и другие случаи, когда я понимал, что соборная молитва была услышана. Очень хорошо, что ее значимость отмечают в Иоанновской семье. Это то, что нам всегда доступно, многие люди в различных жизненных обстоятельствах прибегают к совместной молитве как к первейшему средству (Мф. 18:19-20).

– В октябре-ноябре текущего года состоится Юбилейная встреча по случаю 10-летия Иоанновской семьи. Что бы Вы хотели там увидеть?

– Знаете, фантазии не хватает предложить что-то еще. Еще совсем недавно лишь предполагалось создание часовен в Суре, восстановление святынь, а сейчас смотришь – столько сделано, и уже даже новые задачи поставлены!

Я был на всех торжествах Семьи. Они всегда были организованы на высшем уровне. Столько вложено, столько мероприятий! Это и молитвенная часть, и духовно-просветительская, и культурная программа, и экскурсии. Встречи, общение, обмен опытом.

Дай Бог нам встретиться снова! Только и надеюсь, что Господу будет угодно, как это было в прошлые разы, и мы снова увидимся. Благодарю Бога за такую возможность.

– Ваши пожелания Иоанновской семье.

– Хотелось бы, чтобы мы все помнили: благодаря молитве и тому, что с нами Иоанн Кронштадтский, мы действительно становимся ближе друг к другу. Даже если нас разделяет расстояние, мы можем помогать друг другу. После наших встреч всегда немного грустно расставаться, но я желаю каждому из нас всегда ощущать, что мы – члены Семьи – где бы ни находились, очень близки, мы вместе. Общение, не смотря ни на что, продолжается.

Интервью подготовил Геннадий Шипов, Иоанновский приход, г. Санкт-Петербург.
Фото: сайт «Православный Хабаровск»; сайт «Под Покровом».


Читайте также:
другие интервью в рубрике «Иоанновской семье – 10 лет».

Храм св. прав. Иоанна Кронштадтского
в г. Березовском Кемеровской обл.
Фото Виктора Садырина / архив храма.

Обратная связь