Иоанновский приход

ИОАННОВСКИЙ СТАВРОПИГИАЛЬНЫЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Отлёт журавлей

(из сборника "Снежные барсы")

 

Клюквы на болоте уродилось много. Некоторые ягоды были величиной с вишню. Крупные бардовые шарики россыпью лежали на мху.

 

Не сходя с места, Николай набирал поллитровую банку ягод. Сбор клюквы - трудное занятие. Сидеть на корточках утомительно, ноги затекают, вокруг сапог медленно собирается вода из влажного грунта. Колени касаются мха, и брюки постепенно сыреют. Николай постелил на мох полиэтиленовую плёнку, упёрся в неё коленями и разогнул спину. Тело приятно расслабилось. Он посмотрел вокруг.

 

На бескрайних просторах мха и кочек изредка угадывались сгорбленные спины сборщиков ягод. Болото окружал лес. Фон деревьев создавал два оттенка зелёного цвета. Мелкорослые берёзки были хозяйками широкой нижней полосы с бледной зеленью - с приходом осени листва меняла цвет. Кое-где проступили жёлтые кляксы - пятна осени начинали украшать деревья. За берёзами многочисленные верхушки елей создавали верхнюю тёмно-зелёную узкую кайму. Их остроконечные пики, словно частокол забора, возвышались над болотом.

 

Еле слышный жалобный крик журавля заполнял пространство. Казалось, что он доносится с той стороны, в которую смотришь: то из берёзовой рощи, то откуда-то из середины болота, то из-за острых макушек елей. Птица подавала голос с равными промежутками времени в пять-шесть секунд. К нему привыкло ухо как к необходимому фону, но оставалось ощущение непонятности происхождения звука.

 

Николай поднялся с колен. Спина ныла. Огромная кочка, как панцирь гигантской черепахи, неподвижно покоилась в окружении мелких кочек. Из неё торчали кусты голубики. Николай бросил на кочку куртку и лёг на неё спиной.

 

Бездонное голубое безоблачное небо сияло над головой. В его тонкой прозрачности высоко-высоко двигался по кругу еле заметный силуэт креста. В вышине парил журавль. Движение крыльев было едва заметно, они принимали то строгий чёткий штрих, то штрих становился короче. Жалобное курлыканье издавал одинокий журавль. Казалось, что он просит о помощи или заблудился в бесконечном небе и не может выйти из своего замкнутого круга. Беспокойный полёт птицы продолжался долго.

 

Николай поднялся со своего островка. Крепкие красные ягоды лежали во мху. Солнце отражалось на их глянцевой оболочке. Одну большую пурпурную ягоду, величиной почти с вишенку, Николай сорвал. Нижняя часть ягоды, которая соприкасалась с мхом, отличалась по цвету. Она была розовой. Николай бросил ягоду в рот. Клюква лопнула между зубов, и кислый сок растёкся во рту, защипал нёбо и язык.

 

Крик журавля не прекращался. Через полчаса Николай вновь посмотрел вверх и заметил в небе трёх птиц. Они летали по кругу друг за другом. Ещё через полчаса птиц стало шесть. Они образовали большой круг и всё так же летали друг за другом. Крик одного журавля раздавался беспрерывно, тревожно и жалобно.

 

Николай медленно перемещался с кочки на кочку. Мох под ногами хлюпал. Утомительный сбор ягод длился четыре часа. Белое эмалированное ведро заполнено ягодами наполовину. Внутри него смесь рубиновых, красных, розовых шариков светилась на солнце. Опять Николай сделал перерыв в своей работе и бросил взгляд вверх.

 

В чистой бирюзовой глади неба журавлей прибавилось. Они двигались вокруг одной точки в одном направлении. По самому короткому кругу в центре летела одна птица. По следующему вокруг неё — три, затем - шесть. По внешнему кругу летели остальные журавли. Птичий хоровод из четырёх кругов вращался в пространстве.

 

Николай вновь лёг на кочку, спина почувствовала упругость растений. Он подложил обе руки под голову и стал пристально смотреть в небо.

 

  Птичий хоровод продолжался, но неожиданно крик журавля прекратился. Птицы, летевшие по широкому внешнему кругу, расширили его ещё больше, одна из них сменила направление, разорвала налаженное движение и полетела на северо-запад, другие следовали за ней. Внешний круг превратился в спираль, которая разворачивалась и вытягивалась в линию. Птицы начали пристраиваться одна за другой. Каждая их них стремилась занять место за предыдущей птицей с небольшим смещением вправо. Во внутреннем круге журавли скучились плотнее. Они образовали свою спираль. Две спирали разворачивались одновременно. Второй поток птиц следовал параллельно первому, но немного отставал от него. Одинокий журавль, который делал самый меньший круг, вырвался из середины, мощно работая крыльями, опередил оба потока и возглавил их. За ним с двух сторон пристраивались два ряда птиц. Спирали раскрутились, передняя часть клина была сформирована, последние журавли достраивали клин. Казалось, что вожак перепутал направление и возглавил стаю, которая выбрала неверное направление. Ошибка была исправлена. Вслед за вожаком клин начал разворачиваться по широкой дуге и медленно менял направление.

 

Где-то совсем близко раздался жалобный крик новой птицы. Она вылетела из леса совсем близко и устремилась к клину, который продолжал плавно разворачиваться. Журавлиный строй повернул на юг. Все птицы начали курлыкать. Их песня казалась печальной. Они улетали на зимовку в тёплые края. Клин догоняла отставшая птица. Она беспрестанно кричала, часто и мощно махала крыльями и поднималась всё выше и выше.

 

Автор: Игорь Михайлов,

община "Живое слово"

Картины: И. И. Левитан. В лесу осенью. 1894 г.,

из собрания Курской государственной картинной галереи им. А. А. Дейнеки.

А. К. Саврасов. Вечер. Перелет птиц. 1874 г.,

из собрания Одесского художественного музея.

 

Рассказать:

 

Иоанновский монастырь в Санкт-Петербурге,
наб. реки Карповки, д. 45.
Фото: Ольга Дмитриева, Иоанновский приход СПб. 

Обратная связь