Иоанновский приход

ИОАННОВСКИЙ СТАВРОПИГИАЛЬНЫЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

«Он был сильный молитвенник»

«Он был сильный молитвенник»

Вчера наш приход попрощался с протоиереем Георгием Очкаловым, батюшкой, который был дорог сотням наших прихожан. После отпевания в храме Двенадцати Апостолов Иоанновского монастыря отца Георгия похоронили на кладбище подворья обители в пос. Вартемяги Ленинградской области. И вы, дорогие братья и сестры, скорбите, делясь друг с другом добрыми воспоминаниями и личными историями о любимом пастыре.

«В середине 1990-х, когда мы начинали ходить на Карповку, там было три батюшки – отец Николай, отец Георгий и отец Димитрий. И в шутку их называли «три богатыря», – вспоминает Елена Быркова. – Отец Георгий, конечно – это Добрыня Никитич. Всех помнил, за всех молился. Поминал тех, кто просил его об этом, причем не раз-два, а годами. Вечная память дорогому батюшке».

Знали и любили отца Георгия не только у нас на приходе. «Боже мой! Упокой, Господи, его душу и даруй Царствие небесное. Батюшку знаю очень давно, он венчал меня с мужем (тоже отошел ко Господу уже), освящал наши квартиры, – рассказала Галина Тимкова, прихожанка храма Рождества Иоанна предтечи на Каменном острове. – Он был сильный молитвенник, замечательный Батюшка, который часто говорил мне прозорливые вещи. И только сейчас я к ним прихожу и понимаю. Вечная память, вечный покой отцу Георгию!». 

Наталья Писарева поделилась, что отец Георгий крестил ее в 1995 году и ее отчима, потом венчал родителей. Когда ее младшей сестре была назначена вторая, очень сложная операция, батюшка сказал маме: «Приезжай на Карповку и молись Иоанну Кронштадтскому. Может, не будет никакой операции». 

Мама поехала в воскресенье, а в понедельник повезла дочь на операцию. Уже все врачи собрались в операционной, подготовили оборудование. «И вдруг выходит главный хирург, подходит к моей маме и спрашивает: «А может не будем операцию делать?» – вспоминает наша прихожанка. – Мама растерялась и ответила: «Вам лучше знать». Он подумал немного и отменил операцию. И никаких потом последствий не было. Сестра поправилась. Ей на тот момент было три года».

Простыми и глубокими были наставления отца Георгия. По словам прихожанки Елены, она на всю жизнь запомнила, как они ждали благословения на организацию садика. Долго ждали. Однажды отец Георгий вышел, посмотрел на нее с иронией, сказал: «Ой, гордыни много! Что стоишь передо мной, как перед Сталиным? Усмири себя. Все получится!».

Марина Мартынова, в свою очередь рассказала, как студенткой пришла на исповедь, подошла к отцу Георгию, он строго спрашивает:

– Пост в среду и пятницу держишь? (она тогда только начала воцерковляться).
– Батюшка, знаете, я студентка, не получается...
– А, ты, тормозок, тормозок с собой бери. Поститься надо!

И хоть батюшка прожил долгую, добрую жизнь, грустно, что все меньше становится столь опытных пастырей, прошедших непростые для Церкви времена, верных ее служителей, к которым мы прикипели душой. Оттого, наверное, многим грустно. 

«Настоящий русский подвижник, бессребреник. Душа плачет и скорбит по нему, – печалится Елена Быковская. – Да упокоит Господь его душу. Вечная память нашему отцу Георгию».

Царствие Небесное дорогому батюшке.

Редакция Pravprihod.Ru, группа прихода ВКонтакте,
группа содружества православной молодежи «Чайка».

Фото: группа ВК «Чайка».

Иоанновский монастырь 
в Санкт-Петербурге,
наб. реки Карповки, д. 45.
Фото Иоанновской обители / imonspb.ru.

Обратная связь