Иоанновский приход

ИОАННОВСКИЙ СТАВРОПИГИАЛЬНЫЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Наталья. Рассказ

Кот, мягко прыгнув с пола на кровать, добрался до подушки и улегся Наталье на плечо. В последнее время – наверное, от своего преклонного возраста – он делал это почти каждую ночь. Обычно, проснувшись и отодвинув кота, женщина засыпала снова, но мысли о сегодняшнем дне перебили сон. 

Так получилось, что к тридцати семи годам Наталья увлеклась фотографией, хотя слово «увлеклась» в этом случае не соответствует истине. В один из зимних дней разглядывая дерево за окном своего дома, доставшегося ей от родителей, она вдруг увидела в переплетении ветвей лицо человека. Все у него было из веточек: глаза, брови, рот и нос, даже на голове просматривалась шапочка. В этот момент солнце вышло из-за тучи и человек за окном наполнился светом, словно в него вдохнули жизнь. Увиденное поразило Наталью. Она позвала к окну мужа и сына, стараясь передать им радость от увиденного, но они ничего не поняли, лишь удивленно посмотрели на нее. Чтобы сохранить то, что удавалось ей увидеть, и стала Наталья фотографировать. Снимки получались удивительные, полные света, тепла и жизни. 

Далеко не все, кому она их показывала, видели то же, что и Наталья. Бывало, человек мог найти запечатленный ею образ, но случалось это не часто, да и видели они далеко не все. Со временем фотографий становилось все больше. Разглядывая их вечерами, погружалась Наталья в очарование сказочного мира, которым очень хотелось поделиться. Работала она медсестрой в поликлинике, и однажды один из посетителей, увидев фотографии, что лежали на столе, посоветовал ей обратиться в галерею фотоискусства. 

В галерею Наталья позвонила и договорилась о встрече, и ее ждали сегодня к одиннадцати часам. Чувствуя, что больше не уснуть, Наталья встала с постели, надев халат, подошла к письменному столу и включила настольную лампу. Перебирая фотографии, вспоминала Наталья, как она ждала момент, когда солнце встанет в нужное место и лист, замерзший в льду, вдруг засветится каждой жилкой, или когда утренний иней на пне нарисует из мха удивительного зверя. А вот здесь пришлось ждать порыва ветра, чтобы ветка сосны превратилась в крыло. Каждая фотография была для Натальи рожденным ею ребенком, и сегодня ей предстояло вести своих детей в большую жизнь.

Машина, стоявшая под окном, заводиться не пожелала, и Наталье пришлось поехать на электричке.

В зале галереи за большим столом сидело пять человек. Посередине привлекала внимание броская крашеная блондинка лет пятидесяти, которая, как успела узнать Наталья, была хозяйкой галереи. Наталья достала из папки свои работы. Сидящий с краю мужчина взял фотографию, посмотрел на нее, недоуменно взглянул на Наталью и передал симок дальше. Так они просмотрели часть фотографий, потом хозяйка галереи отодвинула их на край стола и посмотрела на Наталью.

– Зачем Вы принесли все это? – несколько скрипучим голосом спросила она. – Нас не интересуют виды природы.

– Ну как же? – заволновалась Наталья. Она взяла в руки фотографию зимнего дуба, из ветвей которого словно выплывал навстречу рыцарь на коне. Наталья стала объяснять этим людям свое видение, но вскоре поняла, что ее не слушают. Наталья собрала фотографии, положила их в папку и вышла из галереи на улицу. Было обидно и больно за людей, даже не попытавшихся понять ее.

На вокзале Наталья прошла в вагон электрички и села у окна. Глядя на перрон, она думала о том, что делать дальше. Электричка тронулась. Наталья достала фотографии и стала их перебирать. Образы тех, кого она видела на снимках, приносили ей успокоение.

– Почему волк такой печальный? – вдруг услышала она детский голос и подняла глаза. Рядом с ней на скамейке сидела светловолосая девочка лет восьми, которая через руку Натальи смотрела на фотографию.

– Ты видишь здесь волка? – спросила Наталья.

– Конечно, – удивилась девочка, не понимая, как можно не видеть. – Вот уши, нос, лапы и хвост, – перечисляла она, – вот глаза, только они печальные.

Пораженная Наталья достала другую фотографию.

– А здесь? 

Девочка взяла снимок в руки.

– Рыцарь на коне, – всмотрелась и добавила, – копье у него опущено.

Женщина перебирала фотографии, и на каждой девочка видела то же, что и она.

– Как красиво! – выдохнула девочка, взяв в руки фотографию освещенного солнцем листа во льду.

– Бабушка, посмотри! – она потянула за руку, дремавшую рядом с ней женщину лет пятидесяти. Та открыла глаза и, взяв в руки фотографию, всмотрелась в нее. Потом взглянула на Наталью и попросила остальные снимки. Закончив смотреть, она вернула фотографии и произнесла:

– Замечательные работы, у вас талант.

Вспомнив про галерею, Наталья с грустью в глазах покачала головой.

– Не все так думают, – сказала она, убирая фотографии в папку.

Женщина достала из сумочки визитку и протянула ее Наталье.

– Я работаю в городской гимназии, – сказала она. – Поговорю сегодня с директором. Думаю, что мы устроим в школе для детей фотовыставку ваших работ. Позвоните мне завтра.

Не веря услышанному, Наталья смотрела на женщину.

– Ну что, согласны?

Чувствуя, что ей трудно говорить, Наталья кивнула головой.

Машинист по радио объявил название следующей остановки.

– Анечка, нам пора, – произнесла женщина и стала собираться.

Наталья открыла папку со своими работами.

– Хочешь, я подарю тебе фотографию? Какая тебе больше всего понравилась? – предложила она девочке.

– Вот эта, – застенчиво улыбнулась Анечка и взяла фотографию освещенного солнцем листа во льду.

Электричка начала тормозить. Девочка с бабушкой, взяв вещи, пошли к выходу. Немного погодя Наталья увидела их идущими по платформе. Одной рукой Анечка держалась за бабушкину сумку, а другой крепко прижимала к себе фотографию.

Наталья проводила их взглядом и закрыла глаза. Она вспомнила, как утром, уходя из дома, подошла к старенькой иконе Христа Спасителя, что досталась ей от матери, и попросила Господа помочь ей. И сейчас, после встречи с этими людьми Наталья вдруг почувствовала всю глубину любви Его. Она коснулась рукой крестика, висевшего на шее, и чуть слышно прошептала:

– Спасибо тебе, Господи, спасибо!

Автор: Леонид Патракеев, община «Живое слово».

Апрель 2019 г. 

Иоанновский монастырь 
в Санкт-Петербурге,
наб. реки Карповки, д. 45.
Фото: Иван Стриганов,
            Иоанновский приход.

Обратная связь