Приход
pravprihod@mail.ru      Мы в ВКонтакте

"Чем больше видишь нелюбви к тебе, тем больше люби"
Святой Праведный Иоанн Кронштадтский

 

Публикации наших прихожан

31.10.2018

Мой путь к храму

 

 

Я пришла в Церковь в 1986 году. Жили мы тогда в Коломне, недалеко от Николо-Богоявленского собора. Именно туда я и стала ходить...

1986 год. Хрущевские гонения закончились, отношение к Церкви изменилось, страна начинала готовиться к 1000-летию Крещения Руси, но Церковь еще «не расправила крылья»: священники еще настороженно относились к новым людям, не было в продаже литературы, в церкви нельзя было купить Библию или молитвослов. Я помню, в храме за складным столиком сидел человек, наверно, болящий, который от руки на листочек переписывал три молитвы: «Отче наш...», «Богородица, Дева Радуйся» и «Верую…» и за небольшие денежки продавал желающим. И люди, в основном женщины, которые только пришли в храм, покупали, чтобы выучить и хоть так принимать участие в богослужении. 

Я читала Библию, которую мне купили на «черном рынке», ходила в храм и старалась вникнуть в смысл богослужения, понять вероучение. Но, не зная азов, результата не было.

Долгое время я была в храме «захожанкой». Но однажды у свечницы не было сдачи, и вместо денег она мне дала брошюру «Слово о человеке» святителя Игнатия Брянчанинова. Это был первый выпуск из серии в помощь новоначальным, издаваемый по благословению митрополита Иоанна Снычева. Работа эта издавалась впервые, так как совсем недавно она была найдена в архивах семьи Флоренских. Вначале чтение давалось с трудом, постепенно оно меня захватило, и вдруг все те обрывки знаний в моей голове сложились в единое целое. Дочитывала я ее уже с увлечением. К сожалению, работа эта не была закончена - вероятно, святитель писал ее в конце жизни. Мне было так жаль! Но это явилось толчком и к правильному пониманию Библии, и к началу моего воцерковления. В благодарность за помощь у меня возникло желание побольше узнать о святителе Игнатии, побывать в местах, связанных с его жизнью и, конечно, поклониться его мощам. 

Смогла я поехать в Толгский монастырь, где покоятся мощи святителя Игнатия Брянчанинова, лишь в 2000 году. Планировала поехать в июле, но получилось приехать туда только 19 августа. Я еще не знала, какой подарок мне уготовил Господь за мои «благие намерения». Я не думала о Толгской иконе Божией Матери, о ее празднике 21 августа, я ехала поклониться своему святителю. Выйдя из автобуса на остановке «Монастырь», я стояла в задумчивости с тяжелой сумкой в руках, но нашелся попутчик, который помог мне донести вещи и пройти те 1,5-2 км до обители более короткой дорогой. Как потом выяснилось, каждый приехавший в монастырь получил от Господа помощь: кого-то подвезли, кому-то донесли вещи, указали дорогу.

Положив вещи, где мне указала благочинная, я пошла в храм, время было раннее, и еще шла Литургия. Приоткрыв дверь, первое, что я увидела, это был военный в камуфляже с автоматом. От неожиданности я отпрянула назад. Но потом решилась и вошла в храм: военных было двое, оба вооружены, но народ спокойно молился. Достояв службу до конца, я решилась спросить, что все это значит: оказалось, что впервые в честь 2000-летия Рождества Христова в монастырь привезли из музея Толгскую икону Божией Матери. Военные – это ее охрана. Так я узнала про праздник, который будет через день.

В монастыре царила суета: мели территорию, куда-то спешили монахини, на бегу раздавая поручения. Меня направили помогать в трапезную, работы было много, так как планировали накормить всех, кто придет на Литургию. Какой-то благотворитель прислал подводу огурцов, на монастырских полях мы рвали зелень и крошили тазы салатов, чистили ведра картошки – готовились к празднику. 

Наконец, наступило утро 21 августа. Видео-экранов тогда еще не было, но аудио-трансляция была выведена на улицу и те, кто не вошли в храм, все равно могли услышать службу. Ждали владыку Ярославского и Ростовского Михея (в миру Хархаров Александр Александрович, 1921-2005 гг. Родился в Петрограде. Так сложилось, что помогая в богадельне Новодевичьего монастыря, я несколько лет ухаживала за могилой его сестры Валентины Александровны, похороненной на Новодевичьем кладбище недалеко от могилы Дарьюшки). И вот он приехал. По дороге из живых цветов и зелени шел старец, по пути благословляя, гладя по головке детей, что-то кому-то говоря. В его взгляде было столько доброты и любви, что не надо было никаких слов.

Началась служба. Был чудесный день: яркое солнце, голубое небо, белокаменный храм, церковное песнопение – все это создавало торжественное, праздничное настроение. После «Отче наш», по послушанию, надо было возвращаться в трапезную. Вскоре народ стал ее заполнять. Трапезная была большая, рассчитанная примерно на 100 человек. Но народу было столько, что пришлось кормить людей смены в четыре. Они были очень благодарны, никто не ожидал, что после службы будет еще праздничная трапеза. Да и монастырская еда, хотя и простая, но всегда такая вкусная, ведь она приготовлена по благословению и с молитвой. 

Праздник подходил к концу. Для помощников была организована экскурсия по монастырю. Хотя обитель была передана Церкви в конце 1987 года, и прошло 12 лет, но в каждом храме предстояло выполнить еще много работ до его полного восстановления. В кедровнике, который был высажен на месте обретения иконы после пожара, еще предстояло восстановить дренажную систему. Но все равно везде чувствовалась благодать Божия. 

Долго вспоминался праздник, да и Богородица вновь напомнила о Себе. Однажды, придя в храм, мы увидели, что у иконы, лежащей на аналое в притворе (к сожалению, я не помню, какой это был образ), стоят сестры и что-то обсуждают. Подошли и мы – на иконе в центре было маленькое масляное пятнышко. «Мы думали, что кто-то коснулся после помазания иконы масляным лбом. Но пятнышко стало чуть увеличиваться», – обсуждали между собой сестры. Мироточение. Люди по-разному к нему относятся: для одних это всегда радость, другие – с опаской и недоверием: «К чему это? К счастью или беде?» Но, возможно, сейчас Богородица просто хотела нам напомнить: «Молитесь. Верьте. Я всегда рядом. В трудную минуту Я не оставлю вас в беде!».

Много было всего за время пребывания в монастыре: многое забылось, но многое хранится в памяти. 2000 год. В Москве проходили торжества по случаю 2000-летия Рождества Христова, и многие священнослужители после них, отправляясь по своим епархиям, заезжали поклониться другим святыням. Многие приезжали и в Толгский монастырь. Вспоминается мне владыка Игнатий (по-моему, откуда-то с Камчатки) – высокий, худощавый. У него облачение лишь закрывало колени. Он служил Литургию, а потом молебен с акафистом у мощей святителя Игнатия Брянчаннинова, имя которого он носил. Сколько в его словах было почитания, любви, благоговения, трепета! Все это передавалось невольно и мне. Ни до, ни после, ни на одном из молебннов я не испытывала таких чувств. Я поняла, насколько мои попытки почитания святителя ничтожны, но даже за них мне Господь дает столько милостей. 

Пробыла в обители я десять дней. Работала в меру своих сил, ходила на службы, побывала на службах, которые доступны, только если ты живешь в монастыре. Немного приоткрылся мне мир монастырской жизни. Многое для меня было необычным: помню как-то ночью сквозь сон я услышала дивное пение. Подумав, что это, наверное, ангелы, я приоткрыла глаза и увидела: матушка с кадилом в руках и две монахини обходят нашу комнату (в комнате нас жило человек 16). Закончив каждение нашей комнаты, они пошли дальше. Засыпая, я еще какое-то время слышала их пение. 

Монастырскую тишину и суетность мирской жизни можно познать только в сравнении. Когда меня послали что-то купить в ближайшем сельском магазинчике, я помню, выйдя из стен монастыря, у меня было ощущение, что я попала в ад: шум, гам, хотя шума особого не было – поле, где-то вдали дорога, машин почти не слышно, пара хрущевок, в подъезде одной из которых маленький магазинчик, покупателей нет, рядом в песочнице тихо играет пара малышей, их мама сидит на скамейке и читает книгу. Но так хотелось скорее вернуться назад, скрыться от этой суеты за стенами монастыря. 

За десять дней в обители много было разных событий, встреч, рассказов. В последние дни рядом, на соседней койке, расположилась женщина из Вологды, из храма, который занимается возрождением родового поместья Брянчаниновых. Вот и наметилась новая поездка, но это уже совсем другая история. Я прощалась с монастырем, собирала вещи и возвращалась в этот безумный, суетный мир.

Послесловие

Написав и перечитав воспоминания, я подумала, сколько милостей мне оказал Господь, и как мало я его благодарила, иногда не понимая, не видя эту помощь, воспринимая все как простое течение жизни. Разве не чудо попасть на праздник к Богородице, совсем того не ожидая, или встреча с женщиной из Вологды? Ведь это Господь помогал мне исполнить мое желание – посетить места, связанные со святителем Игнатием Брянчаниновым. 

Спустя 10 лет я вновь побывала в Толгском монастыре. Он был полностью восстановлен, чудотворная Толгская икона Божией Матери была передана обители, был восстановлен кедровник, в нем на месте обретения иконы была построена часовня с образом Толгской иконы. Храм блистал золоченым иконостасом, в роскошной раке покоились мощи святителя Игнатия. Это был совсем другой монастырь, а мне вспомнился тот старый, такой простой и такой родной, который навсегда остался в моем сердце. 

Автор: Алла Лапекина, община «Золушка».

Фото: группа ВК Иоанновский монастырь | Приход,

Свято-введенский Толгский женский монастырь.

 

Рассказать:

 

 

наверх