Приход
pravprihod@mail.ru      Мы в ВКонтакте

«Молитва за других весьма полезна и самому молящемуся за других»
Святой Праведный Иоанн Кронштадтский

 

Публикации наших прихожан

04.09.2018

«Вдруг я понял, что исцелен». История одной непростой судьбы

 

 

Об авторе. Виктор Черемисов – руководитель трудовой общины в Омске, которая входит в состав Иоанновской семьи. Историю своего пути к Богу он рассказал в рамках интервью о создании и деятельности этой общины (из серии «Иоанновской семье – 10 лет»), о помощи Божией по молитвам нашему общему небесному покровителю – св. прав. Иоанну Кронштадтскому, о своих впечатлениях от посещениия Иоанновского монастыря в Санкт-Петербурге в дни проведения Юбилейных торжеств в 2015 году. Эту историю мы выделили в отдельный рассказ, который удивительным образом вписался в рамки нашей рубрики «Живые истории». Все эти истории разные, но подавляющее большинство из них объединяет чувство искренности и благодарности Богу за чудо Спасения.

 

 

«В молодости делал, что хотел»

 

Сколько себя помню, всегда имел собственную активную жизненную позицию. Это качество привил мне отец: не отступать, не сдаваться, смотреть страху прямо в лицо. Не бояться. Защищать слабого.

 

Уже в детстве, в начальных классах, я столкнулся с расизмом. Дело в том, что я смуглый. В школе нас было двое таких – еще был смуглый мальчик с параллельного класса. Его все обижали. Нас часто путали, поэтому мне приходилось так же часто драться. Я стал его тренировать, как меня тренировал отец. И мои усилия оправдались – он научился стоять за себя.

 

Со временем все повторилось. Это произошло, когда я увидел огромное количество человеческих судеб, искалеченных постперестроечной эпохой 1990-х. Когда люди оказались выброшенными на произвол судьбы только потому, что не умели жить самостоятельно. Когда не было работы, и люди, чтобы накормить детей, несли картошку с колхозных полей.

 

Я же делал, что хотел. Что нравилось.

 

В 17 лет купил первый автомобиль. В армию не пошел. Училище бросил. Главным считал деньги и здоровье, ведь «все остальное можно купить». В итоге ничего не купил, а ценностные ориентиры привели меня за решетку.

 

Мне было 18. Жизнь в тюрьме оказалась не такой романтичной, как о ней пели в песнях. То, что тебе казалось верным и правильным, то, что было для тебя главным, во что верил, не сомневаясь, и отстаивал, на что ровнялся, с чем желал прожить всю жизнь, в одно мгновение рухнуло, исчезло, растворилось. Осталось чувство разбитости, предательства, отчаяния, осознания полного краха жизни, устремлений и желаний.

 

Кроме всего прочего, в тюрьме началась эпидемия туберкулеза, уносившая немало жизней. Стены, матрацы и подушки у многих были в крови. Я вдруг понял, что жизнь человеческая тщетна без веры, без Бога.

 

Меня спасло чтение Евангелия. Каждое слово в этой книге я воспринял как сказанное мне лично… Время пробежало быстро, и через девять месяцев я освободился условно-досрочно за «добросовестный труд и хорошее поведение».

 

 

«Врач сказала, что я умру»

 

На свободе меня ждала любимая девушка, которая вскоре стала мне женой. Но не только она. Никуда не делась та же жизнь 1990-х, в которой жил раньше. Родилась дочка.  Появилось больше забот и обязанностей, к которым не был готов в силу того, что не имел образования и профессии. И я не умел работать. Меня снова понесло и завертело в прежний круговорот.

 

Супруга интуитивно чувствовала, что живу неправильно. Она желала стабильности и уверенности в завтрашнем дне, ведь выросла в семье военного моряка-подводника, капитана второго ранга, настоящего офицера. Пошли ссоры, скандалы, выяснения отношений. С женой я был жесток…

 

Вдруг у меня проявился туберкулез в открытой форме. Заболеванием, никак не проявлявшим себя после заключения, как выяснилось позже, я заразился еще в колонии.

 

Врач в тубдиспансере сказала, что я умру. Просто потому, что «все умирают». По статистике, на тот 1997 год от туберкулеза умирало больше, чем от СПИДа и рака, вместе взятых. Воспоминания об умерших в колонии порождали и усиливали страх. Не за себя. За родных.

 

В тот момент я понял, что мне нужно только чудо. Пришел домой, достал Евангелие…

 

С того момента мой путь навсегда пролег через храм. В один из замечательных дней, после покаяния и исповеди, с причастием Христовых Таин ощутил Божью благодать…

 

Вдруг я понял, что исцелен. Так же, как понимаю, что существую, что я – отец, сын и муж. Сдал очередные анализы. У меня нашли лишь туберкулему, то есть, открытый очаг закрылся в жировой мешочек, блокируя в себе источник выделения туберкулезных палочек. Через некоторое время ее просто удалили. Я стал абсолютно здоровым человеком.

 

С тех пор прошло уже более 20 лет. Как после такого чуда не верить Богу! Это так просто – жить и любить.

 

 

Новые испытания…

 

Через две недели после моей операции жена вдруг сказала, что уходит. Навсегда. Я оказался один. Как в пустыне. Преданный самым любимым, близким человеком. Мне казалось, что без жены и дочки я остался даже без веры. Без Бога. Пришел домой, достал веревку, сделал петлю…

 

Всё.

 

Темнота.

 

Вдруг появляются два «объекта», наводящих на меня просто неописуемый ужас. Чувствую при этом полную незащищенность и беспомощность. Два страха неминуемой смерти приблизились ко мне и… я очнулся. Как будто ото сна. Рядом был мой отец и куски разлетевшейся двери. Я понял, что натворил.

 

Мне было ужасно стыдно за свою слабость и трусость перед испытаниями. Что не принял жизнь такой, какая она есть, с предательством и обманом.

 

Все бы ничего, да только произошел со мной инсульт и парализовало всю левую часть тела, от лица до ноги. Никто не мог смотреть на меня без ужаса. Мама каждый раз плакала. Всегда уверенного и контролирующего все и вся отца я никогда еще не видел таким беспомощным.

 

Своим поступком я подрубил всех, с кем связан родными жизненными нитями. Тогда я понял: обрывая одну из них, короче становятся все остальные. А мне было всего 21. Что я в жизни видел? Ничего. В школе не учился. Книги не читал. Никого не слушал.

 

Но уже познакомился с Тем, Кто жизнь дает, а также с тем, кто эту жизнь отнимает. Я вновь обратился к Богу… И тогда Господь вернул мне веру, а вместе с ней и здоровое тело. Через месяц от паралича не осталось и следа…

 

Однажды, встретившись с женой, в очередной размолвке мы поругались. В ресторане, куда я отправился за ней, случился другой конфликт – с сотрудниками охраны. В результате, одного из них увезли в больницу, а мне дали новый срок за злостное хулиганство.

 

 

…Но тот же путь спасения

 

Где-то я читал, что тюрьма по предназначению своему должна быть покаянным местом. В этот раз я хорошо расслышал этот «звонок», и занялся тем, что раньше игнорировал. Все дни напролет в заключении читал, занимался спортом. Закончил вечернюю школу с четырьмя четверками, остальные оценки были пятерками. Помимо школы закончил училище по специальности тракториста.

 

Научился применять свои организаторские способности, как говорится, для пользы общества. Поднял деятельность клуба и секцию досуга колонии. Организовывал различные мероприятия, зарабатывая от администрации поощрения и отмену взысканий. Многим подготовил документы на УДО (условно-досрочное освобождение, – ред.) – мне нравилась сама мысль, что чей-то отец или сын вернется домой раньше.

 

Освободившись, организовал строительное дело. Восстановили с женой законный брак и повенчались в храме. Расширили жилплощадь. Стали воцерковляться. Я поступил в университет и в семинарию. Родились еще две дочки. После и жена пошла учиться в семинарию на регента.

 

 

Помогать другим и меняться самому

 

По сей день помогаю другим людям.

 

Занимаюсь социальной, просветительской и благотворительной деятельностью, часто выступаю организатором социально-значимых проектов. За последние пять лет активно участвую в миссионерских мероприятиях Омской Епархии РПЦ (МП), в работе тюремного служения. Веду «Духовный вопрос» – совместный просветительский проект РПЦ и Дворца искусств им. Малунцева, созданный в помощь всем, кто интересуется православием и задумывается о духовной стороне своей жизни. Управляю делами Православной трудовой общины им. св. прав. Иоанна Кронштадтского, организованной на базе возрождающегося Покровского мужского монастыря. В поддержку возрождения обители, малообеспеченных семей, людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, регулярно провожу крестные ходы, благотворительные концерты.

 

В прошлом году закончил ОмГУ им. Достоевского с дипломом бакалавра по направлению «Теология», поступил в магистратуру, пишу диссертацию на тему «Воцерковление: канонические и феноменологические аспекты».

 

Сегодня я понимаю, насколько жизненные испытания изменили меня. Благодаря опыту и образованию, теперь неплохо знаю особенности протестантских заблуждений и сектантских «уловок», умею вести диспут с людьми, запутавшимися в их сетях. Несмотря на свой темперамент, в общении и при решении конфликтов старательно избираю путь терпения, смирения и открытости.

 

Да, я до сих пор остро воспринимаю критику в свой адрес, но использую ее как повод для работы над собой. Проблемы и трудности продолжаю преодолевать при помощи усердной молитвы. Возможно, поэтому Бог дает силу проповеди, часто основанной на личном свидетельстве о чудесной помощи Божией, помощи Пресвятой Богородицы и святых.

 

Автор: Виктор Черемисов, руководитель

Православной трудовой общины им. св. прав. Иоанна Кронштадтского,

организованной на базе возрождающегося Покровского мужского монастыря в г. Омске.

Фото: gorlovka-eparhia.

 

Рассказать:

 

 

наверх