Приход
pravprihod@mail.ru +7-921-586-83-99 Мы в ВКонтакте

"Божественная литургия есть поистине небесное на земле служение"
Святой Праведный Иоанн Кронштадтский

 

Публикации наших прихожан

25.12.2017

Тихая моя родина

 

В. Белову

 

Тихая моя родина!

Ивы, река, соловьи...

Мать моя здесь похоронена

В детские годы мои.

……………

 

С каждой избою и тучею,

С громом, готовым упасть,

Чувствую самую жгучую,

Самую смертную связь.

 

Н.Рубцов

 

 

 

 

Было раннее утро. Он еще не встал, окно в комнате было открыто, и шум проснувшегося города тревожил Сергея. Почему-то именно сейчас он отчетливо вспомнил деревню, куда он с родителями приехал из далекой республики в том самом страшном девяносто втором…

*

 

Русская глубинка встретила незваных гостей покосившимися избами, истлевшими заборами и заросшими оврагами. Баба Дуня, приютившая скитальцев, была сухонькой старушкой, еще работавшей в колхозе, который вот-вот должны были закрыть. По утрам, рано-рано, она тихонько вставала и молилась перед образом Пресвятой Богородицы, со слезами поминая покойного мужа и двоих своих сыновей, и просила Бога оставить им все их «прегрешения, вольныя же и невольныя»… Позже Сергей узнал, что у бабы Дуни была еще дочь, которая жила в городе и к матери приезжала очень редко. Старушка дочь свою любила, но в город никогда не ездила.

Сергей помнил, как теплилась лампадка перед иконой, каким таинственным был лик Пресвятой Богородицы и каким ласковым был Ее взгляд… Она смотрела на юношу так, как будто ждала от него чего-то… Но Сергей молчал и смутно чувствовал, как в этом молчании в его душе, истерзанной и израненной, нарождается совершенно новое ощущение полноты жизни, осознания самого себя на своей земле, встретившей его этой всеми забытой русской деревней, грибными лесами и широкой, с плесами, рекой.

Юноша часто выходил на высокий берег и смотрел вдаль, дыша полной грудью. В эти минуты Сергей почему-то представлял себе своего прадеда, которого он видел на старой фотографии, чудом сохранившейся у родителей,  красивого улыбающегося офицера с фуражкой в руке. Сергей хотел бы поговорить с прадедом, спросить у него о многом, рассказать о себе и о маме с папой, сколько им пришлось вынести и испытать, и как хорошо, что теперь они дома, на своей родной земле земле своих предков… Тысячу раз юноша представлял эту встречу, но однажды понял, что она уже состоялась незримо и неожиданно. Сергей понял это в то самое мгновение, когда одним ранним утром баба Дуня, помолившись, вышла в сени, а Богородица вдруг взглянула на него из своего красного угла. Взгляд был совершенно живой, пронзительный, но в то же самое время теплый и нежный, как взгляд любящей матери…

 

*

Дети с обритыми головами сидели в палате у стола, за которым Сергей рассказывал сказку. На этот раз была сказка «Зайкина избушка», и ребята, затаив дыхание, переживали за судьбу выгнанного зайчика и боялись страшной развязки… Закончив рассказ, Сергей посадил себе на колени четырехлетнего Ванюшку и поцеловал его в лоб. Малышу через несколько дней должны были делать сложную операцию, и все вокруг оберегали мальчика и опекали его.

А в тот день, когда маленького Ванюшу отпевали в маленькой церкви на окраине города, Сергей впервые молился. Тогда слезы застыли в его глазах, ком подступил к горлу, все тело одеревенело от внутренней боли, но он молчал. В этом молчании и родилась, вспомнилась та самая молитва, которую он некогда слышал от бабы Дуни и которую запомнил. Горячая молитва с тех пор поселилась в его душе и уже не покидала ее никогда…

 

*

Город Сергей осознавал как красивое, но жестокое чудовище, растлевающее и перемалывающее человеческие души в своих смрадных жерновах, в которых в последние годы пытались смешивать то, что смешению не поддается и не поддастся никогда. Рукотворная красота исчезала вместе с уходящими поколениями, а им на смену приходили в большинстве своем совсем другие цепкие и хваткие, легко расстающиеся с прошлым и, казалось, не имеющие со своей страной и народом никакой связи  ни кровной, ни исторической, ни тем более духовной. Сергей смотрел на них со стороны, и в его душе оживали не злоба и ненависть, а искренняя жалость и удивление, потому что он не мог понять одного почему так?.. Но ответа он не находил…

«Надо вставать», подумал он и нехотя открыл глаза, а спустя полчаса вышел из дома. День предстоял трудный, и Сергей радовался этому. К тому же он ждал Лену свою нежную, светлоокую невесту, которая должна была приехать со дня на день.

Придя на работу, Сергей взял лист бумаги и что-то быстро написал. Еще раз перечитал и размашисто подписался.

Шеф на месте? спросил он у секретаря.

Девушка утвердительно кивнула, и он вошел в кабинет.

Ты представляешь, что наделали эти… там, наверху?! встретил его седеющий, но молодящийся начальник. Теперь наши европейские поставщики отказались от контрактов! Нет, это просто немыслимо! Все! Хватит! Подаю на второе гражданство! В конце концов, надо уезжать из этой страны! Ну, ладно, что у тебя?

Сергей улыбнулся и положил перед шефом заявление об уходе.

В этот момент Сергей понял, что теперь он свободен! Ему было немного жаль этого человека за директорским столом, и Сергей подумал, что, может быть, милостивый Господь когда-нибудь всех вразумит…

 

*

Он купил дом бабы Дуни у ее дочери, отдав за него все деньги, которые были. Ту икону Пресвятой Богородицы, перед которой когда-то молилась баба Дуня, ее дочка отдала ему вместе с домом за ненадобностью…

Жена носила под сердцем ребенка, и Сергей с тихой радостью ждал рождения сына или дочери. Работы было много: дом он уже перестроил и обновил все постройки на дворе, починил развалившийся забор, переложил печь, восстановил погреб. Хозяйство потихоньку росло, к тому же весной обещал приехать его армейский друг с семьей, который, по расчетам Сергея, тоже мог остаться здесь навсегда…

 

Сергей вышел на обрывистый берег и чуть поежился от студеного утреннего ветра. Звон, доносящийся с колокольни нового деревенского храма, призывно лился, не умолкая…

Пойдем, милый! ласково сказала жена, целуя его в посеребренный висок. Пора!..

 

Автор: NN,

община "Живое слово"

Иллюстрация: Нина Князева. Бабушка.

 

Рассказать:

 

 

наверх