Иоанновская семья
pravprihod@mail.ru +7-911-967-33-96  Пожертвование
Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

 

НОВОСТИ

08.12.2014

Праведный Иоанн Кронштадтский и дела милосердия

 

 

Благоговейно всматриваясь в духовный облик святого праведного Иоанна Кронштадтского, невольно изумляешься богатству его добродетелей. Подобно долине, украшенной различными благоухающими цветами, жизнь святого пастыря была украшена многими подвигами и добрыми делами. Не будем перечислять все добродетели праведника. Но отметим, что главная из них — любовь к ближним — более всего подтверждалась его благотворительностью и милосердием. Церковь знает особый разряд святых – бессребреников. К ним вполне можно отнести и святого пастыря.

 

В детстве и юности испив до дна горькую чашу бедности и горя, отец Иоанн принял близко к сердцу, понял нужду кронштадтских бедняков. Они-то и стали первыми очевидцами его евангельской, деятельной любви. Эта любовь не имела предела. Он раздавал все, от последнего двугривенного, который нужен был для проезда из Ораниенбаума в Кронштадт, до последних своих сапог. Не раз во время отсутствия отца Иоанна к нему в дом приходили торговцы обувью и, передавая его матушке пару сапог, говорили: «Возьмите... Ваш-то беспременно опять без сапог придет». И очень часто эти предположения сбывались.

 

А вот еще один из множества примеров, характеризующих его личность.

 

«Приходит он в бедную семью ... видит, что некому сходить даже за съестными припасами, потому что из одного угла доносятся болезненные стоны хворой матери семейства, из другой несмолкаемый плач полуголодных, иззябших больных ребятишек… Тогда отец Иоанн сам отправляется в лавочку, чтобы купить провизию, в аптеку за лекарством или приводит доктора, – словом, окружает несчастную семью чисто родственными попечениями. Никогда, разумеется, не забывая и о материальной помощи, оставляя там последние свои копейки, которых слишком мало в то время имел еще сам».

 

Так старался святой праведник исполнить заповедь о любви к ближнему, подражая своему Пастыреначальнику, Спасителю мира. «Сладчайший мой Спасителю, – взывал отец Иоанн, – Ты, исшед на служение роду человеческому, не в храме только проповедовал слово небесной истины, но обтекал города и селения, никого не чуждался, ко всем ходил в домы, особенно к тем, которых теплое покаяние Ты предвидел Божественным взором Своим. …Даруй и нам иметь это общение любви с людьми Твоими, да не заключимся мы, пастыри, от овец Твоих в домах наших, как в замках или темницах, выходя только для службы в церкви или для треб в домах, по одной обязанности, одними заученными молитвами. Да раскрывается уста наши для свободной в духе веры и любви речи с нашими прихожанами. Да раскрывается и укрепляется христианская любовь наша к духовным чадам чрез живое, свободное, отеческое собеседование с ними».

 

Уже в первые годы пастырства святого праведника в Кронштадте появилось необычное «учреждение», которое называлось «армией отца Иоанна». Ежедневно, ранним утром, еще до рассвета, эта «армия» выстраивалась у дома праведника в ожидании подаяния. Люди настолько привыкли получать свой «пай», что сердились и «устраивали забастовку, когда почему-либо сокращалось количество денег, выдаваемых отцом Иоанном».

 

Со временем благотворительность кронштадтского пастыря достигла колоссальных размеров. Ежегодно через его руки проходили сотни тысяч рублей. И все эти деньги он отдавал всем нуждающимся, никому при этом не отказывая. Причем, тщательно избегая огласки, святой пастырь старался поступать по завету Христа: «Когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Мф. 6:3).

 

«Однажды, – рассказывают очевидцы, – одна женщина подала отцу Иоанну конверт с деньгами. Не раскрывая его, он тут же передал его другой. Жертвовательница сделала движение, чтобы схватить отца Иоанна за руку, и вскрикнула: «Батюшка, да ведь тут три тысячи рублей!» На это праведник спокойно ответил: «Вот ей-то они и нужны».

 

В своих письменных трудах пастырь-бессребреник указал на причины, побуждающие каждого христианина к делам милосердия. Это «во-первых, – бесконечное милосердие Божие к роду человеческому вообще, к христианам в частности и к каждому из нас в особенности; во-вторых, – прямая заповедь Евангелия; в-третьих – пример Господа нашего Иисуса Христа и, в-четвертых, – само название наше христианами, то есть, членами Христовыми, членами тела Его. К этому прибавьте еще, – говорит отец Иоанн, – свойственное каждому из нас чувство милосердия, вложенное в природу нашу Самим Богом».

 

Человек — это высшее творение Божие. На нем, как на самом дорогом сокровище, Бог поставил Свою печать – Свой образ. А потому, учит святой пастырь: «не величайшее ли безумие, не безбожие ли – жалеть для человека, для этого образа Божия, для этого причастника Божественного естества, для которого Бог будет все (1 Кор. 15:28)... жалеть пищи, питья, одежды, жилища и чего бы то ни было земного». Ведь у христиан апостольского века было все общее. «Богатые и достаточные добровольно жертвовали своим имением и деньгами, и собранное хранилось у предстоятелей Церкви, которые употребляли его на содержание бедных, вдов, сирот, больных». И нам «надо руководствоваться историей времен апостольских, примером первенствующей Церкви», говорит отец Иоанн. Да и к тому же, «мы ничего своего не имеем, а все Божие. И несправедливо держат в сокровищницах своих избытки свои люди богатые, тогда как есть много людей бедных».

 

Еще одним важным побуждением к делам милосердия должно служить и то, что оно «весьма полезно для самих благотворителей, оно укрепляет в них чувство человеколюбия, доставляет чистейшие радости их сердцу, привлекает к ним любовь и расположение ближних и, что всего важнее, приобретает им любовь и благоволение Божие».

 

Вот причины, побуждающие христианина быть милосердным. Так понимал эту добродетель святой пастырь. И не могло не содрогаться его любвеобильное сердце, когда к нему шли и просили помощи. Здесь важно отметить, что благодеяния святого подвижника совершались не ради земного благополучия, а ради нравственного исправления приходящих к нему людей. Именно с этой целью и подавались большие суммы денег разорившимся купцам на погашение долга, десятки рублей спившимся ремесленникам и рабочим, и деньги на дневное пропитание нищим, которые ежедневно, до двух тысяч человек, обращались к своему благодетелю.

 

Однако не всегда возможно было помочь человеку материальными средствами. Были люди, которые не имели средств на существование лишь только потому, что пропивали всякий грош, который попадал в их руки. Для таких людей был необходим разумный труд. Потому-то по инициативе отца Иоанна в Кронштадте и был устроен Дом Трудолюбия, или Дом Милосердия. Здесь могли трудиться люди не только здоровые, но и больные. В этом необычном заведении были: и женская швейная мастерская, и сапожная мастерская для мальчиков, и народная столовая, и ночлежный приют, и бесплатная детская библиотека, и воскресная школа, — одним словом, кронштадтский пастырь предусмотрел все потребности своего прихода, отвечая делом на запросы времени.

 

Днем открытия Дома Трудолюбия можно считать 9 июня 1874 г., когда было учреждено Кронштадтское Андреевское приходское Попечительство. Тогда в своей речи святой пастырь сказал: «Церковное попечительство – есть учреждение первых христиан времен апостольских, которые по братской любви так заботились друг о друге, что «не было между ними никого нуждающегося» (Деян. 4:34). Оно особенно сейчас необходимо. Дай Бог, чтобы оно было и у нас в таком же духе любви и единомыслия. Что требуется для этого? Мы должны несколько отрешиться от любви к самим себе и уделить этой любви нашему ближнему, который есть другой «я»: снизойти к нему, войти в его положение, часто очень горькое и безвыходное, где бывает тьма и мрак, нужда, болезнь, холод, голод, брань (ругань) со всех сторон. Разумеется, нужно несколько самоотвержения в пользу ближних. Но оно-то именно требуется от нас святым Евангелием, если мы хотим быть христианами самым делом, а не по имени только. …Закончу словами апостола Павла, (который сказал): «Только будем помнить о нищих, что и старался я исполнять в точности» (Гал. 2:10). Постараемся же и мы в точности исполнить завет апостольский. Аминь».

 

Но вскоре в Кронштадте был сильный пожар. Сгорел и Дом Трудолюбия. Однако это не поколебало энергию и дух отца Иоанна. Постигшее бедствие он принял за испытание Божие, и вскоре было выстроено новое каменное здание этого богоугодного заведения.

 

Шли годы. Народная молва уже окружила лик кронштадтского пастыря нимбом святости, и редкая семья в Кронштадте не считала его своим покровителем и заступником. Люди были твердо уверены: пока жив отец Иоанн, ни один человек не погибнет от нищеты. Молва о нем летела и далее, за пределы Кронштадта. И этот скромный священник стал благодетелем всей Русской земли, народным героем в прямом смысле этого слова.

 

Но отвлечемся немного и приведем несколько мыслей праведника о том, как следует подавать милостыню и при каких условиях она приносит пользу благодетелю.

 

«Милостыня, – говорит отец Иоанн, – есть семя; если желаешь, чтобы она принесла добрый и сторичный плод, сделай это семя добрым, подавая в простоте и от доброго, милостивого, сострадательного сердца».

 

«Благотвори бедному доброхотно, без мнительности, сомнения и мелочной пытливости, памятуя, что ты в лице бедного благотворишь Самому Христу».

 

«Те, которые подают алчущим хлеб или деньги с жалением, с лукавым оком и не сытым сердцем,— все равно, что кладут яд в свой хлеб или в свою милостыню, хотя этот яд духовный, невидимый».

 

«Милостыня хороша и спасительна тогда, когда соединяется с исправлением сердца от гордости, злобы, зависти, праздности, лености, чревоугодия... и прочих грехов».

 

«Чтобы подавать милостыню достаточную, надобно ограничивать свои издержки, например, не покупать излишних и дорогих вещей, без которых легко можно обойтись, ибо это есть похищение собственности бедных, так как избытки наши принадлежат им».

 

«Должно делать добро из своей собственности, а не из чужой, на которую не имеем никакого законного права, притом из собственности, приобретенной честными трудами, а не хищением, обманом и неправдой».

 

«Надо благотворить и помогать постоянно, не ослабевая в своей ревности от встречающихся затруднений и препятствий при исполнении этой обязанности».

 

Не правда ли, какие простые, но в то же время назидательные наставления, показывающие глубокое знание праведником евангельского закона. И если по апостольскому слову «вера без дел мертва» (Иак. 2:26), то знай, христианин, что добрые дела нужно творить с рассуждением и особенно дела милосердия.

 

Чтобы иметь полное представление о благотворительности отца Иоанна, необходимо сказать о построенных на его средства храмах и монастырях. При распределении пожертвований праведник руководствовался следующим правилом: «У Бога нет ни эллинов, ни иудеев. У меня своих денег нет. Мне жертвуют, и я жертвую. Я даже часто не знаю, кто и откуда прислал мне то или другое пожертвование. Потому и я жертвую туда, где есть нужда и где эти деньги могут принести пользу» .

 

Так смиренно и скромно мыслил о себе святой пастырь. Но люди, получавшие от него милостыню, не скрывали, что он жертвовал «туда, где есть нужда», имея дар прозорливости. Вот пример в подтверждение, о котором рассказала схиигумения Фамарь, настоятельница Грузинского Бодбийского монастыря, тогда еще проходившая в этой обители монашеский искус послушницы.

 

«Этот монастырь, – говорит матушка, – на первых порах крайне нуждался в материальных средствах. Бывало ни денег, ни провизии в нем недоставало, а в долг в лавках не давали. И вот однажды, когда особенно ощущался недостаток во всем, мы с матушкой игуменией Ювеналией скорбные пошли в храм помолиться о ниспослании нам свыше помощи. Стоим и плачем. Вдруг отправляющаяся на почту сестра подает для засвидетельствования повестку на двести рублей. Деньги оказались от батюшки отца Иоанна. Он писал игумении Ювеналии: “Посылаю, родная, на крайние твои нужды двести рублей”. Это была великая неожиданность, тем более, что до сего времени у нас не было ни знакомства, ни переписки с отцом Иоанном. Очевидно, он сам провидел духом, что где-то далеко на Кавказе, во вновь основанном женском монастыре, сестры бедствуют, и для поддержки их послал свою трудовую лепту».

 

Из русской истории известно, что преподобный Серафим Саровский основал Дивеевскую женскую обитель, преподобный Амвросий Оптинский – женскую общину в Шамордино, преподобный Варнава Радонежский, старец Гефсиманского скита при Троице-Сергиевой Лавре – Иверский Выксунский женский монастырь в Нижегородской епархии. Подобно им и святой праведный Иоанн Кронштадтский стал основателем и духовным руководителем нескольких женских монастырей.

 

Основание Иоанно-Богословского женского монастыря на своей родине в Суре было вызвано желанием отца Иоанна дать твердую точку опоры православному народу севера, затерянному среди многочисленного населения старообрядцев-раскольников. На территории всей Архангельской области имелось только два женских монастыря, Холмогорский и Шенкурский, тогда как раскольничьи скиты «по непроходимым лесам можно было считать десятками». Постройка Сурской обители подвигалась очень быстро. Осенью 1899 г. была совершена торжественная закладка, а к лету следующего года уже была окончена постройка деревянного корпуса и деревянного храма в честь апостола и евангелиста Иоанна Богослова. В число первых насельниц обители отец Иоанн принял около тридцати бедных кронштадтских девиц, которых прежде отправил к игумении Таисии, настоятельнице Леушинского женского монастыря Новгородской епархии для обучения послушанию в монашеской жизни. Стоит отметить, что между этой благочестивой старицей и святым пастырем сложились близкие духовные отношения. Отец Иоанн постоянно поддерживал с ней переписку и несколько раз посещал Леушинский монастырь, где с особой нежной любовью встречали его игуменья и сестры обители.

 

«Не забывайте, для чего вы собрались и живете в обители, – поучал их отец Иоанн, – не для покоя и наслаждения телесного, не для сна и наслаждений пищей и питьем, хотя вы не лишены и земного телесного питания, нескудно вам приготовленного. Вы собрались для трудов и подвигов молитвы, воздержания, труда телесного и духовного; для послушания, смирения, терпения и размышления о вечных будущих благах, уготованных любящим Бога в Царствии Небесном... Готовьтесь к ответу за всю вашу временную жизнь, исправляйтесь день ото дня, бросайте свои греховные привычки и навыки житейские, пристрастья, приготовьте сердца ваши в жилище Богу» .

 

Устроив Сурскую женскую обитель, отец Иоанн пожелал упрочить ее существование постройкой двух подворий: в Архангельске и Петербурге. Однако Петербургскому подворью вскоре было суждено стать отдельным женским монастырем. По этому поводу кронштадтский пастырь писал Петербургскому митрополиту Антонию: «Основав с Божией помощью при пособии добрых людей и при непрестанных ежедневных трудах молитвенных великолепное и обширное подворье с величественным храмом, под именем Сурского подворья, для обеспечения основанного мною на родине в селе Сурском, Архангельской губернии, женского монастыря, я нашел, что это сооружение в столице слишком художественно и обширно, чтобы ему быть подворьем и находиться под двумя началами духовного управления: Петербургского Владыки митрополита и Архангельского епископа, и что ему лучше быть Петербургским самостоятельным женским монастырем и в ведении одного митрополита Петербургского...».

 

Просьба святого праведника была исполнена, и подворье было преобразовано в Иоанновский женский монастырь, названный так по имени небесного покровителя кронштадтского пастыря – преподобного Иоанна Рыльского. Вскоре и этот монастырь, сделавшись самостоятельным деревом, дал в свою очередь новый росток, новую ветвь – Вауловский женский скит, расположившийся невдалеке от города Рыбинска. Усердием святого пастыря был устроен и Воронцовский Благовещенский женский монастырь в Псковской епархии.

 

Трудно перечислить все щедрые пожертвования отца Иоанна, выделяемые им на строительство храмов и монастырей. По свидетельству очевидцев, храмы возникали всюду: и в Сибири, и на далеком Севере, и в центре России, и в самой столице. Несколько раз за денежной помощью на постройку церкви обращался к пастырю-бессребренику американский миссионер. А сколько пожертвований было сделано отцом Иоанном тайно от людей? Это известно только одному Богу. Но обратимся вновь за наставлением к святому праведнику, чтобы получить назидание и представить его духовный облик более совершенным. Истинная милостыня, по словам отца Иоанна, заключается не только в подаянии денег. «Тот истинно милостивый, – учит он,- кто беседует со всяким сердечно, а не умом или устами, кто отдает всякому искреннее, сердечное почтение, кто проповедует слово Божие и служит от истинного сердца, нелицемерно, – словом, кто объемлет всех и носит всех любовью в сердце своем».

 

Именно таким и был всероссийский пастырь. Вся его жизнь была назидательной проповедью. Его устами были его дела. Он окормлял всю Россию и подавал духовную помощь всем нуждающимся, подтверждая свой пастырский подвиг делами милосердия. Исполнив евангельский завет Христов, он показал добрый пример и пастырям, и всей российской пастве. За что и прославил Господь Своего служителя и сподобил неизреченного блаженства в Царствии Небесном.

 

Игумен Иоанн (Самойлов),

настоятель Успенского храма, г. Сергиев Посад,

с воскресной школой имени св. прав. Иоанна Кронштадтского

«Праведный Иоанн Кронштадтский и дела милосердия».

МЕВ 2005, №11-12.

 

Рассказать:

 

 

 

 
наверх