Иоанновская семья
pravprihod@mail.ru +7-911-967-33-96  Пожертвование
Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

 

НОВОСТИ

15.12.2017

Патриарх Александрийский в гостях у Кронштадтского Батюшки

 

ВТОРОЕ ЛИЦО ПРАВОСЛАВИЯ

Когда к Мемориальной квартире св. прав. Иоанна Кронштадтского подъехал кортеж из трех черных машин, сопровождаемый сотрудниками госавтоинспекции с мигалкой, первым вышел начальник Протокольного отдела Санкт-Петербургской епархии, никогда не унывающий Иван Николаевич Судоса со словами: «Отец Геннадий, встречай высоких гостей. Не каждый день к тебе приезжает патриарх Александрийский и всея Африки».

Здесь Иван Николаевич был совершенно прав. И эта очевидность только подчеркнула исторический характер происходившего события. Я понимал, что такие визиты действительно не только не происходят каждый день, но бывают всего один раз в жизни и становятся фактами духовной истории Церкви.

О желании патриарха Александрийского Феодора II 7 декабря 2017 года посетить Мемориальную квартиру мне сообщили из епархии накануне: «В Мемориальной квартире будет патриарх...». Я переспросил: «Патриарх Кирилл?» - «Бери выше... Патриарх Александрийский!» Действительно, Александрийский патриарх стоит вторым в диптихе православных патриархов после патриарха Константинопольского, а после него уже следуют Антиохийский, Иерусалимский и Московский. То есть, получалось, что Квартиру св. Иоанна Кронштадтского посетит второе статусное лицо вселенского Православия. Такого гостя не было даже при жизни Батюшки.

КТО «СУДЬЯ ВСЕЛЕННОЙ»?

Я просмотрел в интернете информацию о высоком госте. Признаюсь, прежде особенно не интересовался Православием в Африке, и узнал много интересного.

Во-первых, меня поразил полный титул Александрийского патриарха: «Блаженнейший, Божественнейший и Святейший Отец и Пастыреначальник, Папа и Патриарх Великого Града Александрии, Ливии, Пентаполя, Эфиопии, всего Египта и всея Африки, Отец Отцов, Пастырь Пастырей, Архиерей Архиереев, Тринадцатый Апостол и Судия Вселенной Феодор II». Прежде всего, возникло недоумение о последнем звании — «Судия Вселенной», ведь Судьей Вселенной является все-таки Господь Бог. Но этот титул, как выяснилось, имеет историческое объяснение. «Вселенная» — это отнюдь не «космос», а всего лишь Римская империя. Сам титул был усвоен в седьмом веке после того, как Александрийский патриарх смог рассудить конфликт императора Византии с Константинопольским патриархом (в котором оба были неправы и оба признали правоту Александрийского патриарха). Этот титул давал Александрийскому престолу право быть третейским судьей в церковных вопросах. Титул остался номинальным, и на практике право судьи использовалось буквально пару раз за всю историю (в том числе на Большом Московском Соборе, когда судили патриарха Никона).

Также патриарх Александрии имеет уникальный титул «Папы», который у него заимствовали римские епископы.

Александрийская патриархия известна как родина всего православного монашества, которое возникло в Фиваидской и Нитрийской пустынях Египта.

МИССИЯ «ТРИНАДЦАТОГО АПОСТОЛА»

Что касается титула «Тринадцатый Апостол», он оказался пророческим, потому что в ХХ веке Александрийскому патриархату на Африканском континенте удалось развернуть масштабную апостольскую миссию по просвещению африканцев. У Александрийского патриарха — самая большая каноническая территория из всех поместных церквей. Она превосходит даже каноническую территорию Московского патриархата, если считать таковой территорию бывшего Советского Союза: площадь Африки составляет 30 065 000 кв. км (20,3% площади суши всей Земли), а площадь СССР — 22 402 200 кв. км (площадь России — 17 125 191 кв. км). В юрисдикцию Александрийского патриарха входят 54 африканских государства. Но самое главное, что за последние десятилетия греческие православные миссионеры обратили в православие около 7 млн коренного населения Африки, практически во всех африканских странах возникли православные общины, было построено много храмов, возникли епархии и митрополии. На наших глазах происходит обращение далекого континента ко Христу, закладывается новая конфигурация православного мира. В интернете можно увидеть множество роликов как с крещением африканцев, так и с православным Богослужением, в которое миссионеры включают местные народные традиции, в частности, элементы танца во время службы.

Патриарх Феодор глубоко верит в православное будущее Африки. В России он не раз говорил: «Многие думают, что Африка - незнакомый континент, но будущее именно за ней».

После всей этой прочитанной информации я уже действительно смотрел на патриарха Феодора как на нового «тринадцатого апостола».

«РУССКИЙ» ПАТРИАРХ ИЗ АЛЕКСАНДРИИ

Меня предупредили, что у патриарха Феодора II на Музей Иоанна Кронштадтского выделено всего лишь полчаса. Я понимал, что это совсем немного, тем более, что рассказывать придется с переводчиком. Поэтому я сразу спросил, на каком языке будет экскурсия. К счастью, оказалось, что Александрийский патриарх прекрасно понимает русский язык. В 1980-е годы он десять лет жил в Советском Союзе, изучал историю искусств, литературу и философию в Одесском университете, а с 1985 по 1990 гг. исполнял обязанности экзарха Александрийского патриархата в Русской Церкви, будучи настоятелем Антиохийского подворья в Одессе.

Патриарх Феодор не только выучил русский язык, но главное — искренне полюбил Россию и русский народ. Поэтому не удивительно, что на мой вопрос о языке экскурсии он ответил кратко и ясно: «Я — ваш! Я — русский». Услышать такие слова у памятника св. Иоанна Кронштадтского было насколько неожиданно, настолько и трогательно. Такие слова и в России не часто приходится слышать от высоких лиц. Как будто патриарх Феодор сказал их, представляясь не столько нам, сколько самому дорогому Батюшке, сразу обозначив, что он пришел не в музей, а к живому отцу Иоанну. Я почувствовал, что экскурсия в обычном смысле здесь не нужна, и ограничился краткими ключевыми фразами.

ЧЕТВЕРТЫЙ ПАТРИАРХ В ГОСТЯХ У БАТЮШКИ

В гостиной я сообщил патриарху, что в этой Квартире уже было три патриарха. «Кто же это?» — спросил он. — «Патриарх Тихон, патриарх Алексий, патриарх Кирилл», — ответил я. — «И теперь патриарх Феодор», — радостно и с каким-то детским задором добавил он.

Узнав, что диван мемориальный, и на нем сидел Кронштадтский пастырь, патриарх Феодор также сел на него. Рядом стоял портрет Иоанна Кронштадтского. Патриарх в гостях у Батюшки. Я понял, что дальше рассказывать ничего не нужно. Патриарх сам все чувствует и сам все понимает без слов.

Затем патриарх Феодор вышел на балкон, с которого некогда Всероссийский пастырь благословлял свою паству. В этот день Кронштадт с балкона отца Иоанна благословил патриарх Александрийский. Нужно отдать должное оперативности фотографов, которые успели запечатлеть этот исторический момент.

В кабинете отца Иоанна патриарх Феодор приложился к главным святыням Квартиры — к наперсному Кресту святого, его молельным иконам, прижизненному портрету.

В столовой комнате я обратил внимание на подаренную год назад родственниками Батюшки его кофемолку, которую мы отреставрировали, и она вновь работает. Раз в году, в день памяти Иоанна Кронштадтского, мы совершаем, так сказать, «чин меления кофе» в этой кофемолке, и потом в течение года предлагаем его гостям Квартиры. Зная любовь греков к этому напитку, мы подарили патриарху кофе из кофемолки отца Иоанна. Подарок был принят с нескрываемой радостью.

ОДИН НА ОДИН С ИОАННОМ КРОНШТАДТСКИМ

Когда знакомство с Квартирой, казалось, уже было завершено, произошло удивительное событие. В Кабинете Батюшки патриарх Феодор неожиданно попросил всех выйти и оставить его одного. Сопровождающие патриарха — три архиерея, духовенство, официальные лица — молча, будто зная об этом заранее, тут же удалились из Кабинета, спустились вниз и вышли на улицу. Я также вышел из Кабинета в прихожую комнату. В Кабинете остался один патриарх, дверь туда осталась приоткрытой. Я видел силуэт патриарха за столом отца Иоанна. Он сидел, закрыв глаза. В тот момент я подумал, что он такой небольшой комплекции, как и сам Батюшка Иоанн. Мы с сестрами стояли в прихожей, замерев, боясь шелохнуться. Да и сам патриарх не производил ни одного движения. Мы чувствовали, что патриарх пребывает во внутренней молитве. Во всем музее наступила глубокая тишина. Как будто время остановилось. Это были особые и бесценные минуты присутствия Благодати Божией.

За долгие годы работы музея я не помню ничего подобного.

Сколько длилась эта тишина? Наверное, минут пять...

Никто не решался беспокоить патриарха, хотя его посещение уже вышло из положенного графика. Наконец в приоткрытую дверь я увидел, как патриарх чуть обернулся в ее сторону. Я решился войти и увидел, что на глазах патриарха были слезы умиления, а сам он улыбался.

Я попросил патриарха сделать запись в книге почетных посетителей. Он, ничего не говоря, исполнил мою просьбу, начертав размашистую запись на всю страницу по-гречески.

Патриарх встал из-за стола, я преподнес ему на молитвенную память иконку св. Иоанна Кронштадтского в византийском стиле. Он поцеловал ее, прижал к сердцу и сказал, что она будет всегда у него в кабинете.

ХРАМ ИОАННА КРОНШТАДТСКОГО В ТАНЗАНИИ

Прощаясь, я решил спросить патриарха Феодора, знают ли Иоанна Кронштадтского в Африке. Он заулыбался и ответил: «Не только знают, но и очень любят. Мы сейчас строим храм во имя Иоанна Кронштадтского». Эта новость меня поразила. Накануне я как раз искал в интернете информацию о храмах Иоанна Кронштадтского в Африке по списку «Иоанновской семьи», но как раз в Африке пока не указано ни одного храма. Я уточнил у патриарха, в какой же это стране? «В Танзании. Это на востоке Центральной Африки». Мне хотелось узнать точнее: «А в каком городе?» — «В столице — Дар-эс-Саламе». Это арабское слово означает «город мира», то есть, по-русски — «Миргород», а по-гречески — «Иринополь». Так звучит и титул местного митрополита — «Иринопольский».

Видя мой нескрываемый восторг, патриарх сказал, что пригласит меня на освящение этого храма. Я высказал мысль, что на это торжество можно было бы привезти святыню из Квартиры — крест Иоанна Кронштадтского. Он еще раз подтвердил свое приглашение: «Я буду писать вам приглашение».

Мы часто называем Иоанна Кронштадтского Всероссийским пастырем, но когда ему строят храм в самом центре Африки, на берегу Индийского океана, понятно, что речь уже идет о Всемирном молитвеннике.

Патриарх Феодор, рассказав о создании Иоанно-Кронштадтского храма на далеком континенте, тем самым ответил мне на один мой внутренний вопрос. Патриарх пробыл в Санкт-Петербурге всего два полных дня, причем в первый день он возглавил служение Литургии в Александро-Невской лавре. Это не так уж и много для посещения святынь города. И, тем не менее, патриарх сам пожелал побывать в Кронштадте и посетить Квартиру Иоанна Кронштадтского. Было понятно, что у него есть на это какая-то особая причина. Я как раз и задумался, почему же патриарх решил побывать в Кронштадте? После рассказа патриарха я понял, что он пришел к отцу Иоанну помолиться в том числе и о строительстве этого храма в Африке.

А напоследок произошло настоящее чудо.

КАК АФОН С ФИВАИДОЙ В КРОНШТАДТЕ ВСТРЕТИЛИСЬ

Уже на пороге Квартиры, когда патриарх давал нам прощальное благословение, в дверях неожиданно появились два молодых человека с упаковкой в руках. Они обратились ко мне: «Это вам... Икона от отца Никодима...».

Мы все — патриарх, сестры и я — остановились, пытаясь понять, в чем дело?

Здесь нужно пояснить предысторию этого события. Неделей ранее мне позвонили сестры из Квартиры в Сомино и рассказали, что приходил греческий монах с Афона по имени Никодим. После молитвы в Кабинете он выразил желание подарить в Квартиру икону своего письма. Оказалось, что он известный на Афоне иконописец из Нового Скита, центра иконописи на Святой Горе. К сожалению, сестры не записали его телефон, и осталось неясным, когда же именно он подарит икону.

Вот эти два человека как раз и пришли по его поручению и принесли в дар икону. На упаковке рукой отца Никодима было по-гречески написано его имя и название скита. Патриарх Феодор тут же прочитал надпись и воскликнул: «Я его знаю. Это лучший иконописец на Святой Горе. Я скоро буду на Афоне и буду посещать его...».

Мы тут же распаковали икону и увидели перед собой написанный в византийском стиле образ Иверской Богоматери, главной святыни Афона. Патриарх взял ее в руки, приложился и запел по-гречески тропарь Иверской Богоматери. Все опять замерли, чувствуя, что являемся свидетелями настоящего чуда. На наших глазах в Квартире св. Иоанна Кронштадтского встретились Афон (центр православного монашества) и Фиваида (родина монашества). Теперь нам эта икона будет напоминать как об Афоне, так и о патриархе Феодоре, который первым встретил этот образ и первым помолился пред ним.

Потом мы с сестрами и нашими гостями долго сидели за чаем, вспоминали и обсуждали все произошедшее. Было ясно, что ехать в Танзанию с пустыми руками нельзя — нужно написать образ Иоанна Кронштадтского, заказать его именно монаху Никодиму на Афоне и передать его в храм св. Иоанна Кронштадтского в Танзанию. Кстати, именно в этой стране находится величайшая вершина Африки — гора Килиманджаро. Пусть она будет Африканским Афоном.

В заключении мы сделали общий снимок сестер с патриархом у памятника Иоанна Кронштадтского.

По материалам

ЖЖ протоиерея Геннадия Беловолова.

 

Рассказать:

 

 

 

 
наверх