Приход
pravprihod@mail.ru      Мы в ВКонтакте

«Надежда христианская есть надежда наша на жизнь во Христе»
Святой Праведный Иоанн Кронштадтский

 

новости прихода

02.10.2018

Человек, которому было мало века

 

Ученый-академик и скромный прихожанин Иоанновского монастыря. Выдающийся врач, занесенный в книгу рекордов Гиннеса как самый старый практикующий хирург в мире, и патриот-энтузиаст. Уникальный долгожитель, активно проживший почти 104 года, и автор множества книг. Все эти слова о Федоре Углове, родившемся на свет Божий 114 лет назад, 5 октября (22 сентября по ст. ст.) 1904 года.

В чем секрет деятельного долголетия? В одном из интервью Федор Григорьевич сказал о себе так: «Я человек глубоко верующий и воспитан был в религиозной семье. Я убежден, что без веры не может быть высокой нравственности и духовно здорового народа».

Когда началась революция, будущему академику было 13 лет. В храм стало ходить труднее, и молиться пришлось большей частью дома. Хотя юный Федор вступил в комсомол, но в антирелигиозных мероприятиях никогда не участвовал. «Мы знали, что любые насмешки над Богом — это тяжкий грех. Да и вообще, в Сибири, мне кажется, этого было меньше. Над верующими не насмехались. Но все равно в храм людей стало ходить меньше, а потом начались хулиганства, и храм закрыли. За свою жизнь многое пришлось пережить, но искра веры в моей душе всегда помогала мне и спасала меня в трудные минуты».

В большой семье Угловых — отец рабочий, мать крестьянка — было шестеро детей. Из нее вышли два учителя, один инженер, профессор-глазник и академик-хирург. «Разве могли бы мои родители без Бога и Церкви заложить в нас такой прочный нравственный стержень?! Уже став отцом и дедом, я убедился, что только в вере человек во всей полноте сможет проявить и реализовать себя».

Мать Федора Григорьевича, простая крестьянка, отличалась высокой внутренней культурой, требовательностью к себе и деятельной добротой к окружающим. Как-то раз она сказала сыну: «Старайся делать как можно больше добра и не жди от людей немедленной благодарности». Всю жизнь он стремился следовать материнскому принципу. Не гнался за славой и успехом, старался выполнять свою работу честно, добросовестно помогал пациентам. Углов любил повторять, что врач послан больному от Бога и должен лечить его с Божией помощью. Он говорил: «В хирургии нет пустяков. Поэтому хирург всегда обязан делать все с такой нежной заботой, как будто перед ним находится близкий и любимый человек. Я всегда откликался сердцем на человеческое несчастье, вероятно поэтому Бог до сих пор и дает мне возможность заниматься делом, которое составляет смысл моей жизни».

 


Секрет долголетия

Перешагнувшего через столетний рубеж, но сохранившего ясность мышления и работоспособность, Федора Григорьевича часто спрашивали, как ему это удается. В своей известной книге «Сердце хирурга» ученый излагает несколько принципов, соблюдение которых поможет сберечь нравственное и физическое здоровье: «Основная заповедь: делай добро и не требуй, чтобы тебе немедленно ответили тем же. Ты сделал добро и забыл об этом. Но оно вернется к тебе — именно тогда, когда ты будешь в этом особенно нуждаться. Не делай зла другим людям, ибо сделанное тобою зло обязательно вернется к тебе, многократно усиленное. Если хочешь сохранить жизнь и здоровье на долгие годы, соблюдай элементарные требования здоровой жизни. Любой труд — физический и умственный — полезен для человека. Желательно сочетать их хотя бы в малой степени. Таким образом создается гармоничность личности».

«Он был удивительным человеком, второго такого я не знаю, — рассказывает Эмилия Углова, супруга Федора Григорьевича. — Работоспособный, талантливый, умный, сильный, достойный. Он всегда много трудился, говорил, что работа помогает справиться с неприятностями, болезнями. У Федора были прекрасные природные данные от Бога: нежные руки, тонкое чутье врача, он мог точно диагностировать опухоли при осмотре. В зарубежной прессе была статья „Аплодисменты в операционной“. Иностранные хирурги во время медицинского симпозиума наблюдали за тем, как он оперировал: ловко, артистично. Операция в какой-то момент стала критической, но Федору Григорьевичу удалось блестяще ее провести, что вызвало аплодисменты коллег... Он словно прессовал время, никогда не терял его понапрасну. Очень много всего успевал сделать за день, мог за один вечер написать научную статью. Отдых для него заключался в смене видов деятельности. Когда голова устала от умственной работы, он начинал что-то делать по дому. Если мы были на даче, то убирал снег, любил работать на земле».

 


Патриарх трезвенного движения

На Всесоюзной конференции по борьбе с алкоголизмом 1981 года доклад Федора Григорьевича «Медицинские и социальные последствия употребления алкоголя в СССР» произвел эффект разорвавшейся бомбы. Власти назвали Углова «сумасшедшим академиком» и запретили печатать его работы. Но нашлись патриоты, которые записали доклад на магнитофон и напечатали его. С этого началось распространение среди народных масс правдивых сведений об алкоголе. До самой смерти Федор Григорьевич был руководителем Союза борьбы за народную трезвость. Большие надежды на возрождение трезвости на Руси ученый связывал с Православной Церковью.

В статье «Православие и духовное возрождение русского народа», написанной в 1997 году, Углов подчеркивает: «Мы должны понимать, что отличительной чертой нашей духовной жизни была и есть соборность, а это есть единство народа в исполнении христианского долга и самоотверженности, в стремлении посильного приближения к Богу. В молитве мы говорим: „...избави нас от лукавого...“. Не "меня", а "нас", и это всенародная, общая молитва. Мы молимся за весь народ, мы, русские православные люди, составляем единое целое.

И в этом наша сила и непобедимость».

 


Главная встреча

Федор Григорьевич говорил, что самым запомнившимся его пациентом был митрополит Иоанн (Снычев). За год до своей смерти владыка Иоанн лечился в клинике, которой руководил Углов. Федор Григорьевич писал о своих беседах с митрополитом: «Но если всякий без исключения человек нуждается в покаянии и спасении, то почему того же нельзя сказать о целом народе, нации, государстве? — поразила меня однажды мысль. Не в том ли, что уклонились от пути, указанного Богом, корень всех наших бед, причина разорения и неустроенности богатейшей в мире страны?

Высказывая свою догадку владыке Иоанну, я еще не знал, что вряд ли мог сыскать более просвещенного собеседника. Он ответил, что точно, каждый народ как дитя, непосредственное, со своим неповторимым характером, и стоит ослабнуть Христовой проповеди, ... всякий народ может быть ввержен в пучину самочиния и беспорядка. А русский — тем более, потому что он доверчив и простодушен. Но именно эти качества в сочетании с добротой, верой в высшую справедливость, отзывчивостью, нестяжательностью, склонностью к духовному созерцанию делают его наиболее восприимчивым к принятию Божественного откровения».

 


Вечная память

Федор Григорьевич Углов скончался 22 июня 2008 года. Его похоронили на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры.

Эмилия Углова рассказала, что супруг был уверенным в себе человеком: оперировал свою маму, многих родственников, не был в этом вопросе суеверен. О смерти не думал, боролся за жизнь пациента до последнего, а если не получалось — абстрагировался, умел словно стену поставить и не поддаваться переживаниям: «Я должен других людей спасать», — говорил при этом.

«Два последних года Федор тяжело болел, не мог смириться с тем, что не может работать. Переживал страшно! Он нервничал, что не мог посещать утренние врачебные конференции. Ночью, бывало, просыпался, одевался: ему казалось, что его ждут больные, ему надо идти проконсультировать, прооперировать... — вспоминает Эмилия Викторовна. — За последний месяц жизни три раза спросил меня: „Умирать надо, да?“. Успокаивала его, а он молчал.

Он никогда не жаловался на здоровье, на неприятности, если заболевал — сам себя лечил. А тут я его спросила: „Тебе плохо? Что у тебя болит?“ „У меня все болит“, — ответил.

За три дня до смерти сын отвез его в больницу, он сам дошел до палаты реанимации... Он любил говорить, что люди по-разному живут и по-разному умирают. Некоторые цепляются за жизнь, а сами не стоят того. А уходить надо с достоинством, не жаловаться».

Осенью 2009 года на могиле хирурга торжественно установили бронзовый бюст. Но самый удивительный памятник появился на малой родине Федора Григорьевича. На территории Иркутской области в январе 2010 года начал работать поезд-поликлиника «Академик Федор Углов». Поезд состоит из 10 вагонов, оборудованных новейшим диагностическим оборудованием, и в нем работает бригада высококвалифицированных врачей. Состав обслуживает поселки вдоль Восточносибирской железной дороги. Всего в зоне деятельности поезда здоровья живет около миллиона человек. Добро, посеянное в душе их знаменитого земляка, возвращается к ним вновь и вновь через умелые руки врачей.

 

Авторы: Ольга Сергеева, прихожанка Иоанновского монастыря,
труженица общины «Наставник», Ирина Левина, журнал «Вода живая».

 

От автора О. Сергеевой: Я помню, как однажды увидела академика Углова в очереди на исповедь к отцу Николаю Беляеву. Это было давно, и очередь была небольшая, но он скромно стоял в стороне, поддерживаемый своей женой. Батюшка его увидел, улыбнулся и сказал: «Ну Вам-то можно и без очереди!». Ему тогда было уже лет сто, наверное. Поэтому я взялась за эту статью...

 

Рассказать:

 

 

 

 

Публикации наших прихожан

все публикации

 

 
наверх