Иоанновская семья
pravprihod@mail.ru      +7-911-967-33-96
Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

 

События

11.08.2012

Жить в Северной деревне

 

"Первой остановкой на пути к дорогой всем нам Суре был город Архангельск. Испугавшись порыва сильного дождя, прошедшего вскоре после прибытия, мы гуляли неподалеку от вокзала. А участница крестного хода из Москвы, прибывшая ранним утром, побывала в краеведческом музее, где ей рассказали о Северном крае. За все годы российской истории на земли Пинежья не было чужестранных набегов: татары сюда не дошли, здесь не было интервентов, и даже в годы Великой Отечественной Войны немецкие войска не оккупировали территорию. Никто не стремился на такие холодные земли.

 

Об этом мы говорили, устроившись в плацкартном купе поезда Архангельск – Карпогоры рядом с уроженкой деревни Шуйга, ехавшей к своим родителям. От нее мы узнали, что территория Пинежского района приравнена к районам крайнего Севера, а  жители получают соответствующие надбавки к зарплате.  Лето здесь короткое, зима долгая, хотя сильные морозы не так уж продолжительны. В школу ребятишек из окрестных деревень возят в Суру. Учителя получают хорошо, и имеют возможность достойно обустроиться. Наша соседка по купе работает учительницей в Ленинградской области и приезжает к своим родителям каждый год. Она также рассказала, что от Архангельска до Карпогор можно доехать только поездом – плохие дороги, машины часто вязнут, бывает, их оставляют, а потом забирают трактором. Раньше, в 90-е гг., поезд ходил не каждый день, и народу набивалось столько, что стояли битком, а молодежь даже ездила на крыше – благо, что поезд один из самых медленных в нашей стране. Сейчас поезд ходит ежедневно, и все желающие размещаются с комфортом.

 

Выйдя на остановке, мы вместе любовались раскинувшимся над нами низким Северным небом. Решили, что здесь, вероятно, по-другому распределяются воздушные потоки, и облака проходят ближе к земле.

 

 

 

Первую ночь мы провели в святых стенах Свято-Артемиево Веркольского мужского монастыря. Благословляя начало крестного хода, настоятель монастыря игумен Иосиф сказал: «Мы все в гостях на этой земле. Только вы приехали вчера, а я здесь 15 лет», -  и просил молиться о всех жителях этого края, о жителях тех деревень, которые мы будем проходить. Утром мы поучаствовали в молебне, отслуженном в деревенском храме, и начали путь. У всех батюшек лица были небесные, - а может быть, нам так показалось, потому что мы были охвачены общей радостью.

 

 

 

На протяжении крестного хода участники установили несколько поклонных крестов. Первый - в деревне Явзора, на месте строительства будущего храма. Вместе с нами на молебне стояли жители этой деревни, большей частью бабушки с внуками, приехавшими к ним на вольный летний отдых. Мы знали, что после нашего ухода они будут молиться о строительстве храма, и он будет построен.

 

 

 

Второй крест установили на одном из поворотов дороги, ведущей из Верколы в Суру - здесь часто разбивались люди. На молебне к нам присоединилась женщина с двумя девочками подросткового возраста, мы передали им небольшую икону о. Иоанна Кронштадтского, которую несли по когда-то исхоженной батюшкой дороге. Женщина шла с нами и на следующий день, уже на подходе к Суре. Когда мы ненадолго разговорились, то узнали, что Людмила живет в близлежащей деревне Заедовье. Она пришла к вере полгода назад, но участвовала уже в третьем крестном ходе, как ни старались ее отговорить соседи. «Вот вчера звонят, говорят, твои-то дети на лавочке у речки сидят, пьют наверное, иди домой. А я иду. А потом узнала я, что просто говорили они друг с другом – впечатлений много было», - так говорила Людмила, а я училась вере и материнской мудрости. Каждое воскресенье, когда через Пинегу в подходящее время переправляется паром, она идет 13 км пешком на литургию и столько же обратно, - может быть так же как ходили жители этого края в старые времена.

 

 

Мы прошли через родное Людмиле Заедовье и дальше, широкими полями и паромом к Новолавеле, в этих местах были установлены еще два поклонных креста. Здесь, уже на подходах к Суре, навстречу выходило все больше и больше жителей, более многолюдными становились молебны. После переправы через Пинегу крестный ход встретили с караваем. В деревне Новолавела девочка, приветствовавшая Крестный ход вместе со своими родственницами, смотрела на небо. Поймав ее взгляд, нее я поняла, что нас здесь пронзительно и долго ждали. Еще я встретила здесь Галину, которая так же пронзительно напомнила мне мою любимую и ныне покойную бабушку Нюсю (Анну). Вместе с ней на молебне была внучка Галины, моя ровесница.

 

 

 

В самый важный для нас день – день освящения колоколов в Никольском храме – мы подошли к Суре. Здесь все было готово к празднику: площадь залита народом, поет хор, все нарядные, оживленные, ожидают прибытия священства. Я оказалась рядом с пожилым мужчиной, он что-то спросил, и мы разговорились. Геннадий Васильевич 15 лет «прослужил» в Суре в одной из руководящих административных должностей, бывал как-то и у нас в Петербурге, только тогда Иоанновский монастырь еще был закрыт. «Тогда мы не знали, на какой святой земле живем. Нам не рассказывали. А ведь здесь у нас благословенная земля», - говорил Геннадий Васильевич, и засвидетельствовал, что в этих краях с тех пор как помолился об этом отец Иоанн, так и до сих пор нет ни одной крысы, что является предметом споров и удивления неверующих на протяжении всего этого времени.

 

 

 

 

Здесь, будучи в Суре, я вспомнила прекрасный фильм «Русский заповедник», рассказывающий о священнике, отце Викторе, живущем в российской глубинке. В фильме батюшка говорит такие слова: «Деревню не нужно спасать. В ней нужно жить».

 

Послушайте, как ласково называются здесь деревни и села: Сура, Веркола, Новолавела, Явзора, и еще - Ваймуша, Шардонемь, Кушкопола. Это только кажется, что здесь холодно. Сердцу здесь очень тепло.

 

 

PS. А на прощанье житель Суры дорогой нам Алексей Мерзлый, который снимал нас в эти дни, рассказал, что к следующему году будет готовиться новый фильм об этих местах."

 

 

 

Дарья Одинцова,

руководитель общины "Поддержка семьи, материнства и детства"

прихода Иоанновского женского монастыря Санкт-Петербурга

 

Рассказать:

 

 

 

 

 
наверх