Иоанновская семья
pravprihod@mail.ru +7-911-967-33-96  Пожертвование
Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

 

НОВОСТИ

18.06.2018

Прот. Павел Красноярцев: «На иконостасе вдруг засияла старинная икона Пресвятой Богородицы»

 

Интервью с настоятелем храма св. прав. Иоанна Кронштадтского в Жигулевске Самарской обл.

 

 

Становление многих православных общин России приходилось на 1990-е годы XX века. Не стала исключением и община при храме святого праведного Иоанна Кронштадтского, расположенном в Жигулевске Самарской области. Многое было сделано более чем за двадцать лет силами прихода, священноначалия, городской администрации и, конечно же, настоятеля. О том, как развивался приход, какой жизнью живет он сейчас, как создавался храм Всероссийского пастыря, являющийся одним из самых красивых зданий города, рассказал протоиерей Павел Красноярцев.

«Слава Тебе, показавшему нам Свет!»

Батюшка, расскажите, пожалуйста, как и когда в небольшом, но живописном Жигулевске появился храм св. прав. Иоанна Кронштадтского?

– Город Жигулевск расположен в центре Самарской Луки, это полуостров, который считают «жемчужиной» России. Место очень живописное, среди Жигулевских гор, огибаемых вокруг рекой Волгой. Здесь, по воле Божией мне и довелось служить до нынешнего времени.

В 1991 году в Жигулевске была организована община из верующих, православных людей, которые обратились к Администрации города о выделении помещения, где можно было бы собираться для общей молитвы. Администрация живо откликнулась на просьбу верующих и выделила третью часть списанного полуразрушенного барака в центре города. В течение года, раз в месяц, приезжали священники из г. Тольятти и служили Литургию.

Большая ли была община? Чувствовалась ли помощь св. прав. Иоанна Кронштадтского в устроении храма?

– Вначале приход был небольшим, но постепенно стал возрастать, и одной трети выделенного помещения стало недостаточно. Снова обратились к представителям Администрации, и на престольный праздник, 2 января, нам отдали половину, а на престол в следующем году было отдано все помещение. Для нас это было знаком помощи от нашего батюшки Иоанна Кронштадтского.

Был и еще один знак, в 1995 году на Всенощном бдении, во время возгласа священника «Слава Тебе, показавшему нам Свет», на иконостасе вдруг засияла старинная икона Пресвятой Богородицы без названия. Все прихожане это видели. Со временем я узнал эту икону, увидев ее в Доме-музее Батюшки в Петербурге (в Кронштадте). Ее название «Аз есмь с Вами и никто же на вы», только там эта икона поясная, а у нас во весь рост. Многие прихожане обращаются к ней за помощью и получают просимое.

А как и когда был построен нынешний каменный храм?

В 1997 году, по благословению владыки Самарского и Сызранского Сергия, вокруг барака начали строить каменную церковь без проекта, тогда это еще было возможно, а проектировщики узаконили ее по факту. Службы Богу и чтение акафистов святому совершались постоянно. Мы получали ощутимую помощь, хотя все строилось с большими трудностями. В итоге все разрешалось положительно, и к 2000 году здание было воздвигнуто полностью.

Кем было принято решение освятить храм во имя Кронштадтского праведника?

– Название храму было дано владыкой Евсевием (на тот момент Самарским и Сызранским), ныне митрополитом Псковским и Порховским. В то время святого угодника только что канонизировали. По преданию, Всероссийский батюшка проплывал на пароходе по Волге мимо наших мест, мимо города Ставрополь и предсказал его затопление. Очевидно, это и вдохновило владыку дать такое название.

Много ли сейчас у вас прихожан, большой ли клир? Как, чем живет ваш приход?

На протяжении 27 лет на клиросе служат два хора – большой и малый, общее количество певчих составляет около 20 человек.

Приход сейчас значительно вырос, состоит из прихожан разных возрастов и профессий, от старшего возраста до самого младшего. В таинстве Причастия обычно принимают участие половина взрослых и примерно столько же детей. Большая часть прихода – люди среднего возраста, это и учителя, и медики, и работники правоохранительных органов, и простые люди, верующие в Бога и святую церковь. Особенно много детей.

Расскажите, пожалуйста, о вашем Детском центре.

С 2008 года при храме функционирует Детский православный центр «Жигулевский Светоч», который посещают более четырехсот учащихся. В центре работают 15 педагогов различных направлений: творчество, спорт, хореография, хоровая и вокальная деятельность, изобразительное искусство, подготовка детей к школе, английский язык и т. д. Профилирующим является предмет «Основы православной культуры». Бессменный руководитель Центра – Галина Николаевна Иост. В этом году «Жигулевский Светоч» отметил свой 10-летний юбилей. С 2012 года Центр ежегодно принимает участие в мероприятиях Иоанновской семьи, посвященных Иоанну Кронштадтскому.

«Где двое или трое собраны во имя Мое…»

(Мф. 18:19-20)

Как приход в целом стал членом Иоанновской семьи?

В 2009 году мы были приглашены старшм священником Иоанновского монастыря в Санкт-Петербурге протоиереем Николаем Беляевым и организаторами на торжество, посвященное св. прав. Иоанну Кронштадтскому под названием «Прииди и виждь». Тогда мы впервые оказались в Иоанновской семье и были очень удивлены такому количеству настоятелей храмов с именем Всероссийского батюшки со всего мира. Сердце переполнялось радостью от того, что и мы стали членами такой огромной и замечательной семьи, и от сознания того, что и за нас молится наш батюшка Иоанн Кронштадтский, ведь он Ангел каждого храма, который носит его имя.

Конечно, особая благодарность о. Николаю Беляеву за его энергию, любовь и организаторские способности. Нам, конечно, до него далеко, но зато есть с кого брать пример! Считаю, что единение Иоанновской семьи полезно и имеет большую силу для процветания приходов и в целом для Спасения. Ведь Господь говорит «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18:19-20), а здесь столько батюшек молится поименно друг за друга в определенные дни, распределенные о. Николаем.

Каким святыням удалось поклониться в Санкт-Петербурге? Какие вам особенно дороги?

– Наиболее дорогими для меня являются усыпальница Иоанна Кронштадтского в Иоанновском монастыре на Карповке и часовня Ксении Петербургской на Смоленском кладбище. Всегда, когда приезжаю в Северную столицу, посещаю эти святыни.

«Во всей моей жизни вижу промысел Божий»

В советское богоборческое время, на которое приходится большая часть вашей жизни, многие святыни были недоступны верующим. Отец Павел, а каков был ваш путь к Богу?

Сам я верую с детства, моя мама была глубоко верующей и певчей в деревенской церкви, которая после революции, в 1930-х годах сгорела. Это было в селе Изобильное Оренбургской области, где я родился в 1945 году.

В селе все время существовала община верующих, которые собирались по воскресениям в маленьком домике у монахини с нашей фамилией Красноярцевой. В то время монастыри закрывали, а монахов разгоняли. Вот у нее в домике и проводились богослужения, читались акафисты. Моя мама была членом этой общины и часто брала меня с собой. Здесь и были посеяны зернышки православной веры в моей детской душе.

До рукоположения я был профессиональным художником в области книжной графики, плаката и живописи. После службы в армии я окончил художественное училище им. Бенькова и Театрально-художественный институт им. Островского в Ташкенте, где затем проработал преподавателем 12 лет. В 1990 году, по благословению своего духовного отца Михаила Шурпо, поступил учиться без отрыва от производства в только что открывшееся Духовное училище Среднеазиатской епархии Ташкента.

В 1991 году были найдены святые мощи Серафима Саровского, которые привезли в Москву, и Иосафа Белгородского, которые, в свою очередь, доставили в Курск. В то время я проезжал через столицу, где приложился к мощам Серафима Саровского, ощутив его любовь к себе и, испросив благословения, отправился в Курск. В училище я проучился год, из института уволился.

В Курске, в храме, который строили родители Серафима Саровского Исидор и Агафья (с колокольни которого упал маленький Прохор и чудным образом остался жив), я был рукоположен 6 августа 1991 года во диакона, а через три дня – архиепископом Ювеналием Курским и Белогородским – во священника в Сергиево-Казанском соборе (куда в это время привезли мощи Иосафа Белогородского). В течение всего месяца, каждый день мы служили у мощей, читая акафисты, а по истечении месяца провожали их в Белгород, где они пребывают по сей день.

Такие вот знаки судьбы и Божие провидение сопровождали поворотные моменты моего духовного пути. Прослужив в курском Никитском храме один год и не получив жилья, вынужден был уехать в Самару. Еще в процессе моего служения в Курске как-то мне в руки попала небольшая брошюра Иоанна Кронштадтского, которая произвела на меня большое впечатление, как говорится, пришлась по душе. А когда я оказался в Самаре, то получил Указ от архиепископа Евсевия служить в храме святого праведного Иоанна Кронштадтского в Жигулевске.

Таким образом, после моего рукоположения, в возрасте 46 лет, жизнь моя кардинально изменилась. Во время служения в Жигулевске я занимался строительством храма и параллельно учился на заочном отделении Духовной семинарии при Троицко-Сергиевой Лавре в Москве, которую закончил в 1997 году.

Сейчас мне 72 года. Посмотрев с высоты прожитых лет, вижу во всей моей жизни промысел Божий. 28 лет, как я стал священником, настоятелем, а затем благочинным. Жалею только об одном, что не пришел к этому раньше, но опять считаю, что на все воля Божия.

Что бы Вы пожелали Иоанновской семье?

– Желаю отцу Николаю доброго здоровья, а Иоанновской семье – дальнейшего процветания на многая лета и общения между собой, этого нам очень не хватает.

Интервью провел Геннадий Шипов.

Фото: группа ВКонтакте храма св. прав. Иоанна Кронштадтского;

Рravprihod.Ru; Temples.Ru; Galaruz.Ru; Сызранская Епархия.

Читайте также:

• Другие интервью в рубрике «Иоанновской семье – 10 лет».

 

Рассказать:

 

 

Наш публичный канал

 

 
наверх