Иоанновская семья
pravprihod@mail.ru +7-911-967-33-96  Пожертвование
Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

 

НОВОСТИ

20.05.2018

Прот. Михаил Таратухин: «Теперь мы не одни, мы – часть большой Иоанновской семьи, мы – вместе»

 

Интервью с настоятелем первого в мире храма во имя св. прав. Иоанна Кронштадтского (РПЦЗ, Ютика, США)

 

 

География мест, которые объединяет имя святого праведного Иоанна Кронштадтского, обширна. По всему миру сегодня расположены сотни храмов, часовен, монастырей, гимназий, больниц, благотворительных обществ, сестричеств, названных в честь Всероссийского батюшки. Однако мало кто знает, что первый храм во имя Кронштадтского пастыря появился отнюдь не на родине отца Иоанна, а в далеких Соединенных Штатах.

Кто-то скажет, что появление храма святого в США было обусловлено сугубо политическими причинами, ведь в РПЦЗ прославление Иоанна Кронштадтского состоялось на четверть века раньше, чем в России, да и едва ли представлялось возможным открыто произносить в СССР имя того, кто обличал безбожников и революционеров. Кто-то усмотрит в этом событии своего рода мистический смысл. Вспомнит о том, что в молодые годы отец Иоанн Сергиев намеревался отправиться с проповедью Христа в дальние страны, в частности, к коренным народам Северной Америки, но увидев, что русские люди нуждаются в духовном окормлении не меньше индейцев, остался служить Богу в России. И в самом деле, можно предположить, что даже по своем преставлении Кронштадтский пастырь не забыл о своих миссионерских намерениях, и поэтому не без его участия первый храм святого появился на земле американской. Но как бы там ни было, можно с уверенностью сказать, что сегодня на Земле почти не осталось мест, где бы не возносилась молитва Пресвитеру Кронштадтскому, чудотворцу, и где бы не жили люди, вдохновляемые примером великого угодника Божия, святого Земли русской.

Рассказывает настоятель храма-памятника св. прав. Иоанна Кронштадтского в городе Ютика (США) Русской Православной Церкви за границей и вице-президент одноименного Благотворительного фонда.

Батюшка, ваша церковь первый в мире храм во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского. Расскажите, пожалуйста, как и когда в небольшом американском городе появился православный приход?

– Наш храм был основан вскоре после Второй Мировой войны беженцами из Советского Союза, которые через Германию, Австрию и другие страны покидали Европу, чтобы переехать в США. Таким образом, в Ютике тогда поселились более 300 человек из России, Украины, Белоруссии. Сначала они молились в храме св. Георгия Антиохийской Православной Церкви, но когда их стало около 400, решили, что нужен свой храм. В 1949 году из Германии был назначен протоиерей Георгий Павлюсик, родом из Пинска, он стал первым настоятелем.

Сначала приход назывался в честь святителя Николая Чудотворца, потому что он считается покровителем странников. При этом отец Георгий уже тогда имел большое почтение к Иоанну Кронштадтскому, который тогда еще не был прославлен.

В 1953 году, в ожидании прославления Кронштадтского пастыря, общину переименовали в честь болгарского святого Иоанна Рыльского, небесного покровителя Всероссийского батюшки. В том месте, где сейчас стоит наша церковь, был приобретен участок. Тогда же архиепископ Виталий (Максименко, +1960) освятил место под будущий храм и заложил камень в его основание. Год спустя для помощи в строительстве храма был создан Благотворительный фонд во имя отца Иоанна Кронштадтского.

В 1964 году Русская Зарубежная Церковь канонизировала и прославила отца Иоанна в лике святых, и храм в Ютике назвали его именем. И сегодня у нас в церкви есть икона трех святых: свт. Николая Чудотворца, прп. Иоанна Рыльского и св. прав. Иоанна Кронштадтского. Каждый из них имеет свою связь с нашим храмом.

Вы также являетесь вице-председателем Благотворительного фонда св. прав. Иоанна Кронштадтского. Чем занимается эта организация?

– Фонд был основан приснопамятным протоиереем Георгием Павлюсиком и архиепископом Аверкием Таушевым. Прежде всего, они пытались подражать делам святого пастыря и помогать нуждающимся православным приходам в Европе (например, в Сербии), Азии, Южной Америке, до падения советской системы они помогали даже в России. Сейчас Фонд, во главе которого стоит председатель, архиепископ Чикагский и Среднеамериканский Петр, оказывает помощь в России, Украине, Белоруссии, Сербии, США и других странах. У нас не колоссальные суммы, но чем-то поддержать можем, в зависимости от нужд прихода. Мы делаем это несколько раз в году, например, на Рождество и Пасху.

Много ли прихожан в вашем храме?

– У нас в приходе около 65 человек. Большинство из них – молодые люди. Есть и русские, и белорусы, и украинцы, и сербы, а также американцы неславянского происхождения, но ставшие православными.

В Ютике есть другие православные храмы?

– Еще здесь есть храм святого великомученика Георгия Победоносца Антиохийской Православной Церкви, он находится в соседнем Нью-Хартфорде, и недалеко от нас, в Джорданвилле – Свято-Троицкий мужской монастырь Русской Православной Церкви Заграницей, это 35 минут на машине от Ютики. Еще в Джорданвилле есть женский скит святой преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы.

Какие у вас особенности в богослужебной практике по сравнению с тем, как совершаются службы в России?

– Мы служим на двух языках: на английском и церковнославянском, а проповедую я, в основном, по-русски и немного по-английски, но если совершается англоязычная служба, то наоборот. А бывает и так: фразу за фразой говорю по-русски и повторяю по-английски.

Еще, например, мы не носим красные облачения на Пасху, но служим в белом. А облачения поста у нас как раз красные. До революции пасхальные службы совершались преимущественно в белых облачениях, в них мы продолжаем служить и в Русской Зарубежной Церкви.  За рубежом мы не привыкли служить в красных облачениях на Пасху, всегда в белом, светлом.

А если выйти за пределы богослужебной практики, то какие отличия повседневной жизни православного священника в США от жизни иерея в России Вы бы отметили?

– Многие из нас должны работать, потому что приход не может содержать священнослужителей. Если у меня работа сравнительно легкая – я преподаватель и помогаю студентам изучать английский язык по программе ESL (English as a Second Language), то отец Георгий Павлюсик, бедняга, трудился на фабрике. Ему было труднее, чем мне. Каждый батюшка несет свой крест, мало кто может заниматься все время только служением – лишь архиереи, большинство же священников работают. Однако, живу, слава Богу – у моей семьи хороший, красивый дом.

Расскажите, пожалуйста, о себе.

– Родился в Лондоне в 1963 году в русской семье. Мой покойный отец, полковник Михаил Алексеевич Таратухин, был атаманом всех казаков в Лондоне. Моя мама – Ирина Семеновна Святополк-Мирская, княжна. Предки по материнской линии считались и русскими, и польскими, и белорусскими князьями, мы – потомки Рюрика, потомки Святополка Окаянного. Родители познакомились в Успенском соборе Лондона. У них родилось четверо детей, я – «номер три»: Николай, Алексей (который потом стал архидиаконом Андроником, затем - схиархидиаконом Амвросием), аз грешный и Елизавета. Мама скончалась в 2015 году, за шесть месяцев до Иоанновских Юбилейных торжеств, а папа – в 2006 году. Старший брат, схиархидиакон Амвросий, скончался недавно, 26 ноября 2017 года.

Крестили меня во младенчестве. Вырос при храме, с семи лет прислуживал за богослужениями, ходил в приходскую школу, окончил семинарию, после которой остался в Америке. С 1986 года – чтец, а в 1989-м, через 13 дней после венчания, стал иподиаконом и диаконом, служил в Нью-Джерси и Пенсильвании. В 1991 году я был рукоположен в сан священника. В 1990-е годы получил второе образование и сам стал преподавателем. Скоро уже 11 лет, как я настоятель храма в Ютике.

В 2015 году Вы были участником Юбилейных торжеств по случаю 25-летия прославления Иоанна Кронштадтского и общались с членами Иоанновской семьи из самых разных стран мира. Что для Вас лично, а также для прихода, для Благотворительного фонда означает быть частью Иоанновского содружества?

– Для нас это имеет большое значение. Я, слава Богу, попал в Россию на Торжества в 2015 году, и имел честь встречаться и сослужить с патриархом в Суре. Знаете, мы, маленькие приходы, расположенные по всему миру, очень разрознены. А сейчас у нас появилось чувство, которого не было раньше. Теперь мы все чувствуем единение, знаем, что мы – часть одной большой Семьи, мы не одни, мы – вместе.

На Торжествах организаторы подарили мне книгу с именами участников Иоанновской семьи: архиереев, священнослужителей, мирян. И теперь на каждой Литургии я поминаю на проскомидии не только тех, кто входит в наш Фонд, является нашим прихожанином или близким человеком, но и тех, чьи имена содержатся в этой книге. Потому что я чувствую: если мы молимся друг за друга, несмотря ни на какие серьезные потрясения в мире, мы не брошены, и эта молитва укрепляет нас даже в самые трудные времена.

Раз уж мы коснулись этой темы, Ваше мнение о том, что сегодня происходит в мире...

– Западным новостям я не верю. Наши СМИ, особенно CNN – обманщики. Их очень часто можно поймать на лжи, особенно когда они говорят о России. И я не могу принять лицемерия в политике Америки, Англии, Европы в отношении России, Владимира Путина, который, по моему мнению, замечательный президент. Он много сделал для России, способствовал воссоединению Церквей – РПЦ и РПЦЗ. А Россия – это наша страна, наши люди. И я помню слова приснопамятного владыки Константина (Есесенского) о том, что «темные силы всегда работают». Надо молиться и уповать на силу Божию.

Дональд Трамп старается, но его обманывают, предают даже в его Республиканской партии, и это большой позор. Сейчас правительство (и началось это с Барака Обамы), которое допускает гомосексуализм, однополые браки. По американской Конституции, они прекрасно знают, что не могут оказывать на нас давление. Но если этот вопрос возникает где-то в обществе, мы не можем выражать свое мнение свободно – без потери работы или дискриминации. У меня на работе, слава Богу, многие консервативны, прекрасно всё понимают, но, например, в штате Техас протестантские пастыри уже пытались совершать однополые браки.

В США есть еще много верующих, мы, так сказать, – тихое большинство. А есть громкое, либеральное меньшинство. И я удивляюсь: разве эти люди не могут понять, что это грех, что это неправильно? Но сейчас так сильно «промывают мозги», и многие молодые это принимают… Я бы сказал, что на Западе – большая духовная болезнь: отсутствие религии, отсутствие веры у многих, и мораль не в порядке, идет хаос. Некому верить. Но мы очень болеем за нашу Россию, мы с вами в духе и в молитве. 

Что Вы хотели бы пожелать Иоанновской семье, нашим читателям в завершение беседы?

Я благодарен всем, кто молился об упокоении моего брата. И я всем сердцем хочу пожелать, чтобы мы всегда поддерживали друг друга, молились друг за друга и носили бремя друг друга. Чтобы мы укрепляли наши молитвы, продолжали служить, и святой Иоанн Кронштадтский помогал нам, а Господь спасал нас и помогал нам участвовать в деле спасения других.

Несмотря ни на какие искушения, которые терзают нас, наша Церковь укрепляет и соединяет нас. Мы благодарны Богу, что у нас есть Иоанновская семья. Святой праведный отче Иоанне Кронштадтский, моли Бога о нас!

Интервью провел Геннадий Шипов.

Фото из архива о. Михаила.

Читайте также: другие интервью в рубрике «Иоанновской семье – 10 лет».

 

Рассказать:

 

 

Наш публичный канал

 

 
наверх