Иоанновская семья
pravprihod@mail.ru +7-911-967-33-96  Пожертвование
Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

 

НОВОСТИ

28.04.2018

Иерей Владимир Холод: Поминая «иоанновцев» на проскомидии, я понимаю, что за каждым именем отца стоит целый приход

 

Настоятель храма св. прав. Иоанна Кронштадтского в эстонском городе Локса в эксклюзивном интервью Pravprihod.Ru рассказал о своем приходе, Иоанновской семье и чудесах Батюшки

 

 

Главным чудом отец Владимир называет духовное изменение подопечных Православного центра реабилитации людей с различными формами зависимости, действующего при храме, а также богатейший писаный резной иконостас, появившийся «вдруг» из Софрино. А неожиданные исцеления их от физических недугов – опухоли, ВИЧ и гепатита С – относит к разряду «мелких» чудес. При этом появление «из ниоткуда» так необходимой помощи, техники, постепенное восстановление и преображение храма, строительство звонницы и апсиды без найма компаний-подрядчиков – считает уже привычным делом.

При этом, молясь небесному покровителю храма, каждый раз напоминает прихожанам, что значит быть частью Иоанновской семьи* и почему молитвенная помощь обычно нужнее материальной.

«В основе создания нашего прихода – дело Батюшки в помощи страждущим»

– Отец Владимир, как в вашем городе появились православный храм св. прав. Иоанна Кронштадтского и Центр реабилитации зависимых людей?

История создания храма проста и неоригинальна. Активные тетушки замучились ездить на праздники в столицу Эстонии (Таллин), ибо дорога занимает полтора часа в одну сторону. Они собрали около двух сотен подписей и обратились к архиерею. И вот в декабре 1999 года Москва дала благословение на создание нового храма, а почему именно в честь св. прав. Иоанна Кронштадтского – не знаю. Наверное, на то была воля Божья. Потому что после определения с местом строительства и рукоположением диакона для нового храма на стройке стали появляться волонтеры из страждущих винопитием. И социальная работа началась задолго до официального открытия Реабилитационного центра. Так и получилось, что дело Кронштадтского пастыря в помощи страждущим стало в основе создания нашего прихода.   

Под храм город нам отдал пустующий детский садик, который был благополучно перестроен. А так как это был не один дом, а комплекс из двух зданий, то места было достаточно: ребята поселились во втором крыле и стали работать на стройке по мере сил. Запустение было великое, а в приходе мужчин наблюдалось крайне мало. Денег тоже было не найти. Основная помощь шла от градообразующего судоремонтного завода, но тоже больше инструментами и материалами. Тогда вот Господь и послал нам нашу руководительницу, православного психолога Гордееву Людмилу Ивановну. Она организовала недоходное общество блаженной Ксении, и на его основе открыла проект помощи страждущим от алкоголя и наркотиков.

– Когда это произошло? И как строится работа в Центре сегодня?  

Официально это произошло в 2001 году. С тех пор мы работаем под «покровительством» Таллина, где у нас находится офис. Также сотрудничаем и с российскими подобными организациями, например с о. Сергием Бельковым, возглавляющего Санкт-Петербургский епархиальный реабилитационный центр «Саперное». Людмила Ивановна изучала проблему и собирала опыт, можно сказать, во всех концах света. Мы подписали договор о сотрудничестве с Пекинским военным госпиталем, где проблемы наркомании, игромании и компьютерной зависимости, начались задолго до нас. Изучали опыт ресоциализации в Вашингтоне, где ведется очень большая работа на улицах.

– Духовной основой жизни Реабилитационного центра является, конечно, храм. Какие еще особенности Вы могли бы назвать? Как складываются взаимоотношения ваших подопечных и прихожан?

Наши подопечные в Центре получают навыки самостоятельной жизни, опыт православного уклада. Мы обязательно молимся до и после еды, совершаем полные утренние и вечерние правила, посещаем все богослужения. Сугубо для Центра была написана икона «Неупиваемая Чаша», перед которой совершаются молебны. Ребята и мужчины полностью ухаживают за собой сами. По очереди дежурят на кухне, учатся на повара. Да, иногда приходится терпеть молодых и их блюда…

К слову сказать, отношения прихожан и «клиентов» Центра всегда были теплыми. Бабушки жалеют этих нерадивых, приносят им соленья-варенья. Ребята тоже не остаются в долгу: кому огород вскопать помогают, кому – мини-ремонт учинить.

«Мы настолько привыкли к чудесам, что иногда даже стыдно»

– Вне сомнений, Иоанн Кронштадтский их тоже жалеет... Как он помогает жизни вашего прихода и Центра?

Как одно из чудес – с таким «контингентом» у нас за все годы был только один случай криминала, когда пришлось вызвать полицию (парень обокрал магазин). Во всем остальном Господь берег наши нервы… Впрочем, мы настолько привыкли к чудесам, что иногда даже стыдно.

Например, сидит как-то повар и жалуется на старую плиту, дескать, не варит. А тут бабушка заходит и говорит, что соседи плиту поменяли на электрическую и просят старую газовую забрать, почти новую. Или соберемся мы строить что-нибудь – никто ничего не умеет, опыт-то только у них в воровстве. Молебен послужим, глядь –  новый клиент появился – каменщик или плотник, как раз то, что нам надо. Так и территорию восстановили, и фасад с крышей поменяли, и звонницу поставили, и апсиду. Внутри храма красоту навели.

Но самое главное чудо – это наш новый иконостас. Кто заходит –  все говорят, что так не бывает: в таком маленьком городишке – и такой иконостас. А дело было так. Пришел однажды человек и спрашивает, в чем, мол, нужда. Батюшка (я, значит) возьми, да и скажи – иконостас никакой, плотник заводской на коленке сделал (к слову сказать, сделал хорошо), иконы на фанеру наклеены, а средств на новый нет. Человек вдруг отвечает: пособим. И вот через год нам из Софрино как подарок от самого Святейшего приходит писаный резной иконостас. Кто бы мог подумать, что такое возможно.

По молитвам отца Иоанна много, так сказать, мелких чудес произошло. То опухоль пройдет, то беда стороной. У одного «клиента» анализы на ВИЧ стали нормальными, у двух других – гепатит С прошел. Что ни попросим – все дает Батюшка. Тропарь ему во всех жизненных случаях поем: что утром святым помолиться, что в дорогу за руль сесть.

«Братия наркоманы – вмиг расколют, если дома котлеты, а ты пост проповедуешь»

– А приход-то в целом большой у вас?

– К сожалению, из тех, кто ставил подписи на создание храма, в живых осталось совсем немного. Приход у меня маленький и пожилой. Если бы не Центр и помощь ребят, не знаю, как выжили бы. К счастью, есть небольшой актив, его силами и держимся на плаву. А так по статистике, в среднем, ко кресту на Литургии человек 40 подходит, из них 10-15 деток. В праздники, конечно, побольше. Вот на эту Пасху около 70 только причащались. 

Насколько активна приходская жизнь?

– В связи с тем, что приход маленький, то и работа наша меряется в штуках. Празднуем несколько праздников в году: традиционно Рождество, Масленицу, Пасху. К ним и готовимся: детки маленький концерт дают, столы накрываем. Раз в год толоку устраиваем по весне. Социальная помощь тоже больше внутри. Кто-то за кем-то присматривает, немощных проведывает. Сейчас на базе Центра начинаем новую работу с детьми-инвалидами, ремонтируем комнаты для паломников. Но беда, конечно, в нашей оседлости, когда лишний раз из дома выйти лень. Все съедает суета. Кажется, что отдых, это когда лежа…

А как проходят службы в вашем храме? Помощников хватает?

– Мы служим не часто, только по воскресеньям и великим праздникам. Проблема кадров, так сказать. На клиросе иногда пять человек стоит, а иногда и регенту с работы не вырваться. Бывало, просили помощи в Таллинском соборе. Алтарник, опять же, в одном лице. Но это не беда вообще, был бы псаломщик. Бабульки мои наотрез отказываются учиться, а молодежи нет. Воскресная школа до 11 лет. Потом что-то с ними происходит – теряются… Я думаю, в нашем случае проблема в родителях. Все заняты материальным обеспечением, не до Бога. Поэтому и детей в школу «сдают», чтобы занять. Но дети сейчас растут быстро, да пример родителей усваивают, вот и исчезают, как только переходный возраст наступает.

А как Вы сами пришли к Богу?

– Да я как-то и не приходил, Господь Сам привел. Как-то за послушание маме пошел помогать отцу диакону, будущему настоятелю, на стройку. Сам я электрик по первому образованию. Так и прижился. Потом в Центре стал сотрудником, да так и остался. А там, преподавая православный уклад, нельзя лукавить. Братия наркоманы – отличные психологи, вмиг расколют, если дома котлеты, а ты пост проповедуешь. Я так и с алкоголем завязал.

Потом блаженную Ксенюшку просил – она супругу послала, вот живем, четверо деток уже.

Сейчас пытаюсь закончить Питерскую семинарию. Рукоположение было сумбурным. В Таллине построили большой храм, а священства мало. Вот нашего батюшку и забрали туда. Неделю – там, воскресенье – дома служит. Трудно, конечно. Вот он мне и предложил стать священником. А я внутри как будто уже созрел. Больше десяти лет помогал на службе, и читал, и пел даже. Долго не раздумывал. Тем более, отец Николай Беляев (старший священник прихода Иоанновского монастыря в Санкт-Петербурге, – ред.) сказал, что «надо». А его советы – на вес золота, сами знаете.

«Я увидел самоотверженность, бескорыстие, смирение, волю, я увидел Любовь»

Часто приезжаете в Петербург? Хватает времени на паломничества?

– Я учился в Пушкине когда-то, поэтому Питер для меня – родной город. Люблю просто бывать, гулять по улицам, по каналам. Каждый раз обязательно на Карповку нужно заглянуть и, по возможности, на Смоленское кладбище – к Ксении Петербургской. Псковский монастырь от нас не очень далеко, был там несколько раз. Жалко, что времени становится все меньше свободного. Но вот после знакомства с Сурой, знаете, как будто прирос. Был там уже два раза: сначала в молодежном трудовом лагере, потом уже священником в 2015 году на Юбилейных торжествах. Теперь мечтаю съездить в частном порядке. Благо, со многими «иоанновцами» поддерживаем контакт, и даже в самой Суре. Там особая благодать, она там прямо в воздухе стоит.

Помните, как ваш приход влился в Иоанновскую семью?

– Знаете, здесь, в Эстонии, Православная Церковь очень маленькая по сравнению с Россией. И мы из-за нашей малочисленности стараемся держаться ближе друг ко другу. Праздники у нас проходят сообща, поездки на престольные праздники – всем миром. Если что-то случается, то молитва о помощи несется со всех уголков...

Поэтому, когда я познакомился с Иоанновской семьей, а случилось это на первой общей встрече в 2009 году, то сразу увидел что-то родное, только в гораздо большем масштабе. Ведь на встрече были люди из самых разных уголков, и не только с нашего континента. Наверное, тут большую роль сыграли люди, организовавшие встречу. Она была на высоте по всем пунктам. Я потом пытался найти в себе, был ли я хоть чем то недоволен, и не нашел (улыбается, - ред.). У меня завязалась дружба со многими людьми, мы поддерживаем отношения и сейчас.

Все знают, что Господь посылает нам людей и события в свой срок. Для меня это был не момент, так сказать переломный, но следующая ступень восхождения к Богу. В этих людях я увидел самоотверженность, бескорыстие, смирение, волю, я увидел Любовь. И очень захотелось быть на них похожим. Кстати, тогда я еще не был священником...

Сейчас меня наполняют разные чувства, когда я поминаю «иоанновцев» на проскомидии, но больше всего я думаю о смысле Причастия. Как с Господом мы соединяемся, принимая Его в себя, так и в общей молитве мы составляем единое целое, пусть даже нас разделяют тысячи километров. Я понимаю, что за каждым именем отца стоит целый приход с множеством людей. И эти люди также молятся и за меня, и за моих прихожан. Кто хоть раз отстоял службу на Пасху и причастился под утро Святых Даров, думаю, поймет меня.

Я на каждом акафисте св. отцу Иоанну напоминаю прихожанам, что мы – часть Семьи. И очень надеюсь, что для них это тоже не просто очередная «совместная деятельность». Ведь иногда помощь молитвенная нужна даже больше, чем материальная. Это как мир в душе – и полное пузо. Можно иногда и поголодать, но если внутри мира нет, то никакие коврижки не помогут.

А помощь мы уже получали от Иоанновской семьи немалую. Наши детки до сих пор вспоминают поездки в Питер, как их там привечали, возили и все показывали. А это ведь те самые семена, которые могут богато прорости.

«Православие – это не факультатив по воскресеньям, это стиль жизни, это – сама жизнь»

Что Вы пожелаете Иоанновской семье?

– Побольше активности на местах! Если не мы, то кто?

Всем, кто не из Питера – смотрите на Иоанновский приход на Карповке, вдохновляйтесь его работой, берите пример в создании общин, распределении обязанностей. Православие – это не факультатив по воскресеньям, это стиль жизни, это вообще – сама жизнь.

Интервью провел Геннадий Шипов,

Фото прихода храма св. прав. Иоанна Кронштадтского в Локсе.

Читайте также: другие интервью в рубрике «Иоанновской семье – 10 лет»*.

____________________ 

* В 2019 году Иоанновская семья отмечает свое 10-летие. Это праздник очень большого количества ее частичек, расположенных во всех уголках планеты храмов, монастырей, часовен, гимназий, приютов, братств, сестричеств, благотворительных фондов, обществ и иных православных организаций, посвященных святому праведному Иоанну Кронштадтскому. 

Готовясь к нашему маленькому юбилею, редакция Pravprihod.Ru начала серию публикаций «Иоанновской семье 10 лет». В нее входят рассказы, интервью, обзоры, видеофильмы, проповеди, статьи и доклады о пути, пройденном вместе, о том, что дало нам «новое родство», о деятельности каждого ее члена в отдельности. А главное, это материалы о нашем общем небесном покровителе Всероссийском пастыре, его помощи, заступничестве и предстательстве за нас перед Богом, о наших делах благодарности святому делах прославления и почитания Батюшки по всему миру. 

Мы стараемся «заглянуть» в гости ко всем нашим дорогим братьям и сестрам, знакомя читателей, по мере возможности, с каждой из частичек нашей боголюбивой Семьи.

 

Рассказать:

 

 

Наш публичный канал

 

 
наверх