Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Иеромонах Никандр Речкунов: Дети отца Иоанна Кронштадтского – это мы

Иеромонах Никандр Речкунов: Дети отца Иоанна Кронштадтского – это мы

Настоятеля Свято-Иоанновского храма села Усть-Чарышская Пристань на Алтае многие знают, как создателя краеведческих фильмов и исследователя документов более чем 100-летней давности – несколько лет назад эти артефакты были найдены батюшкой на чердаке в бывшем доме священника. О своей удивительной находке, а также об усть-пристанском доме трудолюбия, опыте, перенятом у Иоанновской семьи, почитании Иоанна Кронштадтского и покровительстве святого отец Никандр рассказал в интервью Pravprihod.Ru.

Молитвами Батюшки

– Отец Никандр, что из трудов Всероссийского батюшки Вам особенно близко? Какие направления Вашего служения перекликаются с его деятельностью?

– Когда было последнее празднование Иоанновской семьи, я заметил, что каждый ее участник выбрал для себя главным одно из дел, которыми занимался Иоанн Кронштадтский. Кому что близко. Я смотрю на наш храм, и действительно – у нас так же.

Очень большое значение для нашего прихода имеет социальное служение, поскольку мы находимся в сельской местности. Ведь основные проблемы в селе – это безработица и пьянство, отсутствие опоры и постоянства в жизни. Человеку некуда пойти, и тогда он вспоминает про храм. Он бы никогда не переступил его порог, но думает, как бы кусок хлеба заработать, ищет, где есть стабильность и особенная атмосфера. И конечно, он находит, что ему нужно, в Церкви. Но это не похоже на какую-то производственную деятельность, потому что люди к нам приходят не просто работать, а через благословение Божие, через храм, и для них все это становится естественным.

Я задаю себе вопрос: а как было у Иоанна Кронштадтского, в его время? Ответ один: точно так же. Что 125 лет назад, что сейчас. Люди обращались в батюшкин Дом трудолюбия и получали работу и опору. У отца Иоанна все находили себе то или иное дело, находят люди его и сейчас. И то, что мы имеем возможность предложить им работу, тому подтверждение.

К сожалению, человек несовершенен. Нередко приходят люди, работающие вахтовым методом: неделю трудятся, а неделю где-то гуляют. Потом они возвращаются – и снова им есть, где работать. Конечно, на них далеко не всегда можно положиться, ведь начальник планирует, надеется, ждет следующего шага, который нужно сделать. Тем не менее, мы трудимся, строим, молимся, мучаемся и идем вперед.

Есть и еще одно сходство. Мы сейчас строим храм. Конечно, нам нужны специалисты, а в деревнях с ними большая проблема. Все едут в Москву, Санкт-Петербург. Это также перекликается с Иоанном Кронштадтским, ведь он в молодые годы уехал со своей родины и большую часть жизни находился вдали от нее. Стеснялся он и своего говорка, и простолюдного происхождения, и только в конце жизни многое переосмыслил и начал каждый год ездить в Суру, всемерно помогая ей. Это сейчас Сура стала благословенная, а раньше это был проклятый край. Так и у нас. Уезжают все, но однажды в человеке что-то переключается, и он возвращается или по мере сил начинает помогать родному краю, хотя бы на могилки сродников приезжает.

– Помогает ли Всероссийский пастырь жизни вашего прихода?

– Безусловно. Только по его молитвам у нас все и происходит. Мы действительно ощущаем себя его детьми, продолжателями трудов Батюшки. Всегда обращаемся к нему как к живому и получаем его вспомоществование.

Его помощь выражается не только в строительстве церкви, но и в духовно-просветительском деле. В понедельник я еду в приписное село, в детский сад, причащаю детей, пока они не позавтракали. После садика иду в школу, где провожу пастырский час. Потом возвращаюсь в храм, чтобы совершить богослужение. И так несколько раз в неделю.

Затем Батюшка помогает людям, попавшим в трудную ситуацию. По молитвам отца Иоанна, нашими руками Господь дает им работу. И это не только помощь по храму, о которой я говорил, но и многое другое. Например, восстанавливаем старое кладбище, и новое тоже приводим в порядок, занимаемся благоустройством источников. Вся наша деятельность вдохновляется Иоанном Кронштадтским.

Искорка веры

– Почему ваш храм называется в честь святого праведного Иоанна Кронштадтского?

– В нашей церкви я четвертый по счету настоятель, а в 1996 году, задолго до того, как начал здесь служить, в наше село прибыл батюшка родом из алтайского города Камень-на-Оби. Он предложил местным жителям, небольшой общине – еще даже не приходу – взять название в честь праведного Иоанна. Познакомил верующих с житием святого, его трудами, и люди согласились. Так у нас появился Иоанновский приход, потом начали строить храм.

– Известно ли, почему первый настоятель особенно почитал именно Батюшку?

– В этом крае еще при жизни Всероссийского батюшки было общество почитателей святого. Там же жил протоиерей Феодор Романюк (1886-1984), в схиме – Иоанн, он являлся духовным чадом Иоанна Кронштадтского, виделся с ним, окормлялся у него. Поэтому в тех местах сохранилась память о святом, старожилы смогли передать ее молодому поколению. Преемственность, конечно, не сохранилась, но маленькая искорка долетела.

– На какой стадии находится сейчас строительство вашей церкви?

– Работы еще много. Осталось возвести еще четыре купола, нужно выполнить внешнюю и внутреннюю отделку храма.

– Как часто у вас совершаются богослужения?

– У нас сельский приход, поэтому каждый день служить мы не можем. Службы у нас совершаются по субботам, воскресеньям и праздникам. Каждую неделю я также служу на приписных приходах. Свободного времени как такового нет.

– Есть ли у Вас помощники в приходе?

– Конечно, есть. Работы становится все больше и больше, хозяйство – все шире и шире, поэтому без помощников, единомышленников – никуда. На них все только и держится, а я лишь выполняю функцию руководителя, регулирую и контролирую. В храме же я служу один.

Труды и плоды

– Батюшка, расскажите, пожалуйста, о ежегодном крестном ходе, который проходит через ваше село.

– Через наше село традиционно проходит Всероссийский крестный ход к чудотворной Коробейниковской-Казанской иконе Божией Матери, крестоходцы делают у нас остановку. Побывав на Юбилейных торжествах Иоанна Кронштадтского, мы переняли этот опыт, позаимствовали самое лучшее, и теперь у нас тоже есть волонтеры, которые берут шефство над всеми участниками крестного хода.

Задач перед волонтерами много: нужно всех встретить, донести сумки, подсказать, где разместиться, где душ принять, где поесть, куда сходить на экскурсии, показать наши достопримечательности, провести творческий литературный вечер. Все, что должно быть и для духа, и для души, и для тела. Нужно сделать все, чтобы человек не был брошен, чтобы крестоходцы почувствовали, что они попали в Семью Иоанна Кронштадтского. А их там около тысячи, для нас это довольно-таки солидное количество. И, надо сказать, потом все хорошо отзываются. Слава Богу. «Не нам Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу о милости Твоей и истине Твоей» (Пс. 113:9), ко словам псалмопевца добавлю: и Твоему угоднику, Господи, самому лучшему священнику Иоанну Кронштадтскому!

– Кто ваши волонтеры? Прихожане?

– Это не только прихожане, ведь когда такое дело, то и местное население приходит помогать, и трудники наши, все. Тут и молодежь, и люди среднего возраста, и пожилые. Один – рука, другой – голова, третий – мизинец. Никого не отнимешь, все нужны.

– На Алтае Вы известны тем, что сняли цикл краеведческих фильмов. Почему Вы решили заняться кино?

– В 2012 году мы нашли клад – деловые бумаги столетней давности, принадлежащие прибалтийскому акционерному обществу «Герберт и Гей», которое работало в наших краях. Это событие подвигло нас к исследовательской деятельности. Потом написали работу, отдали на конкурс и получили за нее небольшую премию. После этого обратились в администрацию Таллина, рассказали им в письме о нашей находке. И на удивление, нам пришло приглашение в Эстонию, даже куратора выделили. Поехать – это хорошо, но на какие средства? У нас стройка идет, еле концы с концами сводим. И тут не обошлось без помощи Иоанна Кронштадтского.

Вызывает меня Преосвященнейший владыка нашей епархии, ныне митрополит (Барнаульский и Алтайский) Сергий (а он почти 20 лет служил в Эстонии, из них пять – в Пюхтицком женском монастыре) и пишет: для научной работы отцу Никандру выдать 50 тыс. руб.

Вот я и думаю: Пюхтицу кто благословил? Иоанн Кронштадтский. А когда заходил в кабинет владыки, то одна матушка говорит: у меня есть икона Батюшки, книга, которые были выпущены еще при его жизни. Я понял, что это знаки, что это отец Иоанн помогает нам и невидимо осуществляет наблюдение за нашими действиями.

Вернулись из Эстонии. К тому времени накопилось достаточно материала. Решили снять фильм. Потом появилась идея снять целый цикл о наших селах, которые находятся в плачевном состоянии или умерли, хотелось, чтобы в истории о них осталась память.

– Расскажите о вашем летнем лагере.

– Летом мы устраиваем детский лагерь. Он у нас особенный. Основой для его жизни являются исконные русские традиции, куда входит несколько компонентов.

Понятно, раз мы православные, значит, это духовный аспект. Затем культурно-эстетический элемент, то есть изучение русской культуры. Есть у нас и военно-спортивное направление – как же без состязаний и речки. Есть время и на отдых. И конечно, очень важно научить трудиться: вместе выращиваем и собираем урожай, реализуем его, а после этого устраиваем праздник урожая. Как раньше бывало: крестьянин убрал поле, теперь можно и отдохнуть: сделал дело – гуляй смело.

Очень важно научить человека быть хозяином своей земли. Конечно, я не могу похвастаться какими-то особенно впечатляющими результатами. Господь по нашим плодам Сам разберет: у кого 30, у кого 60, у кого 100 (Мф. 13:19-23).

Служи Богу, будь верен

– Что для вас означает быть частью Иоанновской семьи?

– Мы живем далеко от тех мест, где проводятся встречи Семьи, поэтому кому-то может показаться, что наша связь неочевидна. Но я и сам ее чувствую, и тем, кто никогда не бывал в Санкт-Петербурге, об этом говорю. Тем, кто не находился в такой ситуации: приедешь и скажешь, что я из храма Иоанна Кронштадтского, из Семьи – м тебе обязательно окажут помощь, посодействуют, помогут решить какую-то проблему. Через это чувствуешь родственность, это делает людей близкими. Это работает, это живет, это действует.

– Какова, по Вашему мнению, сила совместной молитвы, объединяющей Иоанновскую семью?

– Сила в этом есть. И я хотел бы сказать не только о самой молитве. Организаторы прошлых торжеств потрудились и выпустили альбом, брошюрки с именами участников Семьи. Прямо или косвенно, мы все познакомились, подружились, когда находились в паломничестве, путешествии по жизни Иоанна Кронштадтского. Потому что мы вместе молились, общались, ели, ночевали, шли. И конечно, это помогает человеку ощутить сопричастность: что есть, то есть! Я так благодарен людям, которые все это организовали! Просто потрясен, что такое можно осуществить. Такое может быть только раз в жизни. Все это в совокупности делает людей близкими и имеет большую силу.

– Осенью этого года у Иоанновской семьи 10-летний юбилей, и по этому случаю состоится встреча ее участников. Что Вы ожидаете от предстоящего события?

– Не хотелось бы говорить о каких-то ожиданиях, планах, желании что-то увидеть. Я просто хочу прикоснуться, быть причастным к этому событию. Как в Евангелии: «И сказал Иисус: кто прикоснулся ко Мне? Когда же все отрицались, Петр сказал и бывшие с Ним: Наставник! народ окружает Тебя и теснит, – и Ты говоришь: кто прикоснулся ко Мне? Но Иисус сказал: прикоснулся ко Мне некто, ибо Я чувствовал силу, исшедшую из Меня» (Лк. 8:45-46).

– Ваши пожелания Иоанновской семье.

– Все мы, участники Семьи – дети святого праведного Иоанна Кронштадтского. А для ребенка слово отца всегда имеет значение, он готов следовать родительскому наставлению. И отец Иоанн, конечно, будет счастлив, если бы мы этому следовали.

Что же сказал бы Батюшка? – Господи, это я, а это дети мои (Евр. 2:13), которые будут служить Тебе. Вот и все. То есть, служи Богу, будь верен. Все остальное приложится. К этим словам присоединился бы и я.

Интервью подготовил Геннадий Шипов, Иоанновский приход, г. Санкт-Петербург.
Фото: «Епархия.Ру», сайт «Мои года», сайт Александро-Невского собора Барнаула, сайт «Алтайская правда», информационный портал «Вольному воля», сайт храма Рождества Иоанна-Предтечи села Родино, сайт газеты «Авангард».

Читайте также
- Другие интервью в рубрике «Иоанновской семье - 10 лет».
Никольский собор,
Сурский Иоанновский монастырь
в селе Сура Архангельской обл.
Фото: Людмила Гурина, Иоанновский приход в СПб.

Обратная связь