Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Протоиерей Георгий Пименов: Иоанн Кронштадтский отзывается на все нужды

Протоиерей Георгий Пименов: Иоанн Кронштадтский отзывается на все нужды

Один из участников Иоанновской семьи – часовня св. прав. Иоанна Кронштадтского при стационаре СПб ГУЗ «Центр профилактики и борьбы со СПИДом и инфекционными заболеваниями». Окормляет ее протоиерей Георгий Пименов, клирик храма Воскресения Христова у Варшавского вокзала (г. Санкт-Петербург). Сегодня он гость редакции Pravprihod.Ru.

Счастливые люди

– Отче, расскажите, пожалуйста, какие направления служения Иоанна Кронштадтского вдохновляют Вас больше всего?

– В первую очередь вдохновляет его Дом трудолюбия. Как мы знаем, Батюшка не только молился, проповедовал, ездил по требам, но и организовывал служение милосердия. Это начинание возникло в Кронштадте, а потом распространилось по всей России, оно остается важным делом и в наше время. Хорошо, если мы и сегодня хотя бы в чем-то можем следовать за батюшкой Иоанном.

– Многие участники Иоанновской семьи нередко становятся свидетелем чудес, происходящих в их жизни по молитвам Кронштадтскому пастырю. Случалось ли у Вас что-то подобное?

– Слава Богу, мы живем в городе, где он трудился, и всегда можем приехать в монастырь на Карповке, к месту его упокоения. Когда случаются какие-либо трудности в моей жизни или жизни прихода, или с чадами, конечно, стараешься помолиться перед его гробницей или хотя бы на улице, если усыпальница закрыта. Это дает поддержку и утешение, а порой и нужное решение. Какой-то яркий случай я сейчас не берусь назвать, но когда мы с нашими реабилитантами или воскресной школой приезжаем к Батюшке, то чувствуем, что он тут и он дает нам дух своей жизни, дух живоносный и животворящий. Поэтому мы счастливые люди, поскольку всегда можем приехать к отцу Иоанну.

Универсальный святой

– Расскажите, пожалуйста, историю появления вашей часовни.

– Часовня святого праведного Иоанна Кронштадтского приписана к храму Воскресения Христова (у Варшавского вокзала), в котором я служу. Открыта она при больнице для ВИЧ-инфицированных, в основном наркозависимых, а потому это место, конечно, скорбное.

Наша часовня появилась 15 лет назад, когда к нам обратилась врач ВИЧ-центра. Дело в том, что в эту больницу приходило много сектантов – людей, под прикрытием религиозных лозунгов отбиравших у реабилитантов имущество, квартиры. Все это создавало трудности в работе обычных врачей, и они обратились в наш храм, потому что он был ближайшим.

С той поры мы ездим в эту часовню, может быть, не так часто, как хотелось бы, ведь у нас есть и другие послушания, но тут редкий случай, когда медицинские работники сами обратились к нам за помощью. И они очень ценят, что среди больных находятся люди, ждущие окормления духовного, молитвы, встречи с православными священнослужителями.

– Почему часовню назвали в честь Иоанна Кронштадтского?

– Можно заметить такую особенность: многие люди, занимающиеся антинаркотической, антиалкогольной работой, верят в помощь именно Иоанна Кронштадтского. Я думаю, это связано с его духовной трезвостью и бодростью. И, конечно, сам я очень люблю Батюшку. Думаю, что он универсальный святой, который отзывается на все нужды.

– Как у вас проходят богослужения?

– Сначала мы служили в одной из больничных палат. После ремонта помещения медучреждения стали использовать только по прямому назначению, и нам выделили для часовни строение, расположенное у входа в больницу, при сторожке.

Литургию мы там проводим несколько раз в год, молебен – каждую неделю, и по мере необходимости, готовности больных совершаем Таинства Причащения и Соборования, поздравляем их с Пасхой и Рождеством Христовым.

– Сколько человек участвует в богослужениях?

– На молебен, который совершается в одной из палат отделения, приходит 5-10 человек. Молитвенную палату выбираем или такую, в которой уже лежат верующие, или пустую, тогда в нее приглашаем желающих помолиться. Понятно, что приходят не все: кто-то не встает, кто-то не особо религиозен или просто не инициативен.

Что касается Литургии, то поскольку сейчас она совершается в отдельном здании, ходячих там может быть человека два. Поэтому потом идем по палатам и причащаем тех, кто готов.

– Каков их возраст?

– От 20 до 70 лет. ВИЧ-инфекцию человек может подхватить в любом возрасте и не только от причин греховных, но и вполне невинных.

– Возникает ли у ваших подопечных желание пообщаться со священником во внебогослужебное время?    

– В нашей больнице почти все лежачие, поэтому хорошо, если человек согласится открыть глаза, сказать, что он согласен принять Святые Дары. Тут в силу тяжести заболеваний особого общения не может произойти. Только иногда на выписке удается поговорить, если человек того хочет. В отделении у нас есть также небольшая православная библиотечка. Стараемся в ней оставлять что-то интересное, душеполезное.

– Есть ли у Вас помощники?

– Конечно! Без них в больнице одному практически ничего не сделать. Проведение богослужений, связь с больницей нам помогают организовать ее сотрудники. К нам также приходят люди, которые обходят больных, интересуются их нуждами, помогают им написать записки. Слава Богу, они есть. Без них не обойтись.

Предрасположенность – это не значит судьба

– Батюшка, различные формы зависимости начала XXI века нередко причисляют к новым опасностям и вызовам, возникающим в обществе. Так ли они новы или все это уже было и раньше?

– Это старая песня на новый лад, а по сути, все то же самое. Раньше тоже и картежники были, и пили, и курили. Не только простой люд, но и многие дворяне, офицеры. Я думаю, это все то же прожигание жизни, которое теперь лишь приняло более цивилизованные формы. Нового ничего в этом нет. Но сейчас беда захватывает человека гораздо быстрее. И если раньше еще надо было научиться этому делу, потратить немалую часть жизни, чтобы спиться, то сейчас ВИЧ-инфекцию можно получить за один прием наркотиков.

– Насколько эффективна профилактика наркомании, и какая работа ведется в этом направлении?

– В Санкт-Петербургской епархии есть Координационный центр по противодействию наркомании и алкоголизму, но, к сожалению, с профилактикой дело обстоит пока похуже.

Все дело в том, что многие не хотят видеть реальных проблем, они даже мысли не допускают, что их дети могут связаться с наркотиками, заразиться ВИЧ-инфекцией. Никто не хочет об этом думать, пока беда не пришла.

Что касается профилактики в государственном масштабе, то она часто имеет формализованный характер, и поэтому людям это неинтересно. Мне кажется, надо давать больше простора частным инициативам.

– Каким, например?

– Есть ребята, которые по собственному опыту, к несчастью, знают, что такое наркозависимость. Они побороли ее и теперь получили мотивацию, чтобы спасать других. Думаю, таким людям надо давать возможность помогать ближнему. Если ты никогда не «наркоманил», не знаешь проблему изнутри, тебя мало кто будет слушать. У тебя будет другой, учительный тон. А человек, прошедший все это на себе, победивший зависимость, и теперь имеющий семью, детей, нормальную работу, будет быстрее услышан, чем тот, кто не имеет такого опыта. Поэтому нужно охватывать новые формы работы с зависимыми, рассказывать как-то иначе.

– Приходят ли к вам родственники людей, попавших в беду и начавших употреблять наркотики? Что они могут сделать для своих близких?

– Если родственники не помогают своим чадам преодолеть зависимость, те из нее и не выбираются. Поэтому без воцерковления родственников – никуда. Алкоголизм и наркомания, игромания – все это семейные заболевания. Но кому-то же надо начинать изменять поведение? В первую очередь необходимо перестать играть созависимую роль, только сам зависимый без помощи близких очень редко может это сделать.

Чаще всего к нам обращаются жены и мамы зависимых. Собственные силы у них уже исчерпаны и ничего не получается, поэтому, приходя к нам за помощью, они готовы на все: воцерковляться, задумываться, менять жизнь. И в некотором смысле здесь видится Промысл Божий: в их семье появился такой человек, но земными, человеческими средствами ничего не изменить, поэтому нужен Бог живой, к Которому они и приходят.

– Можно ли назвать личный пример родителей одним из эффективных методов противодействия наркомании и алкоголизму?

– У нас перед глазами ходит живой пример – иерей Игорь Хлынов, с появлением которого в нашем храме был образован клуб трезвости. Он перенял эту трезвость от родителей, от него – его дети, у них уже свои дети. И когда перед тобой четыре поколения трезвенников, такому сыну или дочери уже трудно выбрать какой-то другой образ жизни, потому что имеешь такой пример. Они к нам приходят, и видно, что это люди здоровые, крепкие.

А если у кого-то дома нелады, перед глазами отец пьющий, откуда взяться доброму примеру? Худое легче перенять. Думаю, это каждый знает.

Но это не приговор. Если человек будет оправдывать себя тем, что его отец, брат, друг все время пили, употребляли наркотики, то и у него уже нет другого выхода, как делать то же самое. Ведь тогда получается, что мы не верим в свободу человека. Поэтому в любом случае, трезвенник у меня папа или нет, у меня может быть нормальная жизнь. Да, возможно, предрасположенность будет, но нужно задаться вопросом: я имею свободу во Христе или я только живу по Фрейду и прикован к детству? И это очень важно, так как предрасположенность – это не значит судьба, но то, с чем нужно бороться, что нужно преодолевать и с чем можно справиться.

Плечо друга

– Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли к Богу.

– В юные годы я хотел найти смысл жизни, но в нашей советской школе об этом не очень-то говорили. Позднее, когда я оказался в церковной среде моих сверстников, то увидел их веру и искренность, услышал ответы на вопросы о вечном, которыми я задавался. Вот тогда я сделал выбор между верой и безверием, поиском смысла жизни каким-то или православным. Тогда я увидел, что истина, правда и Бог здесь, в Православии, все остальное образовалось из этого.

– Батюшка, часовня, которую Вы окормляете, является членом Иоанновской семьи, а осенью этого года Иоанновский семье исполняется 10 лет, и по этому случаю состоится Юбилейная встреча. Что Вы ожидаете от нее?

– В первую очередь, хотелось бы обменяться опытом с участниками Семьи, которые занимаются таким же служением, как наше. Сегодня очень важна совместная профилактическая работа против наркомании, алкоголя, интернет-зависимости, игромании.

Если бы Иоанн Кронштадтский жил в наше время, он, конечно, увидел бы, с какими искушениями сталкивается современная молодежь. И я уверен, что нашу социальную деятельность, это милосердное служение, Батюшка, конечно, поддержал бы. Потому что он не только проповедовал, но и давал людям возможность работать, исцеляться от недугов, выходить из тяжелого состояния. Он помогал пьяным, ленивым, нищим. Думаю, сейчас очень важно, чтобы Церковь вела работу в этом направлении.

У нас в Санкт-Петербурге есть Координационный центр по противодействию наркомании и алкоголизму, где мы, в основном, и встречаемся. А на 10-летии Семьи, надеюсь, будет возможность обменяться опытом профилактики различных форм зависимости уже во всероссийском масштабе. Было бы хорошо пообщаться, потому что нас это очень поддерживает!

Я не говорю уже про то, что можно было бы договориться с другими центрами, участниками Иоанновской семьи, об обмене реабилитантами. Потому что наркозависимому желательно находиться как можно дальше от того места, где он употреблял наркотики, где он знал, с кем можно договориться об их приобретении.

– Скажите, насколько важна совместная церковная молитва, объединяющая Иоанновскую семью?

– Соборная молитва очень важна. Во время прошлой поездки, когда мы были в Суре, мне дали распечатку участников огромной Иоанновской семьи. Понятно, что ее состав с той поры немного менялся, кто-то добавился, кто-то почил, кто-то перевелся, всякое бывает, но молитва вместе со всеми, ощущение себя частичкой Иоанновской семьи для меня имеют большое значение. Это как плечо друга, брата, отца – очень важно.

– Ваши пожелания Иоанновской семье.

– Хотелось бы пожелать всем молиться друг за друга и читать дневники Батюшки, которые сейчас изданы в наиболее полном объеме. После их прочтения мне отец Иоанн стал еще ближе, потому что он правдиво пишет о себе, помыслах, падениях и искушениях, боровших его, в которых он сразу же каялся, смиренно считая себя вовсе не святым человеком, но грешным. Мне кажется, если мы будем следовать в таком искреннем покаянии за батюшкой Иоанном, то сможем найти путь к Богу.

Интервью подготовил Геннадий Шипов, Иоанновский приход, г. Санкт-Петербург.
Фото: сайт «ФАВОР» (Программа помощи зависимым)Pravprihod.Ru,
сайт Отдела по церковной благотворительности и социальному служению Санкт-Петербургской епархиисайт храма Воскресения Христова у Варшавского вокзаласайт Вышенского монастыря.


Читайте также
«Ты не наш»... Как изменить ситуацию отвержения обществом больных людей. Интервью с прот. Георгием агентства «Благовест-инфо». 
- Другие интервью в рубрике «Иоанновской семье - 10 лет».
Пюхтицкий Успенский монастырь, на территории
которого действует музей св. прав. Иоанна Кронштадтского,
деревня Куремяе, Эстония. 
Фото обители / puhtitsa.ee.

Обратная связь