Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Протоиерей Димитрий Галямов: Проповедовать Христа Распятого

Протоиерей Димитрий Галямов: Проповедовать Христа Распятого


Руководитель Богословского кружка имени св. прав. Иоанна Кронштадтского и клирик собора Казанской иконы Божией Матери в Комсомольске-на-Амуре – о том, как Всероссийский пастырь помогает в катехизической деятельности, что самое главное в миссионерском служении, кого сегодня интересуют богословские вопросы и насколько важны зачатки веры, полученные в детстве.

– Отец Димитрий, какие направлениями деятельности Иоанна Кронштадтского Вас вдохновляют? Чем он больше всего Вас привлекает?

– Во-первых, своей святой жизнью. В то же время, он выдающийся церковный деятель. Другой момент, о котором нельзя не упомянуть: очень интересны его сочинения о священстве. Именно поэтому мы и назвали наш богословский кружок в честь Иоанна Кронштадтского. Конечно, почитают святого, не только участники кружка, но и все прихожане Казанского собора, в котором я служу. У нас в храме есть его икона, пред ней мы совершаем службы Батюшке, постоянно заказываются молебны. Мы читаем, изучаем наследие, которое оставил Всероссийский пастырь, и оно нас вдохновляет.

– Помогает ли Всероссийский батюшка в жизни вашего кружка? 

– Помогает. Наш кружок существует уже 15 лет. В 2011 году была поставлена задача создать катехизаторскую группу из числа мирян собора Казанской иконы Божией Матери города Комсомольск-на-Амуре. Мы провели молебен и, по благословению правящего архиерея владыки Николая (Ашимова), приступили к созданию на базе богословского кружка первой на Дальнем Востоке катехизаторской группы. Она успешно функционирует уже семь лет. Из этого мы, конечно же, делаем вывод, что святой Иоанн Кронштадтский помог нам своими молитвами пред Господом. В этом нет никакого сомнения. Мы постоянно к нему обращаемся.

– Что для вас означает быть частью Иоанновской семьи?

– Для нас самое главное, что мы – часть Церкви Христовой. И, конечно, нам радостно получать и письма, и приглашения, и поздравления от Иоанновской семьи, ощущать себя единым христианским сообществом. А что еще нужно в глазах правды, в глазах Божиих? Вот этого, пожалуй, достаточно.

– Насколько сильно ощущается действенность совместной церковной молитвы, объединяющей Иоанновскую семью?

– Самый главный ориентир для нас – это совместная молитва с Церковью Христовой, которая поминает всех православных христиан, вне зависимости от того, кто в какое объединение вхож. Поэтому я бы не стал отделять Иоанновскую семью от Церкви. 

Мы все чада Божии, все молимся друг за друга, а то, что есть такое сообщество как Иоанновская семья – и оно растет, развивается, набирает обороты – очень радостно. 

У нас, на Дальнем Востоке, к сожалению, из-за дальности нет таких возможностей, как в Петербурге, с которым связана большая часть жизни Иоанна Кронштадтского.

– Расскажите, пожалуйста, что представляет собой кружок Иоанна Кронштадтского.

– Наш богословский кружок насчитывает 40 активных слушателей. Собираемся по воскресным дням в 16 часов. Каждую седмицу мы обсуждаем различные темы, диапазон их достаточно широкий. Изучаем Ветхий и Новый Завет, святоотеческое Предание, историю Церкви, догматические богословие, агиографию, сектоведение, проводим видео-лекции. 

У нас нет такого понятия как «обучение» в строгом смысле слова, мы все учимся друг у друга. Поэтому, можно сказать, наш кружок представляет собой клуб думающих, читающих людей.

В то же время, проводится колоссальная работа. Участники кружка принимают активное участие в жизни прихода, епархии. Например, каждый год они создают рождественский вертеп, что стало уже традицией, ухаживают за территорией храма, оказывают помощь в дни святого Богоявления, занимаются катехизаторской работой. Причем, миссионерская группа, созданная на основе кружка, посещает отдаленные места Хабаровского края в пределах обширной Амурской и Чегдомынской епархии.   

– Миссионерское служение – дело сложное. Что нужно делать, чтобы в секулярном обществе проснулся интерес к духовной жизни?

– Однажды я спросил одного священнослужителя, что делать, чтобы внецерковные люди тянулись в храм, к Богу. Он ответил: «Нужно рассказывать». А я подумал и не согласился с ним: «Нет, – говорю, – нужно не рассказывать, а проповедовать. Проповедовать Христа Распятого» (1Кор. 1:23). Вот и все. Рассказывать – это знание, а проповедовать – это вера. Проповедь нам нужна, а не рассказы. Вот этим мы здесь и занимаемся изо всех сил, проповедуем Спасителя нашим братьям и сестрам.

– Какой состав участников вашего кружка?

– Есть молодежь, студенты, люди работающие, пенсионеры. Люди в 55-65 лет считают себя пожилыми, но на самом деле это очень деятельные активные люди, многие из них поют на клиросе. 

Приходят к нам представители разных профессий: сотрудники налоговой инспекции, полиции, заводчане, многие другие. То есть, именно те категории верующих, которые задействованы в каких-либо процессах города.

– После вашего кружка кто-нибудь из них задумывался о том, чтобы получить более глубокое богословское образование, стать священником?

– У нас есть выходцы, которые стали священнослужителями, матушками. Есть люди, которые реально способны стать священниками и готовятся к этому. К священству они подходят обдуманно, с рассуждением, без идеализации, потому что это категория взрослых людей.

– Расскажите, пожалуйста, о своем пути к Богу, к служению в Церкви.

– Верующим я был всегда. С самого детства. Сейчас мне 50 лет, родился в Уфе, окончил десять классов, а потом – техническое училище по специальности газоэлектросварщик. Не скажу, что у меня была легкая жизнь, ведь после армии, до самого священнослужения, я постоянно работал.

Духовное образование получил уже взрослым, 30-летним человеком. Отучился три курса на очном отделении Подольской Духовной семинарии, заочно доучивался уже в Москве, потому что переехал на Дальний Восток. И вот уже 15 лет как я в Комсомольске-на-Амуре.

У каждого человека свой путь к Богу. Просто мне все это по душе и всегда нравилось. В моей жизни большую роль сыграли люди, которые окружали меня в детстве. Сами понимаете, это было время Советского Союза. Помню, как мы бегали маленькими, и нам на Пасху дарили яйца со словами: «Христос Воскресе!». Конечно же, мы задавали вопрос, а кто это такой – Христос, а что такое «Воскресе». И взрослые нам объясняли. Сейчас я постоянно поминаю наших верующих соседей, православных христиан, и все самые дорогие воспоминания о детстве связаны с ними.

И, конечно, первый приход в храм был сопряжен с таинственностью, с тех пор у меня это чувство осталось. Это был именно страх Божий, таинственность. Мы заходили в храм с глубочайшим трепетом и страхом, было понимание, что это дом Самого Бога.

– В октябре-ноябре этого года состоится Юбилейная встреча по случаю 10-летия Иоанновской семьи. Что бы Вы хотели там увидеть?

– Я бы хотел там увидеть Господа и православный народ. Порадоваться празднику посещения вашего города – Петра творения, в котором я никогда не был.

С удовольствием принял бы участие в торжественных мероприятиях, однако пока не уверен в том, что смогу это сделать. Ведь в Амурской епархии, помимо служения священника и руководства богословским кружком, я возглавляю церковный отдел по связям с общественностью и военный отдел. Являюсь помощником командира дивизии по работе с верующими военнослужащими и членом Общественного совета города. 

Кроме того, я отец четверых детей, активный участник ветеранов лыжного спорта, участвую в марафонах. Проблема времени.

Есть и другой, актуальный для такой дальней поездки вопрос – это ее стоимость. Но взять деньги у Церкви, у Семьи я не смогу. Для меня самое главное в Церкви – это сама Церковь и служение священника. У Церкви я никогда ничего не просил и просить не буду. Она и так мне дала столько в жизни, она мне дала саму себя, радость быть ее членом и общаться с людьми, которые меня учили, благословляли, направляли, они дали мне все, и для меня это самое большое счастье.

– Что бы Вы пожелали Иоанновской семье?

– Я хочу пожелать Иоанновской семье, своим братьям и сестрам во Христе здоровья, спасения души, дальше развиваться, дальше друг с другом общаться и работать на благо нашей святой Церкви. Потому что она действительно свята.

Интервью подготовил Геннадий Шипов, Иоанновский приход, г. Санкт-Петербург.

Читайте также:
другие интервью в рубрике «Иоанновской семье – 10 лет».


Храм св. прав. Иоанна Кронштадтского
в г. Березовском Кемеровской обл.
Фото Виктора Садырина / архив храма.

Обратная связь