Иоанновская семья

Храмы, монастыри, часовни, гимназии, приюты, братства, сестричества, благотворительные фонды, общества и иные православные организации, посвященные святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Отец Иоанн Кронштадтский в Сарапуле в 1904 году

ÐпиÑкоп-ÐиÑей-и-Ñв.-Ðоанн-ÐÑонÑÑадÑÑкий+.jpg

Приложение к Вятским Губернским Ведомостям (1904 г.):

Из Сарапула пишут: «Досточтимый о. Иоанн Сергеев, Кронштадтский, в сопровождении преосвященного Михея, викарного епископа Сарапульского, прибыл в Сарапул в воскресение 20 июня, и был встречен на пристани громадной толпой народа съехавшимся из многих сел и заводов духовенства (до 40 человек), представителями местного городского и земского самоуправлений и других учреждений. После высадки на пристани, высокочтимый пастырь, в сопровождении преосвященного Михея и громадной толпы народа, отбыл в собор, где и совершил, совместно с епископом Михеем и в сослужении 24 местных и приглашенных из уезда священников, божественную литургию. Само собой разумеется, небольшой старинный собор далеко не был в состоянии вместить всю эту массу народа, которая хотела присутствовать в храме, где молился любимейший и популярнейший в обширной матушке России священнослужитель. Большинство богомольцев запрудило прилегающую к собору площадь, ожидая выхода и благословения о. Иоанна Кронштадтского, дорогого всем «батюшки».

Во время богослужения о. Иоанн сказал две проповеди, причем во второй коснулся военных событий на Дальнем Востоке. Во время нахождения его в соборе было вручено ему, через келейников, несколько телеграмм. Телеграммы эти были, очевидно, с молением о даровании здравия и исцеления. Батюшка, по прочтении телеграмм, благоговейно поднял очи свои к небу, уста шептали, а руки с телеграммами были возложены на престол. Минута была высоко трогательная, сердца умилялись, на глазах навертывались слезы. Чувствовались особая торжественность и общение великого молельщика за русский народ с Подателем благ Господом Богом, происходившая в скромном русском храме захолустного городка, среди громадной, но, в большинстве, серой, такой же немудрой толпы.По окончании богослужения о. Иоанн, боковыми дверями, отбыл из храма в покои преосвященного Михея, личного друга своего, о чем было им оповещено народу в храме. Как известно, преосвященный Михей раньше служил во флоте, в чине капитана 2-го ранга, долго проживал в Кронштадте и переходом в настоящее свое служение всецело обязан влиянию о. Иоанна.

В понедельник, 21-го дня, высокий гость служил литургию в церкви мужского монастыря, а на другой день, 22-го числа — в женском монастыре, 23-го дня выехал на том же пароходе».

Автобиографическая беседа о. Иоанна Кронштадтского с сарапульскими пастырями

«Всем известно, что родился я в Архангельской губернии, а курс окончил в Петербургской Духовной Академии. Непосредственно по окончании Академии я поступил на настоящее место, в тор. Кронштадт - священником к Андреевскому собору. Город этот военный: здесь на каждом шагу встречаешь военных, матросов, мастеровых из гавани и проч. Матросы, большую часть времени проводящие в море на своих судах, попав на берег, стараются использовать свое свободное время во всю ширь, получить как можно больше удовольствий. Поэтому здесь всегда можно было встретить на улицах пьяных и слышать о многих безобразиях. С первых же дней своего служения мое сердце стало болеть при виде такой нехорошей и греховной жизни и естественно явилось твердое намерение как-нибудь исправить этот пьяный, но хороший по своей душе народ. 

Особенно тяжело было видеть пьяных при возвращении домой после литургии. Поэтому я начал как можно чаще обращаться к ним со словом обличения, увещания и вразумления убеждая их бороться со своей страстью и для этого как можно чаще посещать храм Божий, чтобы хотя утро проводить в трезвости. На первых порах, конечно, пришлось перенести мне много горя и неприятностей, но это не приводило в упадок мой дух, а, напротив еще сильнее укрепляло и закаляло для новой борьбы со злом. В это время я боролся со злом обычными в пастырском делании мерами, и не только не выступал, как общий молитвенник и предстатель пред Богом, но даже и в глубине своей души такого желания и намерения не имел. Господу Богу угодно было поставить меня на другой путь. 

Случилось это таким образом. В Кронштадте жила благочестивая, прекрасной души женщина. Параскева Ивановна Ковригина, родом костромичка отдавшая себя на служение ближним. Она стала убедительно просить меня молиться за того или иного страждущего, уверяя меня, что молитва моя за них будет действенна и для них полезна. Я же все время отказывался, совершенно не считая себя достойным быть особенным посредником между людьми, нуждающимися в помощи Божией, и Богом. Но неотступные просьбы и уверения Параскевы Ивановны в помощи Божией, наконец, победили меня, и я с твердым упованием и надеждой стал обращаться с мольбой к Богу об исцелении болящих и расслабленных душой и телом. Господь слышал мои, хотя и недостойные, молитвы и исполнял их: больные и расслабленные исцелялись. 

Это меня ободрило и укрепило. Я все чаще и чаще стал обращаться к Богу по просьбе тех или других лиц, и Господь за молитвы наши общие творил и творит доселе многие дивные дела. Много чудес очевидных совершилось и ныне совершается. В этом я вижу указание Божие мне, особое послушание от Бога молиться за всех просящих себе от Бога милости. Поэтому я никому не отказываю в своей молитве и для посещения болящих езжу по просьбам их по всей России. Бывали случаи, когда просили меня изгонять бесов, и бесы повиновались и выходили из людей по моей молитве. Но были и такие случаи, когда мои старания не увенчивались успехом, - бесы не выходили. Правда, бесы эти заявляли, о себе, что они самые жестокие, самые упорные... И мои усилия в этих случаях потому не увенчивались успехом, что я сам был недостаточно подготовлен, не держал строгого поста, а по словам Самого Иисуса Христа «сей род ничимже исходит, токмо молитвою и постом», или недостаточно времени уделял данному лицу. 

При моих разнообразных и многочисленных трудах мне не приходится уделять много времени одному лицу, так как ожидающих моей молитвы и благословения было всегда множество. А так как при настоящей моей жизни мне постоянно приходилось быть в мире, посещая дома людей всякого звания и состояния, где предлагается угощение, которое мне часто приходится принимать, чтобы отказом не огорчать предлагающих с любовью, то, естественно, мне не представляется возможным держать строгий пост. Вообще в своей жизни я не брал на себя никаких особенных подвигов, не потому, конечно, что не считаю их нужными, а потому, что условия моей жизни не позволяют мне этого, и я никогда не показывал себя ни постником, ни подвижником, и т. д., хотя ем и пью я умеренно и живу воздержанно».

«Относительно того, как создавалась моя настоящая известность, я должен сказать, что для этого я не принимал со своей стороны никаких мер и никаких усилий: все произошло само собой, помимо меня. С тех пор, как случаи исцелений чрез меня стали умножаться, свидетели и очевидцы, этого или же сами лица, испытавшие на себе благодать Божию, не желая оставаться неблагодарными перед Богом, объявляли о происшедшем в повременной прессе, чрез это случаи исцелений делались известными читающей публике и привлекали ко мне новые массы людей, жаждущих Христова утешения и милости Божией».

«Излишне говорить, что все случаи чудесных исцелений публикованы не мною, а самими испытавшими, и я не только не считаю себя сколько-нибудь лучше других иереев, но справедливо полагаю себя худшим, самым последним из вас и вообще всех иереев русской православной Церкви, потому что все, что есть во мне доброго, - это от благодати Божией, а все, что несовершенно и худо, то все мое, и если бы богатство благодати Божией, данное мне Богом, было бы у кого-нибудь другого, достойнейшего, он сделал бы добра больше, чем я».

«Враг рода человеческого с первых же дней моего пастырского служения стал подвергать меня разного рода искушениям. Прежде всего, он стал внушать мне какой-то безотчетный страх при совершении таинства крещения и божественной литургии, а потом стал колебать меня борьбою мыслей. Тогда я понял, что лишь постоянным и непрестанным наблюдением за собой и непрестанной молитвой я могу бороться с этим тайными неусыпающим врагом. Я стал стараться сколько можно глубже познать самого себя, т.е. познать свою душу, свою природу, свои немощи и недостатки. Чтобы это наблюдение за собою было постоянным, я с первых же дней моего служения начал вести дневник. До сего времени я поставляю себе за правило записывать все (выдающееся в моей духовной жизни) - и ту внутреннюю борьбу, которую я веду сам с собою, - и горечь поражения со стороны князя власти воздушной, и сладость победы, и ту благодатную помощь, которую подает мне Господь в борьбе. 

По временам, перечитывая свой дневник и как бы оглядываясь назад на себя, видишь отчетливо, вперед ли идешь, или же остановился в своем движении или даже назад подался. Поэтому ведение дневника я считаю настолько важным, что стараюсь ни одного дня не пропустить без записи хотя бы самой краткой заметки. Всегда следя за собою и все более и более познавая себя, познаешь и свою беспомощность во всех отношениях без помощи благодати Божией, особенно в побеждении зла, а через это приходишь к смирению, к покорности воле Божией, всегда и во всем благой и совершенной, а также поучаешься смотреть и на других людей с любовью, сочувственно, с готовностью всегда и во всем помочь им».

«Чтобы подавить в себе все нечистое, худое и быть всегда готовым обращаться к Богу, я стараюсь всегда усиленно следить за своим сердцем и подавлять все нечистые желания сейчас же, как только замечу их. Главное здесь не давать греховному помыслу или чувству укрепиться в душе, овладеть умом, сердцем и всем существом своим и поставить их на камне веры и заповедей Божиих. Когда нечистое желание или чувство только зарождается, тогда гораздо легче вырвать его и победить в себе, чем после того, когда оно глубоко укоренится. Дело непрестанной внутренней борьбы с собой вначале крайне трудно, так как эта борьба с хитрым, коварным и опытным врагом - диаволом. Он употребляет всевозможные способы овладеть человеком и, пораженный в одном случае, сейчас же употребляет другой способ, более тонкий. Вот почему нужно непрестанно и весьма внимательно бодрствовать над собой...».

Здесь речь о. Иоанна была прервана одним из слушателей: «Научите нас, многоуважаемый батюшка, как поступать в тех случаях, когда все усилия отогнать от себя врага, победить его в себе не приводят ни к чему. Тогда невольно рождается уныние, воля слабеет и руки опускаются при работе. Верный ли будет способ борьбы в этом случае, если стараться не обращать внимания на внушения врага, так сказать, плевать на него.

О. Иоанн с живостью возразил: «Да, да, так и следует поступать: именно, нужно усердным призыванием имени Иисуса Христа, с тайным, глубоким покаянием низлагать тайных врагов, не обращать на них внимания, не заниматься ими, и все, внушаемое ими, считать за вредную мечту. Унывать же при сильных искушениях никогда не следует. Господь всегда близок к нам и готов по первому же призыванию имени Его защищать и прогонять, борющих нас врагов невидимых. «Призови Мя в день скорби твоей, - говорит Он чрез Пророка - и Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня».

«Позвольте еще спросить вас, батюшка: часто приходится переживать чрезвычайно тяжёлое чувство при виде торжествующего зла. Как и чем побеждать в себе этого рода уныние?» - спросили отца Иоанна.

«Действительно, чрезвычайно тяжелое чувство испытываешь при виде торжествующего зла; подобное состояние и мне приходится переживать часто. И всего больнее здесь сознание, что и пастырская ревность здесь бессильна - часто приходится мириться. Утешение себе в этих случаях можно найти в сознании, что это явление лишь временное, попускаемое Промыслом Божиим с особыми, известными лишь Богу целями, и что рано или поздно зло будет побеждено и будет торжествовать добро. - И в этих случаях нужно подкрепить себя молитвою. Но ни на одну минуту не забывайте, как Господь многомилостив и скоропослушлив, что Он всегда преклоняет ухо Свое к молитве нашей и весьма быстро исполняет просьбы наши и помогает нам, если мы всецело предаемся Его святой и совершенной воле». Обратившись к слушателям о. Иоанн продолжал свою беседу».

«Скажу вам всем, возлюбленные отцы, что молитва должна быть постоянным спутником нашим. И я всегда поддерживаю в себе постоянное молитвенное настроение: благодарю, хвалю и прославляю Благодетеля Бога на всяком месте владычества Его. Молитва - это жизнь моей души; без молитвы я не могу быть*** (см.примеч). Для поддержания в себе постоянного молитвенного настроения и общения с благодатию Божиею я стараюсь как можно чаще служить, по возможности ежедневно, и причащаться св. Тела и Крови Христовой, каждый раз почерпая в этом святейшем источнике богатые и могучие силы для разнообразных пастырских трудов».

«При своих молитвенных обращениях к Богу я употребляю молитвы, положенные в требнике. Эта книга представляет такое богатство, из которого каждый человек может почерпнуть все нужное при своих многоразличных нуждах и молитвенных воздыханиях к Богу. Здесь св. Церковь, как человеколюбивая мать, старательно собрала все, что необходимо нам в разных случаях жизни».

«Во время, свободное от богослужений и пастырской деятельности, я читаю священное Писание Ветхого и Нового Завета, особенно же св. Евангелие - это драгоценнейшее для нас благовестие о нашем спасении. При чтении я стараюсь вдумываться в каждый стих, в каждую фразу, даже в отдельные слова и выражения. И тогда, при таком внимательном отношении к св. книге, как бы приподнимается такое богатство мыслей, богатство основоположений для проповедей, что никакому проповеднику не исчерпать этой глубины Божией. И когда приходится говорить проповедь, например, на дневное чтение Свящ. Писания, то иногда не знаешь, какую мысль выбрать, которую предпочесть: так они назидательны. А как дивно раскрыта в Писании душа человеческая, кажется, нет ни одного душевного состояния, которое бы не нашло здесь себе отклика. При беглом же и недостаточно вдумчивом чтении Священного Писания это необъятное богатство его ускользает».

«Чтобы не отставать от текущей жизни, я в свободные минуты прочитывал по выбору современные периодические издания».

Один из присутствующих обратился к о. Иоанну: «Вам, батюшка, при ваших постоянных разъездах по России и дома почти постоянно приходится служить все с новыми лицами, причём случаются часто ошибки, замешательства среди сослужащих вам, и вы как будто не замечаете их; посмотришь, чрез минуту вы уже снова в глубокой и сосредоточенной молитве. Скажите, пожалуйста, как и чем достигли вы это?»

«Только привычкою, - ответил о. Иоанн, - привычкою всегда молиться. Когда какое-нибудь состояние человека делается для него обычным, он очень быстро переходит в это состояние. Так и я, усвоил себе привычку быть в постоянном молитвенном настроении, могу очень быстро сосредоточиваться в молитве».

Собеседник продолжал: «Скажите, батюшка, какое молитвенное правило исполняете вы пред совершением литургии при своих многоразличных трудах, требующих от вас времени и большого напряжения сил?».

«В данном случае я выполняю обыкновенное молитвенное правило, положенное Церковью для приступающих к св. причащению, в случае же совершенной невозможности выполнить правило, по недостатку ли времени, или по другим причинам, я правило сокращаю, но молитвы пред св. причащением прочитываю всегда неизменно. При этом я руковожусь тем соображением, что Богу от нас нужны и приятны не многочисленные слова и молитвы, а внимательное и усердное, от всей души, приносимое моление. Поэтому лучше малое количество молитв прочесть, с полным вниманием и сердечным умилением, чем много с поспешностью и рассеянностью. Но особенно сильно возвышает меня и молитвенно настраивает пред совершением Божественной литургии чтение канонов на утрени. Каноны на утрени я всегда читаю сам. Какое богатство содержится здесь, какое глубокое содержание, какие чудные примеры горячей веры в Бога, терпения в скорбях, верности долгу самых лютых мучениях предлагает нам здесь Церковь ежедневно. 

Чрез чтение канонов душа мало-помалу сама проникается высокими чувствами и настроением тех праведников, которых прославляет Церковь, живет среди церковных воспоминаний и чрез то привыкает к церковной жизни. И я, можно сказать, воспитался в церковной жизни на этом чтении, почему и другим, кто искренне желает приобрести духовное богатство, советую обращать серьезное внимание на чтение канонов по «Октоиху», «Минеи» или «Триоди». И вам, дорогие отцы, скажу: стоит кому-либо из вас положить за правило ежедневное чтение канона, как он на себе испытывает все, что я сказал сейчас: при внимательном отношении к сему чтению он будет ежедневно подниматься в духовной жизни и расположит себя к подражанию тому угоднику или великому сонму угодников Божиих, которые будут ежедневно проходить пред его духовным взором».

«Вот, дорогие отцы и братия, я раскрыл перед вами свою душу, так сказать, показал физиономию своей души, чтобы вы видели, каким способом я достиг того, что вы во мне видите. Жизнь моя - это долгая, упорная и непрестанная борьба с самим собою, борьба, которую я веду в настоящее время при постоянном подкреплении благодати Божией. И каждый из вас может достигнуть таких же результатов, если постоянно и упорно будет следить за собою с целью борьбы с своим ветхим человеком и с духами злобы, чтобы при помощи благодати Божией быть светильником, не под спудом горящим, но на свещнице. Искренне, от всей души желаю вам этого».

«Все, что я сказал вам, - сказал не приготовившись заранее, а говорил лишь то, что мне Господь на душу положил».

«Благодарю вас за то любовное отношение ко мне, которое вы проявили во время кратковременного пребывания моего здесь, в вашем городе, и я очень доволен, что с благосклонного разрешения владыки мне представилась возможность побеседовать с вами».

О. Иоанн кончил, но слушатели просили его еще высказаться по некоторым животрепещущим вопросам. Прежде всего, речь зашла о задачах современного пастырства. О. Иоанн сказал, что выполнение дела Христова в современном обществе все более и более осложняется: так как, с одной стороны, осложняется жизнь народная, ее требования, а с другой - и враги Церкви, стремясь поколебать этот вечный столп и утверждение истины, прибегают к новым более утонченным способам борьбы. Поэтому-то современным пастырям, как строителям дела Христова на земле и кроме обширного и разностороннего образования необходимы великая и мудрая осторожность и твердость с верностью своему долгу, чтобы достойно стоять на страже вверенной им Богом паствы.

Высказывая свой взгляд на разные стороны современной жизни, батюшка особенно остановился на стремлении лиц, самовольно взявших на себя роль народных руководителей развлекать народ театрами и проч. Самое стремление к развлечению о. Иоанн назвал «Общественною болезнью». Это очевидный признак оскудения духа, извращенное понимание жизни, отсутствие других, более серьезных и ценных интересов. И всего более удивительно здесь то что, утратив сами, истинный смысл жизни на блестящие пустяки, так называемые интеллигенты стремятся привить свои взгляды и народу, который и понятия не имеет об излюбленном ими времяпрепровождении. Народу нашему нужно просвещение, а не игрушки. Вот где для пастырей широкое поле для деятельности - приучить народ к серьезному, здоровому и согласному с христианским настроением времяпрепровождению.

_______________

*** Примечание: Вот некоторая иллюстрация «постоянной» молитвы батюшки.- Его пригласили сняться в общей фотографической группе. Он согласился. И во время различных приготовлений фотографа он вдруг вздохнул: «Господи. Боже наш, создавший нас по образу и подобию Своему, озари нас Светом Лица Твоего». Настроение у присутствующих, разумеется, сейчас же изменилось... Через несколько времени, когда сели пить чай, батюшка к общей неожиданности опять молитвенно в раздумье сказал: «Господи, Господи, сладосте неизреченная, напитай нас истиною Твоею».— После этого его воздыхания молитвы, без преувеличения можно сказать, что у окружающих его притупились вкусовые ощущения: так и звучало и в ушах и в сердце слово великого молитвенника...

Биография епископа Михея. Родом из дворян С.-Петербургской губернии, учился в Морском кадетском корпусе (1869-1872), служил в военно-морском ведомстве. С первого года службы Михаил Алексеев познакомился с о. Иоанном, которого знали тогда только в Кронштадте. Михаил Федорович ежедневно посещал службы о. Иоанна, часто прислуживал ему в алтаре собора, исполняя обязанности алтарника. В 1890 году после смерти жены Михаил Федорович выходит в отставку, а затем по благословению о. Иоанна поступает послушником в Козельскую Оптину пустынь - под духовное руководство старца о.Амвросия. После кончины преп.Амвросия Михаил Федорович оставляет Оптину и поступает вольнослушателем в Московскую духовную академию; в том же году он был пострижен в монашество с именем Михей. В 1902 году в Троицком кафедральном соборе г.Вятки состоялось исключительное для губернского города церковное торжество - наречение и хиротония архимандрита Михея в епископа Сарапульского, второго викария Вятской епархии.

По материалам sarapulsaints.cerkov.rurussian-inok.org.

Храм св. прав. Иоанна Кронштадтского
Иоанновского монастыря
в селе Алексеевка Саратовской обл.
Фото монастыря / ioann-monastir.ru.

Обратная связь